Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSПонедельник, 2017-07-24, 00.42.54
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » POLITICS » ԹԱԼԻՇՆԵՐԸ. TALYSHI » БАБЕК – НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ ТАЛЫШСКОГО НАРОДА (И ГЕРОЙ ИСЛАМА)
БАБЕК – НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ ТАЛЫШСКОГО НАРОДА
AdminДата: Пятница, 2011-11-18, 07.13.28 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: A D M I N
Сообщений: 1800
Статус: Offline

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir" >


Лучше один день быть свободным, чем сорок лет находится в рабстве.

Бабек

В Баку снова разгорелись споры вокруг Бабека и его роли в истории Азербайджана. Причиной этому стал указ президента И. Алиева о возведении памятника Бабеку в столице государства – г. Баку от 6 сентября 2011 года. Сразу после опубликовании указа президента думающее и пишущее сообщество страны разделилось на несколько лагерей в этом вопросе, главном образом, из-за до сих пор “неопределенности” национальной принадлежности самого виновника споров – Бабека (“одного из великих людей иранской земли”, “одного из национальных героев Ирана, обеспечивших его бессмертие” (Саид Нафиси), и, как следствие этого, целесообразности или нецелесообразности провозглашения его национальным героем страны.

“Систематическое внедрение образа Бабека, как азербайджанского (тюркского) национального героя” началось с 40-х годов прошлого века в духе «советской практики исторических фальсификаций» (Ширин Хантер), а именно с выходом в 1941 году известной брошюры З.И. Ямпольского под названием “Восстание Бабека. Краткий очерк”. Известно, что до этого не существовало никаких утверждений, как-то соотносящих Бабека с современным азербайджанским государством и так называемыми «азербайджанцами». Доказательством тому является еще и то, что в 1936 г. первый в СССР автор книги о Бабеке (в серии ЖЗЛ), известный востоковед Михаил Томара, описывал его как вождя классового восстания, но при этом именно иранского; локализуя же место этого восстания, поясняет в примечании смысл хоронима: “Азербайджан. Провинция халифата, которая соответствует провинции современного Ирана того же названия. Азербайджанская ССР не входила в прежний Азербайджан”.

Однако с конца 1930-х гг. начинается усиленная “азербайджанизация” (тюркизация) исторических деятелей и государственных образований, существовавших на территории Азербайджана. По мнению ряда ученых, это происходило в контексте общей политики “советского национализма”, которая заключалась, в частности, в изобретении “Великих Традиций” для советских республик. Как отмечают Румянцев и Аббасов, такая трактовка образа Бабека представляет собой результат идеологического мероприятия по конструированию “национального героя”, хотя сам Бабек к азербайджанцам не имеет никакого отношения.

Но, несмотря на “официального” объявления Бабека “азербайджанцем”, т.е. тюрком, ученые и общественность Азербайджана до сих пор так и не пришли к окончательному мнению в этом вопросе. Известно, что в годы советской власти не велись открытые дискуссии на эту тему, так как официально было объявлено, что Бабек является “азербайджанцем”, хотя всем было известно, что под этим имеется в виду, что он был тюрком. Из-за полного отсутствия любого проявления свободомыслия, обсуждения на эту тему велись в основном в узких кругах ученых, да еще среди журналистов. При этом большинстве интеллигенции хорошо были известны причины появления имени Бабека именно в конце 30-х – начале 40-х годов ХХ века.

Для Советского Союза, готовившихся в эти годы к войне с Германией было важно идеологическое подкрепление будущей войне путем поднятия воинственного и боевого духа населения, для чего требовалось еще восстановление мифических и реальных героев народов, составляющих СССР. Большевики хорошо понимали, что для победы в будущей войне недостаточны только большевистские герои типа Чапаева. Поэтому повсеместно “воскрешались” еще недавно преданные всеобщей анафеме герои прошлых столетий.

Что касается Азербайджанской ССР, созданной к этому времени, как говорится, “на пустом месте”, “остро нуждался в своей истории” (Шнирельман В.А.) в силу ее отсутствия как таковой, этот был самый подходящий случай, чтобы “приобрести” “своих” исторических героев, независимо от того, какому народу они принадлежали на самом деле. Но, несмотря даже на это, в советские годы никто в Азербайджане не осмелился публично называть Бабека тюрком (хотя под “азербайджанцем” подразумевали именно тюркоязычную массу), чего не скажешь про годы независимости. Причиной этому служило, во-первых, боязнь перед Москвой, которая сама чувствовала страх перед проявлениями любой формы национализма в национальных республиках, и действия, которые могли бы привести к обострению межнациональных отношений, особенно в таких искусственно созданных республиках, как АССР. Во-вторых, в те годы в АССР существовала более или менее сильная (в сравнении с сегодняшними историками) академическая школа историков-исследователей древней и средневековой истории этой части иранской земли, которые всячески препятствовали проникновению разного рода проявлений пантюркизма в историческую науку (хотя разного рода фальсификаций истории в работах даже этих авторов было немало, о некоторых из которых мы поговорим ниже). Даже после провозглашения независимости Азербайджана последние могикане этой плеяды историков в лице акад. З. Буниятова и И. Алиева, мужественно отражали нападки пантюркистской швальни, которые не брызгали самых грязных ухищрений для того, чтобы Азербайджан представить всему миру как “древнейшую тюркскую землю”. Ожесточенная война (по-другому не назовешь!) пантюркистов против этих именитых ученых стало то, что З. Буниятов был зверски убит в подъезде своего дома, а И. Алиев доведен до мучительной смерти! Таким образом, был положен конец той научной школы историков, которая была создана в годы советской власти, в результате чего были открыты все дороги для процветании оголтелого пантюркизма, в том числе, в исторической науке страны. Именно в эти годы думающая и пишущая часть общества четко разделилась на несколько лагерей, в том числе, и в отношении Бабека, о которых мы напоминали выше: Первые уверены и открыто пишут, что Бабек – тюрк по национальности. Вторые твердят, что Бабек не имеет никакого отношения к тюркам, так как он был иранцем, при этом никто из них не указывает или же не может указать, к какому именно иранскому народу он принадлежал. Третьи – курды с недавних времен активно выдвигают мысль о курдском происхождении Бабека. Четвертые – наши талыши, которые более чем уверены, что Бабек был талышом, что подтверждается многочисленными фактами и источниками, о которых нам еще предстоит рассказывать. Есть еще одна группа, которая объединяет в основном исламских фанатов, которые убеждены, что Бабек якобы был кяфиром и боролся против ислама, и поэтому его нельзя считать героем в мусульманской стране, а значит, и не стоит даже говорить о нем. Есть некоторые люди, которые никак не могут определится в своих симпатиях или антипатиях в отношении к Бабеку. Наконец, есть еще одно мнение, озвученное проф. Э. Исмаиловым в его книге “История Азербайджана”, согласно которому ее автору почему-то кажется, что «вообще невозможно определить национальную принадлежность Бабека» (?).

Представители всех этих лагерей, выступая с точки-зрения своих убеждений, по-разному воспринимали вышеназванный указ президента И. Алиева.

Нашей целью в написании данного материала не является рассказывать об истории Бабека, с различными изложениями которой любой читатель может познакомиться на страницах всемирной Паутины. Мы постараемся представить вниманию читателей видения Движения за возрождение Талыша по данному вопросу с целью привлечения к его дальнейшему обсуждению широкого круга специалистов.

Но, прежде чем написать об этом, нам хочется высказаться по поводу одной мысли С. Румянцева и И. Аббасова, согласно которой «В 1990-е году к “схватке за Бабека” присоединились курды и талыши с “дилетантской квазиисториографией” (Впрочем, они же сами справедливо отмечают, что «критерии отделения этих текстов от академических работ многих азербайджанских историков крайне противоречивы») (Сергей Румянцев, Ильгам Аббасов. С кого начинается Родина? Парадоксы формирования национальной идентичности путем апроприации “экстерриториального” национального героя. «Ab Imperio», 2/2006).

Что можно сказать по этому поводу? Конечно, мы вовсе далеки от мысли, что написанные о Бабеке материалы талышских активистов являются настоящими образцами академической историографии. При этом должны отмечать, что талышские авторы в своих высказываниях в основном ссылаются на те же источники, которые являются открытыми для всех, многие из которых можно найти даже в интернет пространстве. Но, вес вопрос в том, что до сих пор большинство талышей лишены возможностей идти дальше, т.е. самим исследовать все вопросы, связанные как с Бабеком, так и вообще талышской историей, так как талышская тема в Азербайджане находится под негласным запретом. Все попытки талышских ученых заниматься своей историей воспринимаются буквально в штыках со стороны руководителей научно-исследовательских учреждений. В результате такого отношения, они до сих пор лишены возможностей познакомится с оригиналами средневековых историков и хронистов, пишущих о Бабеке, если иметь в виду, что в их переводах на азербайджанский (читай: тюркский) и русский языки со стороны азербайджанских авторов сознательно внесены некоторые изменения, а некоторые части бессовестным образом даже сокращены. Например, при всем уважении к памяти ныне покойного академика З. Буниятова, я тут вынужден привести его личное высказывание, которое имеет прямое отношение к данной теме. Известно, что в его книге “Азербайджан в VII-IX веках” (Баку. 1965) месторасположения крепости Базз указывается Нахичеван. До сих пор есть живые свидетели, при которых З. Буниятов объяснил причину такой «неточности» таким образом: “В те годы армяне в очередной раз подняли вопрос о принадлежности Нахичевани Армении, поэтому я так написал, чтобы доказать принадлежность этой земли азербайджанцам!” Как говорится, комментарии излишни…

Сегодня в Азербайджане многие из кожи вон выходят, чтобы доказать тюркского происхождения Бабека. Это касается как официальной историографии, так и журналистскому сообществу. Приведу всего лишь один пример: Несколько лет назад я стал свидетелем одной телевизионной передачи на историческую тему в одном из центральных телевизионных каналов азербайджанской столицы, где автор всячески старалась доказать, что Бабек был тюрком. При этом она привела цитату из работы иранского историка XIV века Х. Газвини, кто писал, что в те времена (т.е в XIV в.) в окрестностях одной из крепостей Бабека под названием “Калхейбар”, которая расположена на севере-западе Ирана, жили талыши и тюрки. Обратите внимание: Речь идет о XIV веке! Несмотря на это, автор передачи без всякого угрызения совести делает вывод: Вот, это дает нам основание считать, что Бабек в самом деле был тюрком! Во так они доказывают…

Известно, что о Бабеке в основном написали дворцовые историки арабского халифа, которые никогда не были в этих краях и написали свои труды на основе услышанных им у других людей рассказов, чем и во многом связаны существующие в них неточности в названиях местностей, крепостей и пр. А последующие авторы в своих работах основывались на информации этих же арабских историков. Возможно этим и объясняется то, что ни у одного из этих авторов нет точной информации о местонахождении главной крепости Бабека.

Название главной крепости Бабека вошло в историю как “Базз”. Внимательное ознакомление с работами арабских историков показывает, что они по-разному написали данное название: Базз, Биззейн, Баззейн, Быззейн, Быззей и т.д.

По этому поводу Саид Нафиси (8.6.1895 Тегеран — 13.11.1966 там же) писал следующее: " Родина Бабека граничила на юге с Ардебилем и Марандом, на востоке с Каспийским морем, Шемахой и Ширваном, на севере с Муганской равниной и рекой Аракс, а на западе с Нахичеваном. Место, где жил Бабек, находилось в северной части горы Савалон”. Савалон – горная вершина на территории Иранского Талыша. Далее он указывает, что Бабек властвовал и распространял свое влияние на территории иранского Талыша и советского Азербайджана. Он писал, что район Базз, город Базз, гора Базз и Баззейн находятся на востоке Мугани и на западном побережье Каспийского моря. “По словам очевидцев, пишет он, - в настоящий момент от города Базз и от горы Базз или горного района Баззейн ни осталось и следа”.

Абу Джаафар Мухаммед ибн Джарир ат-Табари (839-923 гг.) называл Базз “провинцией Бабека и его городом-крепостью”. У Масуди это – “горы Баззейн в Азарбайджане”, где Бабек поднял восстание. В “Истории СССР”, в разделе IX-XIII века, говорится, что Базз находился в Талышском районе, а в I томе “Истории Азарбайджана” (изд-е 1961 года) указывается, что Бабек жил в горах Савалон. Михаил Томара пишет, что Базз находился на русско-иранской границе в Талышском районе, между Ардебилем и Араном.
Якут в произведение "Меджат-аль-Бульдан" пишет о крепости Базз следующее: “Базз - это район между Азарбайджаном и Араном. Бабек именно в этом месте поднял восстание хуррамитов”. В другом разделе он указывает, что "Базз - это гора рядом с Муганью, место, где Бабек поднял свое восстание».

Единственным материальным свидетельством существования крепости под таким названием является деревня «Бызай» на территории современного Ликского (Лерикского) района Азербайджана, которая находится в 15 км-ах от одноименного районного центра на высоте 2000 м от уровня моря – в Талышских горах. Местность эта и по сей день является труднопроходимой, если не считать проводимое в советские времена автомобильную дорогу, которая проходит прямо “по сердцу” огромной пещеры под названием “Hıledə koch” (чтобы провести дорогу пришлось взорвать половину пещеры), которая чуть выше соединяется прямо с крепостью Бызай, остатки которой остаются по сей день. Хотя “крепостей Бабека” в Талыше немало, так как они разброшены по всему Талышу, начиная от Ланкона (Ленкорани) до Ардавила (Ардабил). Чтобы воочию убедиться в том, что Базз (Бызай) находилась именно на этом месте, надо человеку самому побыть в этих местах, где по обе стороны автомобильной дороги, начиная от места под названием «Куронба» (Ворота в горы), до самой азербайджано-иранской границы, в десятки километрах разбросаны остатки древних человеческих погребений (причем мусульманских!). Эти могилы являются свидетельствами тех сражений, которые произошли между войсками Бабека и арабов. Неслучайно, что жители всех окрестных деревень поныне называют эту крепость “крепостью Бабека”… Кроме всего этого, исследования наших активистов однозначно доказывают, что последняя битва между войсками Бабека и Афшина происходила вокруг деревни “Jangәmiyon” (“Jang” - сражение, битва, “miyon” - центр, середина). Эта деревня находится точно в том расстоянии от Ардабила, которое указано в работах арабских авторов – современников Бабека.

Еще одним доказательством того, что Бабек был талышом, мог быть какие-нибудь фрагменты его разговора (письма его, скорее всего, были на арабском языке) со своим попавщим в плен сыном, или же с халифом. Есть притча, что при встрече с Халифом Мамуном, Бабек, при казни на его вопрос “Что, тяжело, больно?” ответил словом: «Һостоне!» (т.е. “легко” на талышском языке). Я помню, на данный вопрос ныне покойный академик И. Алиев на одном из мероприятий ответил таким образом: -“Я одно могу сказать точно, что Бабек перед халифом не разговаривал на тюркском языке”! Но, почему-то, он не захотел сказать, что именно на каком языке тогда он отвечал халифу? (Чтобы понять И. Алиева, следует учесть, что данное мероприятие состоялось в 1993 году,т.е. во времена огольтелого пантюркизма, которого проводил правителства Народного фронта Азербайджана!). Поэтому мы сегодня упорно занимаемся над приобретением документального подтверждения всех этих версий...

Наконец, самым веским доказательством нашей версии о том, что Бабек по национальности был талыш, является его знамя. Она изображена в форме круга с восмью крылями, которые символизируют восемь исторических областей Талыша. На сегоднящний день символом его является город Хаштпар (Hәsht – восемь, pәr – крыло) в Иранском Талыше. К нашему удивлению сегодня туркоманы в Иране, с недавних пор объявившие себя “азербайджанцами”, “азерами”, превратили знамя Бабека в символ своей борьбы по разрушению и расчленению ИРИ (Кстати, появление аналогичного решения президента о памятнике Бабека именно сейчас тоже не является случайным, а скорее всего продиктовано стремлением официального Баку поднять протестные настроения на Северо-Западе Ирана среди тюркоговорящего населения...).

До сих пор много неясностей остается вокруг главной религиозной принадлежности Бабека и его собственного имени.

Чтобы разобраться в причинах существовании двух имени Бабека (Хасан), надо знать традиции иранских народов, в первую очередь талышей, по наречению имени новорожденным малышам. Согласно традицию, талыши издревле при рождении малыша называли его “условным” именем. После достижении определенного возраста (от 7 до 15 лет; по некоторым данным, от 12 до 15 лет) происходил обряд инициации (лат. initiatio — совершение таинства, посвящение - система обычаев, связанных с переводом юношей и девушек в возрастной класс взрослых мужчин и женщин. Инициации имели целью подготовку молодёжи к производственной, общественной и семейной жизни. Ритуал инициации у разных иранских народов имел свои специфики и разницы) – который был распростронен у многих древних народов, взрослые привели юношей и девушек в необитаемые местности (либо в горы, либо к берегам Каспия) и оставили там (обычно на пол года или год) без всяких средств к существованию (отсюда в талышском языке осталось изречение “ғәј јурдисә ныштәмон”, что означает “абсолютно нечего есть”), где они в дали друг от друга, - мальчики отдельно, девочки – отдельно, должны были прожить, т.е. доказать свои права стать полноправными членами общества. Группа мальчиков называлась “зоәғәл” (мальчишник), а девочек соответственно - “кинәғәл” (девичник). Днем они сами достали себе еду, а по ночам жили в крепостях, которые в Талыше назывались соответственно “Зоәғәлә” (“Зоә” - мальчик, юноша; “ғәлә” - башня, крепость; “Крепость юношей”) и “Кинәғәлә” (“Кинә” – девочка, “ғәлә” – крепость, башня; “Девичья башня”). Эти крепости располагались в определенных расстояниях друг от друга и не имели связи между собою. Такие крепости до сих пор существуют на территории современного Ликского (Лерикского) района Азербайджана.

После установленного срока оставшихся в живых (“доказавших свое право стать полноправным членом общества”) привели к родственникам. После чего устроили пышные торжества посвящения, в ходе которых главный Маг, в присутствии всех членов общины, и в сопровождении Тамбура пел священные гимны из Гатов и песнопения Заратустры, и каждому юношу и девочке присвоил имена из святой книги Авеста. Таким образом, талыши всегда имели двух имен. Несмотря на то, что после принятия ислама этот обряд был предан забвению, но традиция иметь двух имен у талышей, как и у некоторых других иранских народов, сохраняется по сей день, т.е. большинство детей в талышских семьях имеют еще одного, дополнительного имени, кроме основного (“официального”).

По нашему глубокому убеждению, именем “Попок”а Бабек был назван при рождении, что на талышском языке означает “Добрый вестник” (“По” - шаг, “пок” -беспорочный, пречистый), что соответствует его персидскому аналогу – «Папак». А как мусульманский мужчина он носил имя “Хасан”. Тут можно выяснить причину его прославления не как Хасан, а как Бабек. Есть все основания предположить, что арабские дворцовые историки не желали, чтобы население Халифата воспринимал руководителя народного восстания против “мусульманского” (только внешне!) государства как мусульманина, что могла бы вызвать многочисленные вопросы о деяниях представителей властей на местах, кто под флагом ислама творил там много несправедливостей. Поэтому они представили этого настоящего народного героя как безбожного жестокого, безжалостного, бессердечного дикаря-язычника, человека далекого от ислама, кто, по их мнению, “намеревался восстановить древнюю религию иранцев – зороастризма и государства Сасанидов”. Вот отсюда и вошло в оборот имя Бабек вместе мусульманского имени Хасан, которое является ничем иным как искаженным вариантом слова Попок (известно, что а арабском языке отсутствует звук “П”, из за чего арабы его произносят как “Б”. В результате этого слово “Попок” стало “Бобоком”, а в последствии, точнее в Азербайджанской ССР , -на тюркский лад, - “Бабеком”).

Чтобы читателю было ясно ход наших рассуждений, тут нам приходится отвечать еще на один логический вопрос: Если Бабек на самом деле был мусульманином, то почему он должен был восстать против Халифата, т.е. исламского государства?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны обратиться к истории исламизации Ирана, в том числе Талыша. Дело в том, что, согласно мусульманским канонам, никто не имел право силой привести в ислам тех народов, кто принадлежал к одному из монотеистических религий (“Ахли-китаб”), к которым в то время относились иудаисты, христиане, да еще зороастрийцы, которые тоже имели священную книгу “Авесту”. Неслучайно, что Святой Пророк Ислама (саас) в самом начале своего правления отправил письма с предложением дружбы к императорам Византии, Эфиопии и шахиншаху иранских Сасанидов. Известно и то, что из них только Хосров II Парвиз (Абхарвез, Апарвез, “Победоносный”) – сасанидский шах Ирана, не принял предложение Пророка и ответил его письме оскорблением последнего. Некоторые сподвижники Пророка (в основном Омар) сочли такого оскорбления поводом для нападения на Иран, на что Пророк до своей кончины не давал разрешения, имея в виду монотеистичность их религии. После смерти Пророка, несмотря на категорические возражения Имама Али (а) (чем объясняться, по-нашему глубокому убеждению, еще одна причина глубокой любви иранцев к личности Хазрата Али), Халиф Омар все-таки решился нападать на Иран. В 651 году был поражен последний сасанидский шах Ездгерд III (632— 651 гг.).

Но, несмотря на то, что Иран был завоеван арабами, но он не был покорен с точки зрения исламизации местных народов. То есть арабы силой не смогли заставить иранцев принимать Ислам и они продолжали оставаться приверженцами зороастризма. Только после того, как прямые потомки Пророка (саас) – члены его “Ахли-Бейта” (Семьи), массовым образом переселились в Иран (особенно, после трагедии в Кербале, где внук Пророка (саас) Имам Хосейн (а) вместе со своими членами семьи был зверски были убиты, когда репрессии и преследования против шиитов в Халифате стали массовыми), и начали свою миссионерскую деятельность по агитации основных канонов Ислама, т.е. путем убеждения, население всемерно начало принять Ислам. Этим объясняется, во-первых, превращение Ирана в мощного шиитского оплота Ислама, и, во-вторых, проживание в Иране основной массы прямых потомков Пророка (саас), т.е. Сеййидов.

Таким образом, для населения Ирана, принявшего Ислам в чистом виде, действия представителей арабского Халифата на местах часто привело к обычному недопониманию, так как они прямыми свидетелями их практических действий, которые никакого отношения имели к настоящему Исламу. Они никак не могли понять, и, тем более, смириться с тем, как мусульманин может творить таких несправедливостей в отношении уммы, а конкретнее, убивать детей и женщин, конфисковать их имущества, обложить их непомерными налогами и пр.? Свободолюбивый народ Ирана вовсе не собирался терпеть такую справедливость.

Шиитский характер восстания Бабека (и его принадлежность к Исламу) объясняется еще и тем, что, согласно некоторым сведениям, одним из его советников был Седьмой Пречистый Имам шиитов – Имам Реза (а), могила которого находится в иранском городе Машхаде, и, наряду с Кербалой и Наджафом, является одним из особо почитаемых мест для паломничества среди шиитов. Есть сведения о том, что Имам Реза (а) активно переписывался с Бабеком (В настоящее время мы активно занимаемся поиском документального подтверждения существования такой переписки, которое обязательно будет предоставлен вниманию наших читателей).

Все это дает нам полное основание считать восстание под руководством Бабека-Хасана как первого всенародного протеста в таких масштабах против правления Аббасидов, а точнее, первой широкомасштабной войной продолжателей рода Пророка (саас) и Имама Али (а), т.е. шиитов против неправедного Халифата. Возможно, именно из-за этого дворцовые арабские историки очень постарались скрыть от народов, населяющих Халифат истинный смысл и цели восстания Бабека. Представить это восстание как войну самих мусульман против Халифата никак не отвечали интересам халифов, которые изначально захватили власть в Халифате, не имея на это никакого права! Им легче и удобно было представить Бабека как язычника, «хуррамидуна», кто якобы старался восстановить прежнюю религию иранцев. Что касается советского периода, в те годы тем более выгодно была представить Бабека как безбожного руководителя народного восстания против угнетающих классов…

Наконец, еще одним косвенным доказательством шиитского характера восстания Бабека является то, что сегодня в Азербайджане против увековечения памяти его выступают в основном противники шиизма, для которых Халифат является символом Ислама. В качестве основного их довода против Бабека можно принимать кощунственные высказывания одного из участников обсуждения на “Media forum”е, который пишет буквально следующее: “Главнымы наместниками-проводниками религии Аллаха на земле являются халиф и исламский халифат. Именно из-за того, что исламский халифат дает приказы от имени установленного Аллахом и его пророком шариата, выступать против халифа должно считаться выступлением против Аллаха и его пророка”. Как говорится, добавить нечего!..

Наши выводы:

1. Бабек по национальности был талыш, а, значит, не был тюрком и не мог быть им в принципе, если учесть, что в то время тюрков и в помине не было в этих краях. В этом плане сегодня образ Бабека должен быть объединяющим фактором для всех талышей в их борьбе за восстановления талышской государственности и попранных прав нашего народа. Каждый талыш по праву должен гордиться тем, что он является потомком великого Попока-Хасана!

2. Бабек был мусульманином-шиитом, и его война была направлена против Арабского халифата, представители которого под флагом Ислама творили в этих землях повсеместную несправедливость, что никак не были совместимы с истинным требованиями Ислама.

3. История Бабека до сих пор не изучена полностью и, следовательно, ждет своих настоящих исследователей. Мы уверены, что сегодняшние молодые талышские ученые в скором будущем внесут свою лепту в это дело, чем восстановят доброго имени нашего легендарного соотечественника.

4. Бабек, вместе с тем, является героем всех иранских народов, многие представители которых воевали бок о бок с этой легендарной личности, доказывая в очередной раз, что никто не в силе сломить боевой и свободолюбивый дух эти народов.

5. Движение за возрождение Талыша вовсе не выступает против возведения памятника Бабеку в городе Баку, но только с одним единственным условием: Если президент АР на самом деле старается почитать героев, населяющих Азербайджана народов, он в первую очередь должен восстановить историческую правду об этих героях. Касательно памятнику Бабека, на его памятнике должны быть написаны следующие слова: Бабек - национальный герой талышского народа и герой Ислама!

Кстати, еще одним памятником той древней истории талышей является «Девичья башня» в г. Баку, - по-тлышски «Воку» (от слов «во» - ветер, «кујеј» - бить, ударить – «ветреное место», «ветреная сторона», отчего и произошло арабское произношения данного слова «Бадкуба» - «Город ветров»), которая без всяких научных к тому оснований принято считать памятником средних веков.


http://tolishpress.org/news/1578.html



Հայաստան ասելիս աչքերս լցվում են
Հայաստան ասելիս թևերս բացվում են
Չգիտեմ ինչու է այդպես
 
Forum » POLITICS » ԹԱԼԻՇՆԵՐԸ. TALYSHI » БАБЕК – НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ ТАЛЫШСКОГО НАРОДА (И ГЕРОЙ ИСЛАМА)
Страница 1 из 11
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz