Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSПонедельник, 2017-06-26, 12.38.53
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » POLITICS » ԹԱԼԻՇՆԵՐԸ. TALYSHI » Талышский регион и геополитика «Большого Ирана»
Талышский регион и геополитика «Большого Ирана»
AdminДата: Среда, 2012-02-15, 10.49.50 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: A D M I N
Сообщений: 1800
Статус: Offline

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir" >


13.02.2012 10:32
На протяжении столетий Кавказский регион испытывал сильное политическое и культурное влияние со стороны Ирана. Так, многие археологические находки на территории региона несут на себе черты архитектуры древней и средневековой Персии. Многочисленные феодальные владения, занимавшие территории нынешних южнокавказских государств, находились в вассальной зависимости от шахского двора, и даже такие талантливые политики, как, например, царь Картли-Кахети Ираклий II, не могли не считаться с мнением своего могущественного сюзерена. Адекватно оценить политику Ирана в отношении своих северных соседей невозможно без учета теснейших взаимосвязей племён, народов, разношёрстных местных элит, причудливо вплетённых на протяжении нескольких веков в знаменитую «Большую Игру».

В середине XVIII века, по мере упадка государства Надир-шаха в районах, прилегающих к юго-западному побережью Каспийского моря, укрепляется Талышское ханство. Земли его владетелей простирались на юг от предгорий Талышской гряды, параллельно побережью Каспийского моря, от Сальяна до Диначала. Восточная граница этой территории проходила по Каспийскому побережью, западная доходила до деревень близ Ардебиля и Амбарана. В 1795 г. хан Мир-Мустафа обращается к России с просьбой о покровительстве, в связи с чем Талышское ханство в 1802 г. было принято под протекторат. В 1828 году, с заключением Туркманчайского мира, окончательно устанавливается разделившая местные народы граница между Российской империей и Персией. Культурные и социально-экономические связи талышей, проживающих в Российской империи, со своими собратьями в Иране, тем не менее, не прекращаются; вплоть до начала 1920-х годов имеют место взаимные миграции.

Социально-экономическая и культурная модернизация, возможность приобщения к передовым достижениям мировой цивилизации стала несомненным положительным приобретением кавказских народов в составе России. В то же время, по оценке известного ираниста, профессора Гарника Асатряна, приоритетом политики царских властей долгое время было формирование среди шиитской части населения Кавказа тюркской идентичности в надежде на отрыв региона от культурно-исторических связей с иранским миром, что закономерно вело к постоянной ассимиляции иранских этносов. В то же время формирующаяся элита закавказских тюркоязычных шиитов всё больше переориентировалась на османскую этнополитическую модель. В этой недальновидной политике царской России, продолженной и даже усиленной в советский период с его новым, но специфически преломлявшимся на местах идеологическим дискурсом, заключены истоки многих трагедий народов региона, в том числе талышей.

Пограничное расположение Талышского края, перекосы в советской национальной политике обусловили его непростую судьбу в XX веке. С одной стороны, невозможно отрицать немалые достижения в сфере изучения талышского языка, истории, материальной культуры народа. А с другой – развернувшиеся в конце 1930-х годов репрессии против представителей национальной интеллигенции, политика властей, направленная на постепенную ассимиляцию, в частности, ираноязычных меньшинств Азербайджана (что хорошо видно по материалам переписей населения). В период с 1926 по 1962 г. не появлялось никаких этнографических публикаций о талышах. Макротопоним «Талыш» стирается с карт, исчезает из документации и справочной и научной литературы, в то время как в Иране он продолжает свободно использоваться.
Распад Советского Союза, качественно изменив региональные расклады, дал импульс к возникновению новые вызовов и угроз для Ирана. Исчезновение фактора, условно обозначавшегося как «угроза с Севера», с одной стороны, создало необходимые предпосылки для выстраивания отношений с Россией и новыми независимыми государствами Южного Кавказа, а с другой стороны – породила новые вызовы и риски дестабилизации. Дополнительную остроту ситуации придавали (и придают до сих пор) этнополитические конфликты в непосредственной близости от иранских границ, а также попытки использования этих конфликтов внешними силами для укрепления своего влияния в регионе.

Несколько лет назад Международная кризисная группа заподозрила Иран в попытках «воспользоваться фактором талышского меньшинства для дестабилизации Азербайджана». Между тем, талыши, издавна проживающие в юго-западных прикаспийских областях, являются неотъемлемой частью иранского и кавказского миров. Представители этого древнего народа компактно расселены в южных районах Азербайджанской Республики и в сопредельных районах Исламской Республики Иран. Густая сеть ираноязычной ономастики сохранилась не только в Талыше, но и на территории Южного Азербайджана – древней Атропатены и исторически примыкавших к ней прикараксинских земель, а также Нахичевана.
По итогам переписи 2009 года, численность талышей Азербайджана составила 112 тыс. человек, (1,3% от общего числа населения Азербайджана). Согласно А. Юнусову, в республике проживает не менее 200–250 тыс. талышей. В своей массе это жители сельских районов (97% талышей). Некоторые исследователи называют цифру в 500 тысяч человек и более. Оценки численности иранских талышей также варьируют в достаточно широких пределах – от 500 тысяч до одного или даже нескольких миллионов. Так называемый Талышский район в Иране узкой полосой простирается вдоль юго-западного побережья Каспийского моря, доходя приблизительно до границ района Энзели. Связи между жителями приграничных районов Азербайджана и Ирана, несмотря на усиление пограничного режима, не прерываются.

Экономическое значение Талышского региона в Иране, имеющего значительные возможности в сфере самостоятельного налаживания связей хозяйствующих субъектов, не исчерпывается сельским хозяйством, которое, конечно, также не стоит сбрасывать со счетов, учитывая природно-климатические условия страны. Вовлечённость прикаспийских областей Ирана в крупные геоэкономические проекты, являющиеся немаловажной частью его региональной политики (а следовательно – и так называемой «экономической дипломатии»), делает ещё более актуальным вопросом обеспечение региональной безопасности для целей мирной торговли и экономического развития. Речь идет, в частности, о строительстве железнодорожной линии Казвин - Решт - Астара. Реализация этого проекта позволит полнее использовать транзитный потенциал коридора «Север - Юг», который оценивается в 40 млн т в год. Северный участок данного маршрута соединит друг с другом иранский и азербайджанский погранпереходы вблизи Каспийского моря.

Таким образом, талышский «фактор» в силу численности, особенностей расселения народа и перспективных направлений развития социально-экономической и коммуникационной инфраструктуры края способствует тесному укреплению многоуровневых связей Исламской Республики Иран с государствами Кавказа и с Россией, а также общей стабильности в регионе, который всё чаще расширительно именуют «Большим Кавказом».

В научной литературе, посвященной взаимоотношениям стран постсоветского Кавказа, а также перспективам этого региона (например, в составе «Большой Европы» или системы безопасности, патронируемой Североатлантическим альянсом) имеется тенденция недооценки стабилизирующей роли Ирана. К аналогичным выводам можно было прийти, анализируя некоторые (надеемся, преходящие) «изгибы» российско-иранского диалога на пике так называемой «перезагрузки». Парадоксальным образом всё это сочетается с целенаправленно культивируемыми страшилками относительно «экспорта исламской революции» иранского образца на территории Южного Кавказа и Центральной Азии. Экономическое и политическое влияние Тегерана на юге самого Азербайджана, включая Нахичевань и регионы, населенные преимущественно талышами, порой чрезмерно драматизируется некоторыми ангажированными авторами. Между тем, существенный акцент в иранской политике после 1991 года был сделан на общее историческое прошлое, на языковое и культурное влияние. Концепция «Большого Ирана», «иранского культурного континента» носит исключительно культурно-исторический характер и не соотносится с современными политическими границами. В то же время в современных условиях глобализации культурное влияние может стать мощным фактором влияния на динамику открытых и латентных этнополитических и конфессиональных противоречий. Подчёркивая тот факт, что межнациональные и территориальные конфликты оказывают серьезное воздействие на безопасность поставок энергоресурсов Каспийского бассейна, иранские авторы обращают внимание на «проблемы этнических сообществ, проживающих в регионе, особенно таких… народов как курды, талыши, таты, лезгины, осетины, аджарцы, абхазы, уйгуры…».

Согласно многим оценкам, для талышей характерна, наряду с высокой степенью религиозности и связями с Ираном, традиционная ориентация на Россию. И это несмотря на значительные усилия, предпринимавшиеся последние 20 лет западными неправительственными организациями, направленными на долгосрочное закрепление на территории южных районов Азербайджана. Соответствующие шаги реализуются в нескольких направлениях, гармонично дополняя друг друга. Работа ведется системно и охватывает разведку, внедрение заимствованных ценностей в местную среду, распространение разного рода религиозных орденов, обучение талышских детей в американских и других учебных заведениях, функционирование проамериканских неправительственных организаций, финансируемых, в частности, из США и Израиля. Однако, несмотря на предпринимаемые усилия, попытки «разворота» талышской национальной идентичности в антироссийское русло в целом терпят неудачу.

Активизация США и НАТО на Южном Кавказе, потенциально чреватая вызовами для России, неизменно будет встречать противодействие со стороны Ирана. Задачей Тегерана, равно как и Москвы, является ограничение геополитического доминирования Соединённых Штатов, позиционирование себя в качестве сотрудничающих друг с другом влиятельных региональных держав. У двух стран есть реальный шанс совместного участия в выстраивании новых моделей регионального взаимодействия. Предсказуемое разочарование в «перезагрузке» создает объективные посылки для возобновления конструктивного российско-иранского диалога (например, в рамках Шанхайской Организации сотрудничества – учитывая достаточно тесные связи Китая и Ирана, а также активизацию внешней политики Пекина на южнокавказском направлении). Все базовые предпосылки к активному двустороннему взаимодействию в целях обеспечения стабильности на евразийском континенте по-прежнему актуальны.

Немало талышей, уроженцев Азербайджана, в силу разных обстоятельств, нашли применение своим талантам на территории России, став важным звеном экономической, культурной, информационной коммуникации как между Москвой и Баку, так и между Москвой и Тегераном. Талышский регион, связывающий, а не разделяющий более крупные центры силы, способен стать одной из «точек сборки» нового геополитического союза. Такое объединение, основанное не только на соображениях экономического прагматизма, противопоставило бы распространяемому извне разрушительному вирусу «арабских революций» ценности совместного развития и преимущества взаимовыгодного сотрудничества. Оно гарантировало бы сохранение суверенитета многонациональных государств наряду с достойным обеспечением прав народов, национальных и конфессиональных меньшинств, которые не будут при этом являться объектами внешних посягательств и манипуляций.

Андрей Арешев,
сотрудник Института политических и социальных исследований
Черноморско-Каспийского региона,
специально Иран.Ру



Հայաստան ասելիս աչքերս լցվում են
Հայաստան ասելիս թևերս բացվում են
Չգիտեմ ինչու է այդպես
 
Forum » POLITICS » ԹԱԼԻՇՆԵՐԸ. TALYSHI » Талышский регион и геополитика «Большого Ирана»
Страница 1 из 11
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz