Перейти Куру (манифест молодого талыша) Рустам Искандаров - Forum
Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 2017-03-28, 19.57.30
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » POLITICS » ԹԱԼԻՇՆԵՐԸ. TALYSHI » Перейти Куру (манифест молодого талыша) Рустам Искандаров
Перейти Куру (манифест молодого талыша) Рустам Искандаров
AdminДата: Воскресенье, 2012-10-07, 21.55.32 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: A D M I N
Сообщений: 1800
Статус: Offline

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir" >


Рустам Искандаров
Потом, когда преодолеете дядюшек, тётушек, когда преодолеете чужое мнение, перейдёте Рубикон,— тогда начнётся жизнь…

И.А. Гончаров. Обрыв (измененная цитата)

Моя семья выехала из Талыша, – по вполне привычным для эмигрантов причинам финансового неблагополучия, – когда мне было приблизительно 5 лет. На Родине в семье мы говорили как на талышском, так и на азери-тюрки. В России родители отдали меня в детский сад, чтобы я хорошо выучил русский язык до того, как пойду в школу. Но дома мы продолжали говорить на талышском и азери-тюрки, что не позволяло мне изучать новый язык в должной мере. В детском саду я отмалчивался; несмотря на то, что довольно быстро стал понимать русский язык, мое произношение хромало. Чтобы исправить ситуацию, мои родители стали говорить со мной дома исключительно на русском языке. И, естественно, вскоре я довольно быстро забыл и талышский, и азери-тюрки. Помнил отдельные слова, которые вошли в мою русскую разговорную речь: например, слово "узел" я всегда говорил по-талышски – "ангыл".

Когда мы приехали на лето в Талыш, я быстро вернул себе понимание и талышского, и азери-тюрки, но говорить на них, как ранее в случае с русским языком, не мог. По возвращении в Россию, мои родители решили ввести дома азери-тюрки, т.к. на русском я уже говорил как на родном, и постоянное общение со сверстниками позволяло мне сохранять хороший уровень владения языком. Почему именно на азери-тюрки, а не на талышском?

Моя семья принимала непосредственное участие в событиях ТМАР, и я воспитывался в фарваторе идей, заложенных в основу Талыш-Муганской Республики: Азербайджанская Республика является нашей Родиной, однако ей необходима федерализация, чтобы все народы страны жили в равенстве и братстве. И в соответствии с этими идеями, я до определенного времени верил в то, что вся Азербайджанская Республика является моей Родиной и что все жители, вне зависимости от этноса (тогда, впрочем, в силу своего возраста я не имел понятия о существовании различий между этносами Азербайджанской Республики) – братья, плечо к плечу. Мои родители решили, что по возвращении в Азербайджан мне будет необходим, в первую очередь, государственный язык. Чистое знание азери-тюрки должно было спасти меня от насмешек над моим «колхозным» акцентом (как принято сегодня говорить в Баку, акцент "чушка"). Так оно и произошло, благодаря стараниям моих родителей я сейчас прекрасно говорю на этом языке и до сих пор очень люблю стихи Гусейн Джавида и переводы на азери-тюрки Низами, с большим удовольствием слушаю мугам в исполнении Алима Гасымова, джаз Вагифа Мустафазаде, песни ВИА "Гая", чего, конечно, никогда не скрывал и не собираюсь этого делать. Я очень ценю сформированную на территории Азербайджанской Республики за последние два века культуру и буду ценить и после обретения Талышистаном независимости. Я ценю ее так же, как ценю иранскую, французскую, российскую, английскую и другие культуры, дорогие моему сердцу и духу. Но они – не культура моего народа: ни азери-тюрская, ни культуры других народов Ирана, ни российская, ни все прочие. Культура моего народа – это древний мугам, который многие поколения ханенде веками пели здесь, в Талыше (в том числе, в его северной части – в Мугане, название которого, судя по всему, имеет общие исторические корни с названием жанра «мугам». Ведь именно здесь, в Атропатене, древние зороастрийские маги (муги) исполняли свои песнопения (мугамы)); это стихи Зульфугара Ахмедзода и Хилгата (а вместе с ними и многих других поэтов), которые, уверен, в обозримом будущем новые талышские ханенде положат на мелодию и возродят наш мугам; это Навуз, Хыдыр, это Чыла шав; это авазы и игра на хафтбанде пастухов; это звуки возрожденного Армином Фариди талышского тамбура, который считался уже потерянным; и многое-многое другое. Но вернемся к теме изучения языков.

На талышском языке в семье со мной говорили очень редко. Я знал буквально несколько фраз, которыми перекидывался во время проходящих раз в несколько месяцев пятиминутных телефонных разговорах со своими тетями, которые азери-тюрки не знали или знали крайне скудно.

Когда спустя несколько лет, нам удалось собрать деньги на очередную поездку в деревню, я был счастлив (это слово не способно в полной мере передать тот восторг, который охватил тогда мой детский разум). Мы пробыли в деревне два месяца, и это были лучшие месяцы за последние годы моей жизни. Они отчетливо выбивались из ряда других событий и не потому, что в эти месяцы произошли какие-то крайне неординарные события. Это было детское счастье оказаться дома, рядом с любящими и любимыми родственниками, возможность бывать в горах и на море. Когда меня представляли каким-то родственникам, которые меня не видели раньше, те, в свою очередь, спрашивали у сопровождающих меня "Тырке?" ("[он] тюрок?"), а потом обращались ко мне "толыши зынедаш?" ("[ты] знаешь талышский?"). Я отвечал "зынедам" ("знаю"), но, конечно, больше почти ничего не мог вымолвить и в общении со мной дальше переходили на азери-тюрки. Более обидно дело обстояло с моими ровесниками. Вопрос "тырке?" они задавали со скрываемым, но все же заметным пренебрежением, чего я в пылу мальчишеского честолюбия снести не мог. Один раз я даже подрался на почве этого, пытаясь доказать, что я талыш.

Приехав в Россию, я просил родителей говорить со мной на талышском, но видя, что язык дается мне со сложностями, они снова и снова переходили на азери-тюрки. Благо у меня были талышские знакомые, сверстники и несколько ребят старшего возраста, с которыми мы часто собирались вместе. Они смеялись над моими попытками говорить на талышском, но все же по моей просьбе говорили со мной исключительно на родном языке. После того, как я одолел первые уровни языка, дело пошло легче. Я имел возможность говорить и дома, и с родственниками на талышском, тем самым, совершенствуя его. В Интернете я черпал информацию о талышской истории и культуре – весьма, надо сказать, скудную, но достаточную, чтобы пробудить энтузиазм к собственным поискам литературы о нашем народе. Так я познакомился с книгами проф. Б.В. Миллера, со статьями русских путешественников 19-го века. Так я сумел увидеть в российских библиотеках книги начала 20 века на талышском языке. Так я узнал, что мой народ существует не просто на бумаге. Так я узнал, что у моего народа свои праздники, свои названия ветров и дождей, что, в конце концов, у моего народа своя культура.

Вместе с тем, должен отметить, что слово "азербайджанец" в России давно дискредитировано ассоциациями с торгашеством, поэтому здесь я, как и большинство талышей, довольно быстро отказался от "азербайджанской" самоидентификации. Я всегда, как только стал различать языки и этносы, называл себя исключительно талышом.

Все это я здесь рассказал, обращаясь к своему поколению талышей: никто не имеет права стыдить нас нашим происхождением, шутить о 12 часах или борани (тыкве), какой бы национальности он не был. У нас уникальная история и культура. Я горжусь, что Бог направил меня в лоно этого народа, а не какого-либо иного. Никто не имеет права отнимать у нас наш язык. И если у вас есть желание, вы обязательно вернете себе знание родного языка. Сегодня уже есть многотысячные словари на талышском языке, как на азери-тюрки, так и на русском, персидском и английском языках.

Нет больше сгорбленных нищих (нищих культурно)! Нет больше подневольных талышей! И, в первую очередь, это должны знать мы сами!

Азери-тюркам, которые скармливают нас очередными мифами о том, что талыши неподневольны, я хочу сказать следующее: если, по-вашему, мы свободные, то мы имеем право делать свой выбор. И мы делаем его в пользу независимости, свободы своего народа, своей страны, своей Родины. Если же вы считаете, что мы не имеем права делать этот выбор, значит, вы считаете нас подневольными. В таком случае, мы правы в своей борьбе за свою свободу!

Повторюсь, я был воспитан таким образом, что в детстве понятия "Родина" и "Азербайджанская Республика" были для меня равнозначными, Талыш же числился так сказать малой Родиной. Пока я рос, я был убежден, что мы, талыши, сможем входить в правительство Азербайджанской Республики на правах полноценных граждан, один из нас когда-нибудь может даже стать президентом нашей "Родины" (сегодня, услышав эти слова, я бы, вероятно, воскликнул, как герой старого романа, "святые угодники!").

Попадая в компанию азери-тюрков, на вопрос "харалысан?" ("откуда ты родом?"), я отвечал, что я талыш, и в ответ часто (не всегда, конечно!) получал либо ухмылку, либо глупую, пещерную шутку, что в итоге выливалось, как минимум, в словесную потасовку. ТМАР – оплот азербайджанского федерализма, глава которого, Альакрам Гумматов, всегда выступал за то, чтобы талыши оставались в составе АР, – называется всегда исключительно в рамках синонимии со словами "преступление", "предательство". Люди, которые как подлейшие трусы, сбежали из страны или прятались в сараях, когда во время Карабахской войны их приходили забирать на фронт, сегодня трубят о том, что полковник армии АР, который брал кажущиеся неприступными точки, является "сепаратистом" и "предателем". В 1930-ые годы аналогичными обвинениями в "талышском сепаратизме" и "предательстве" были убиты наши патриоты Бойукага Мирсалаев и Зульфугар Ахмедзода, были цинично убиты "царем всего Азербайджана" господином Багировым. По обвинению в сепаратизме, предательстве и (изобретение нынешнего режима) шпионаже был убит Новрузали Мамедов. Сейчас в тюрьму с аналогичными обвинениями брошен Гилал Мамедов. Нас берут, как вещь, и заточают в тюрьму, уничтожают. Сколько еще это должно продолжаться? А точнее, сколько мы, талыши, позволим этому продолжаться? Кто в этой стране воспринимает талышей за равных граждан? Кто в этой стране проголосует за талышского кандидата в президенты? В Баку и Сумгайыте сейчас очень большие диаспоры талышей. В рамках цивилизованного, демократического государства они имеют право на обучение на родном языке в этих городах. Кто из азери-тюрков готов отнестись адекватно даже к мысли об этом? Никто.

Мы сто (!), сто долгих лет боремся за возможность сосуществовать в этой стране, как равные граждане. И нам это никогда не удавалось и никогда не удастся. Это очевидно. Даже для меня, молодого талыша.

В этой стране нас пытались уничтожить в течение всех этих ста лет. Во второй половине 20 века официально мы были полностью уничтожены – мы вовсе пропали из переписей населения. Это ли не свидетельство позиции жителей этой страны?

Я знаю, как долог путь от смены политической позиции. Я знаю, как сложно отойти от погибельной для нас мысли об автономии, которую, как азери-тюркам кажется, мы просим у них на правах младшего "брата", и прийти к мысли о том, что наша собственная страна, наша Родина, наш Талышистан должен быть независимым, свободным. Но принятие позиции о независимости дает душе облегчение. Я знаю, что хочу свободы для своего народа. Я знаю, что мой народ – не "выскочка" истории, мы не вчера родились. Наша история знает Мидию, Атропатену, государство Бабека, государство Сефевидов, Талышское ханство, Муганскую и Гилянскую Советские Республики.

Молодежь колеблется. Я знаю это, потому что сам прошел этот путь.

Простая схема жизни гласит следующее: наши родители – это наши корни, наше прошлое, мы – это настоящее нашего народа, наши дети – это будущее нашего народа. В один прекрасный день мы станем прошлым своих детей, а они, в свою очередь, настоящим нашего народа. Мы должны взять от наших родителей, от наших дедушек и бабушек, от наших предков, нашу историю и нашу культуру и строить в настоящем наше будущее. Наши родители волнуются и отговаривают нас ввязываться в "авантюру" с идеей независимости. Но истина в том, что борьба за независимость была авантюрой для любого народа в любые времена. Без таких "авантюр" нет народа. Все народы, у которых не было таких "авантюристов", погибли, были безжалостно стерты с лица Земли.

В 49г. Юлий Цезарь ослушался приказания римского сената и вместе со своими легионами перешел реку Рубикон и направился к столице со ставшими крылатыми словами "Жребий брошен!". Так началась война между ним и сенатом, по итогам которой Юлий Цезарь захватил Рим. Приведя этот исторический пример, я не собираюсь призывать талышей к войне. Потому что война, на мой взгляд, не самое трудное дело, которым может заниматься человек. Самое трудное для человека, в моем понимании, – это сделать сознательный выбор. Я уверен, что сегодня каждый талыш, весь наш народ должен сделать неизбежный выбор – либо остаться в составе этого квазигосударства и окончательно испустить свой дух, исчезнув раз и навсегда, либо же выбрать независимость своей собственной страны! Пришло время перейти Куру и направиться к своей столице – к родному Ланкону. Жребий уже брошен!



Հայաստան ասելիս աչքերս լցվում են
Հայաստան ասելիս թևերս բացվում են
Չգիտեմ ինչու է այդպես
 
Forum » POLITICS » ԹԱԼԻՇՆԵՐԸ. TALYSHI » Перейти Куру (манифест молодого талыша) Рустам Искандаров
Страница 1 из 11
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz