Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 2021-05-18, 06.34.02
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Forum » ARMENIA » ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՊԱՏՄՈՒՏՅՈՒՆ. Hayastani patmutyun » ИНТЕРЕСНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ
ИНТЕРЕСНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 11.36.23 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
1. Армянское нагорье и сопредельные страны

В историческом прошлом жизнь армянского народа протекала на территории, известной в географической науке под названием Армянского нагорья. Советская Армения занимает северо-восточную часть этой территории.
Армянское нагорье известно многочисленными горными хребтами, плоскогорьями и потухшими вулканами. Оно находится между Малоазийским и Иранским плоскогорьями, в северо-западной части Передней Азии, занимает территорию от 37°30' до 40°15' северной широты и от 38° до 47° восточной долготы. Нагорье имеет в среднем высоту 1500—1800 метров над уровнем моря и, будучи выше окружающих стран, иногда называется «горным островом». Средняя часть нагорья представляет собой обширное плоскогорье, изрезанное горами и долинами. Окруженная естественной стеной многочисленных горных хребтов и гор, эта средняя часть нагорья в древности была известна под названием Срединной страны (Миджнашхар).
Беря начало от вершин Арарата, на запад до реки Евфрат тянется горная цепь Армянского хребта, который вместе с составляющими его продолжение горами делит Срединную страну на северную и южную части. Обширный вулканический массив горы Арарат (Масис) с ее вершинами—Большим Араратом (5165 м) и Малым Араратом (3925 м)—находится почти в центре Армянского нагорья.
Северную границу Армянского нагорья составляют Восточно-Понтийские горы. Их продолжением является горная система Малого Кавказа, которая тянется от берегов Черного моря до Мегринского ущелья р. Аракс и состоит из ряда горных цепей. К западу от них возвышается огромный вулканический массив горы Арагац (4090 м). На широко раскинувшихся пологих склонах Арагаца, богатых родниками и естественными пастбищами, люди занимались скотоводством и земледелием с незапамятных времен.
Складчатая дуга Армянского Тавра обрамляет Срединную страну с юга. Южные окраинные области древней Армении (Алдзник, Сасун, Мокк, Кордук) простирались в районе отрогов Армянского Тавра и охватывали долины Западного и Восточного Тигра.
К югу от Армянского хребта находится обширное плато с несколькими горными массивами. К их числу относится Бюракн (в древности Серманц, 3650 м) с его пастбищами, многочисленными студеными родниками и озерцами, благодаря которым он получил свое название (Бюракн—«Десять тысяч источников», Бингёл). На восток от него простираются горы Цахканц с их вулканической вершиной Тондрак (3542 м). На юго-западе от гор Цахканц, недалеко от северного берега оз. Ван возвышается вулканический массив Сипан (в древности Нех-Масик, главная вершина его имеет высоту 4434 м), который на юго-западе соединяется с вершиной Саракн (3050 м), имеющей огромный кратер.
Между горными хребтами Армении расположен ряд замкнутых возвышенных плато, плодородных долин и равнин. Наиболее известны среди них Араратская, Таронская (Мушская), Харбердская, Ерзинкайская, Багревандекая (Алашкертская) и Ширакская долины. По обе стороны среднего течения реки Аракс, между горами Арарат (Масис) и Арагац и устьями рек Ахурян и Арпа, раскинулась обширная и плодородная Араратская равнина—сердце Армянского нагорья. Араратская равнина издавна была центром экономической, политической и культурной жизни армянского народа. Здесь находились столицы древней Армении—Армавир, Ервандашат, Арташат, Вагаршапат, Двин, а в наше время— Ереван. На запад и северо-восток от подножия Арагаца расстилается плодородная Ширакская равнина, где находилась столица средневековой Армении Ани.
Окруженное горными хребтами Армянское нагорье получает мало влаги. Континентальным климатом отличается в особенности Срединная страна с холодной зимой и жарким, сухим летом, но в отдельных ее местностях климат умеренный. Бросается в глаза резкая разница между климатическими условиями низменных равнин и соседних высоких гор. Дожди обычно выпадают весной и способствуют появлению в горах и на .равнинах пышной растительности. Араратская равнина имеет сухой, континентальный климат: в Ереване, расположенном на высоте около 3000 м над уровнем моря, средняя температура в январе бывает—6,4°, в июле +25°.
Армянское нагорье является водоразделом ряда больших рек Передней Азии. Отсюда берут начало Евфрат и Тигр, впадающие в Персидский залив, Чорох и Гайлгет, впадающие в Черное море, Кура и Араке, впадающие в Каспийское море, и их многочисленные притоки. Евфрат (длина 2700 км, из них 500 км в пределах- Армянского нагорья) имеет два рукава: Западный Евфрат, который берет начало в горах
Цахкавет, севернее города Карина (Эрзерума), и Восточный Евфрат, или Арацани, берущий начало в горах Цахканц. Одним из притоков Арацани является Меграгет, протекающий по плодородной Таронской равнине. Река Тигр (длина 1950 км, из них 380 км в пределах Армянского нагорья) также имеет два рукава—Западный Тигр и Восточный Тигр, первый из которых берет начало с юго-западных, а второй— с юго-восточных склонов Армянского Тавра; они соединяются около города Сгерд. Река Араке (в древности Ерасх, 314 км) начинается с северных склонов Бюракнских (Бингёль-ских) гор, на Басенской равнине сворачивает на восток и течет по глубокому Кагзванскому ущелью, в древности называвшемуся Ерасхадзором. Принимая слева реку Ахурян, Араке затем течет по обширной Араратской равнине. Здесь его левыми притоками являются Касах, Раздан, Азат и др. Связанная с Араксом и его притоками система каналов орошает виноградники и плодовые сады, а также плантации технических культур Араратской равнины. В народе эту реку часто называли Матерью-Араксом.
Нагорье богато большими и малыми озерами. Озеро Севан (в древности—Гегамское море) является самым высокогорным среди больших пресноводных озер мира (находится на высоте около 1900 м над уровнем моря, поверхность—немногим меньше 1400 кв. км). В озеро впадают до 20 речек, а из него вытекает только одна река—Раздан (Зангу). Среди рыб, которые водятся в Севане, большой известностью пользуется местный вид форели—ишхан.
Ванское озеро (в древности Тосп, или Бзнунийское море) находится на высоте 1720 м над уровнем моря. Поверхность озера равна 3733 кв. км. Воды озера соленые. С древнейших времен здесь занимались рыболовством, добычей соли и селитры.
Озеро Урмия (в древности Капутан) расположено в одной из впадин, лежащих между Армянским нагорьем и Иранским плоскогорьем.
Кроме этих трех больших озер, имеются многочисленные маленькие горные пресноводные озера. К ним относятся Арпи, Арчак (в Васпуракане), Гайлату (в Коговите), Цовк (ныне Гельджук) и др.
Геологическое строение и климатическое разнообразие породили разнообразие почв и растительности нагорья: плодородные поля сменяются каменистыми почвами с фруктовыми садами. Срединная страна бедна лесами. Лиственные и, частично, хвойные леса встречаются преимущественно в Гугарке, долине Агстева, в Сюнике, а также на южных склонах Восточного Понта и Армянского Тавра. На высоте около 2000 м над уровнем моря начинается альпийская зона это район прославленных пастбищ Армянского нагорья с пышной луговой растительностью.
Главным занятием населения горных долин издревле было выращивание зерновых, виноградной лозы, льна, кунжута, а также плодовых деревьев—абрикоса, персика, черешни, яблони и др.
Армянское нагорье богато дикими животными. Из копыных млекопитающих здесь водятся благородный олень, косуля, горный козел, встречается также армянский муфлон, а в тростниковых зарослях долины Аракса—кабан. Из хищников обычны волк, лиса, медведь, гиена; из птиц—орел, гриф, коршун, сокол, аист, куропатка, утка, дрофа, перепелка, фазан и др.
Недра нагорья богаты полезными ископаемыми. В горах ряда областей с древнейших времен добывали медь, железо, свинец, серебро, золото и каменную соль. Особенно славились медные рудники в Гугарке и Сюнике, соляные копи в Кохбе, Катанане и Нахчаване. Издавна пользуются известностью строительные материалы нагорья—туф и мрамор разных цветов, базальт, пемза и др. Имеются также запасы железа, меди, свинца, золота, молибдена, каменной соли и т. д.
Нагорье известно разнообразными лечебными минеральными водами—«джермуками» (горячими источниками)- и кислыми водами. На базе их в годы Советской власти возникли здравницы Арзни, Джермук и др.
Армянское нагорье сообщалось с внешним миром через горные проходы, именовавшиеся в древности «вратами». Через нагорье проходили два важнейших торговых и военных пути древнего мира, которые связывали Восток с Западом. Военно-стратегическое и торговое значение Армянского нагорья являлось одной из важных причин многих войн между державами Средиземноморья и Передней Азии. Ареной этих войн обычно становились Армения и соседние страны. Узлом основных магистралей торгового обмена между Востоком и Западом была Араратская равнина. С севером Армению связывали пути, проходившие через Грузию и Кавказскую Албанию (Агванк) вдоль побережья Черного и Каспийского морей.
Древняя Армения была разделена на пятнадцать крупных областей или «земель». Наиболее известными из них были Айрарат, Васпуракан, Сюник, Арцах, Гугарк, Высокая Армения, Туруберан, Алдзник, Цопк. Каждая область в условиях натурального хозяйства и географической замкнутости представляла не только отдельную экономическую единицу, но имела свои особые обычаи, диалект и культурные традиции.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 11.37.24 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
2. Каменный и бронзовый века на территории Армянского нагорья

Происхождение человека относится ко времени, отдаленному от нас более чем на два миллиона лет. Из первых человекоподобных, благодаря трудовой деятельности, постепенно сложился человек в его сегодняшнем облике. Выпрямилась осанка, развились конечности, кисть руки приобрела способность к тонкой работе, появилась членораздельная речь, развился мозг человека. Все это произошло в рамках эпохи; именуемой в науке древнекаменным веком—палеолитом.
Во многих районах Армянского нагорья обнаружены-следы деятельности человека эпохи палеолита, изготовлявшиеся и применявшиеся им орудия труда. Среди таких находок особой полнотой отличаются коллекции, собранные на территории Армянской ССР (гора Артин, окрестности курорта Арзни и др.). Они показывают, во-первых, что Армянское нагорье принадлежало к областям древнейшего расселения человека и, во-вторых, что деятельность человека продолжалась здесь непрерывно в течение всех периодов древнекаменного века—нижнего палеолита (до 100 тыс. лет до нашего времени), среднего палеолита (до 40 тыс. лет) и верхнего палеолита (40 тыс. лет—15—12 тыс. лет тому назад).
От первоначального универсального каменного рубила— грушевидного грубо оббитого многоцелевого орудия труда;— человек за эти сотни тысячелетий перешел к применению многочисленных специализированных, обработанных орудий, которыми можно было резать, сверлить, скоблить дерево, кость, рог и прочие материалы. Человек получил возможность охотиться на таких распространенных в то время крупных животных, как мамонт, северный олень, бык, дикая лошадь, а также заниматься примитивным рыболовством. Огромным достижением явилось изобретение способа искусственного добывания огня. Смягчение климата, наступившее в конце эпохи верхнего палеолита и отступление ледников создали новые благоприятные условия для дальнейшего развития деятельности человека.
Заключительный период каменного века— новокаменный век представлен на территории Армении рядом поселений, относящихся к VIII—середине V тыс. до н. э. Искусство обработки камня достигло совершенства—орудия шлифуются. Каменный топор с деревянным топорищем дает возможность мастерить средства передвижения и перевозки—повозки и лодки. Получают дальнейшее развитие Земледелие и скотоводство. Создаются искусственные жилища. Изготовляются первые глиняные сосуды; они пока еще грубы и шероховаты, не обожжены, но у них большое будущее. Племена, состоящие из родов, укрепляются и, в свою очередь, объединяются в племенные союзы, на первых порах еще непрочные.
Следующий, медно-каменный период, или энеолит, датирующийся в Армении второй половиной V тыс. и IV тыс. до н. э. (поселения Шамирамалты, Техут, Кюль-тапа и др.), ознаменован завершением оформления раннего земледелия и скотоводства: изготовляются разнообразные орудия для обработки земли и сбора урожая, приручаются и разводятся коза, овца, свинья, крупный рогатый скот (последний используется и как тягловая сила); возникает ткачество из шерстяных и растительных ниток; развивается и разветвляется керамическое производство. Важнейшим достижением эпохи является изготовление изделий из меди. Металл еще долгое время используется параллельно с камнем, и формы металлических орудий до поры повторяют формы каменных. Эпоха энеолита характеризуется также началом широких межрегиональных связей.
III тыс. до н. э. для наиболее развитых к тому времени стран земного шара явилось временем возникновения государств. Первые государства образовались в плодородных речных долинах: в долине Нила—Египет, в долине Тигра и Евфрата—Шумер и Аккад. Влияние их цивилизации проникает в соседние страны, в том числе на Армянское нагорье. Здесь в этот период еще господствует родовое общество, продолжается переход его от матриархата к патриархату, при сотором ступени родства определяются уже по отцовской линии. Такой переход был связан с ростом материального производства и, параллельно, с ростом роли и значения мужчины в.экономической и общественной сферах. К концу этого периода намечается и имущественная дифференциация населения—выделение и усиление родоплеменной знати.
III—II тыс. до н. э. на Армянском нагорье—эпоха бронзы. В этот период производительные силы общества переживают огромный подъем. Возникает пахотное земледелие, применяются примитивные способы орошения земли, и на этой основе развивается также садоводство. В число одомашненных животных включается лошадь. Ремесла развиваются и специализируются, наряду с прогрессом традиционных ремёсел—обработки камня, кости, кожи, дерева, керамического 'производства, наблюдаются крупные достижения в металлургии. В качестве основного материала медь заменяется бронзой—сплавом меди с оловом. Этот сплав значительно превосходит чистую медь твердостью и режущей способностью. Умножаются виды бронзовых орудий труда, бытовых предметов и украшений, оружейное дело выделяется в отдельное ремесло. Развивается ювелирное дело, изделия из золота, серебра и полудрагоценных камней приобретают изящество и тонкость.
Остатки продукции ремесленного производства обильно .представлены в памятниках бронзового века Армянского нагорья (Шенгавит, Мохраблур и др.) и в богатейших погребениях (Трехк-Триалети, Кировакан, Лчашен). Эти материалы, как и обнаруженные в горах Армении наскальные изображения, также свидетельствуют о процессе социального и духовного развития общества, который вел к разложению первобытнообщинного строя. В руках родоплеменной знати концентрируются лучшие пахотные земли, обширные стада и другие богатства. В средний и поздний период бронзы погребения представителей этого слоя общества выделяются особой роскошью, содержат большое количество вещей— великолепные разукрашенные погребальные повозки, высокохудожественно выполненное оружие и украшения, а также скелеты убитых и захороненных со своими хозяевами рабов. Общество быстро продвигается по пути классообразования. Примитивные первобытные религиозные представления перерастают в сложную систему, где находит свое место культ сил природы и небесных явлений, предков, верования, связанные с охотой и плодородием, олицетворенные в человекоподобных или представляемых в виде животных божествах.
В это время получают широкое распространение построенные из огромных каменных блоков так называемые циклопические крепости, что указывает на учащение межплеменных столкновений. Это обстоятельство еще более укрепляет позиции родоплеменной знати. Общество находится в преддверии образования государства.
К концу II тыс. до н. э. на Армянском нагорье начинается использование железа, и тем самым на смену бронзовому веку приходит железный. Высокие качества этого нового материала дают новый толчок развитию производительных сил.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 11.39.31 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
3. Древнейшие этнические образования на территории Армянского нагорья и сопредельных стран

Какие народности и племена населяли Армянское нагорье? О древнейшем периоде имеется пока еще мало сведений. Некоторые общие черты материальной культуры свидетельствуют об, этнической общности значительной части населения нагорья уже в IV—III тыс. до н. э. Это были племена субарейцев или хурритов, часть которых в середине III тыс., по-видимому, мигрировала к берегам Средиземного «оря. В ряде местностей этого района археологами обнаружены памятники материальной культуры (в частности, керамические изделия), сходной по форме с культурой племен Армянского нагорья.
Для II тыс. до н. э., благодаря сохранившимся в письменных памятниках свидетельствам, картина племен и народностей, населявших Армянское нагорье и близрасположеные области, существенно проясняется. Южная зона нагорья была населена родственными друг другу хурритскими и урартскими племенами. Хурриты обитали на территории, расположенной от западной излучины Евфрата до озера Ван (страны Алзи, Пурулумзи, Шубриа и др.). Однако основная масса их жила южнее, на территории, простиравшейся/ от Средиземного моря через северную Месопотамию к Ассирии и Вавилонии. Именно в северной Месопотамии в XVI до н. э. хурриты создали свое государство Митанни со столицей Вашшугане. Это государство держало под своим полиггическим влиянием Ассирию, южную часть Армянского наворья, страны долины верхнего течения Евфрата и некоторое время играло ведущую роль в Передней Азии. Оно состояло р тесной связи с могущественными государствами этого периода— Вавилонией, Египтом и Хатти (Хеттслнм царством).
Хурриты создали богатую материальную и духовную культуру и на основе аккадского (вавилоно-ассирийского) клинописного письма разработали собственную письменность. Государство Митанни в XIV в. ослабло под ударами Хатти и вскоре подчинилось владычеству усилившейся Ассирии.
Бассейн озера Ван и прилегающие к нему с востока земли были населены родственными хурритам урартскими племенами. В XIII в. до н. э. на этих территориях существовал племенной союз Уратри (Уруатри), состоявший из восьми племен. После опустошительных нашествий царя Ассирии Салманасара I (1280—1261) союз Урарту распался, и его место занял более мощный племенной союз Наири. Этот союз занимал значительную часть Армянского нагорья, временами простирая свои границы от озера Урмия до долины реки Чорох. В XI в. союз Наири распадается, и на арену вновь выступает союз Урарту.
Западные подступы к Армянскому нагорью,—центральные и восточные земли Малой Азии,—уже в конце III—начале II тыс. до н. э. были заселены индоевропейцами—родственными племенами хеттов-неситов и лувийцев. Эти племена, постепенно заняли территорию местных племен хаттов или протохеттов, ассимилировали их и в то же врем» самиАв существенной мере прониклись их культурой. Хеттское (государство образовалось раньше хурритского—не позже XVII в. до н. э. —и было более сильным. Оно просуществовало до начала XII в. до н. э.
Хфты также создали богатую культуру, имели свою письменность, сформировавшуюся на базе аккадского клинописного письма. Рабовладение у них было более развито, чем у хурритов, благодаря крепкой военной организации, мощной армии, захватывавшей в войнах большое число пленных. Государство родственных хеттам лувийцев располагалось в южных районах Малой Азии, однако массы лувийского населения жили также северо-восточнее этих районов—в странах долины западного течения Евфрата: Куммухе, Мелиде, Ишуве, Сухме и др., расположенных между государством Хатти и Армянским нагорьем. Лувийцы пользовались иероглифической письменностью (так называемые «хеттские иероглифические надписи»).
К северо-востоку от Хатти, в районах верховий рек Гайл-гет (Келкит) и Чорох, охватывая также область Высоко» Армении в верховьях Евфрата, располагался сильный племенной союз Хайаса, вместе с которым в источниках часто упоминается страна Аззи, вероятно, составная часть Хайасы. или ее тесный союзник. Объединение Хайаса-Аззи представляло собой общество на грани образования государства: наряду с вождем здесь все еще сохранял свою роль совет старейшин, который иной раз мог действовать и самостоятельно, помимо воли вождя. Основным занятием населений Хайасы-Аззи было земледелие (включая садоводство) и скотоводство. По языку это население было либо хурритским, либо родственным хеттам и лувийцам. Важным центром Хайасы была Кумаха—позднейший Ани-Кдмах в Высокой Армении. В XV—XIV вв. до н. э. хетты многократно сталкивались с Хайасой-Аззи.
В северной части Армянского нагорья, на территории простиравшейся от озера Севан до района Карса, был расположен большой племенной союз Этиуни, этнически, возможно, родственный хурритам.
В начале XII в. до н. э. из заевфратских областей в юго-западные районы нагорья, заселенные хурритами, хеттам», и лувийцами, мигрируют и оседают здесь группы индоевропеиових армяноязычных племен, именуемых в ассирийских «клинописных источниках мушку и уруму, в греческих—адшмами, а в дальнейшем—арменами.

4. Государство Урарту

Из племен и народностей, населявших Армянское нагорье, урарты первыми достигли ступени образования государства. При помощи военной силы им удалось распрюстранить и в течение двух с лишним столетий поддерживать свою власть над большей частью нагорья, создав одно из крупнейших государств древнего мира.
Начиная с 859 г. ассирийские надписи упоминают первого урартского царя Араме. При нем государство охватывало лишь бассейн озера Ван и примыкавшую к нему с северо-запада область верховьев реки Драцани (Мурад). Второй из известных нам царей—это Сардури I, сын Лутипри. Он оставил надпись (в нескольких экземплярах) на ассирийском языке о строительстве стен столицы Урарту—Тушпы; расположенной на юго-восточном побережье озера Ван; это первый дошедший до нас письменный документ государства Урарту. В нем, по примеру ассирийских царей, урартский царь именует себя «великим царем, могучим царем, царем вселенной», а также «царем царей». Урартское государство в этой надписи именуется страной Наири, а что касается
названия Урарту, то оно упоминается в надписях ассирийских царей.
Преемником Сардури I был Ишпуини (приблизительно 25—810 гг.). От него до нас дошли первые письменные памятники на урартском языке. Из них узнаем, что сами урарты именовали свою страну Биайяили, откуда происходит название озера Ван. При Ишпуини государство Урарту раздвигает свои границы на северо-запад и на юг; здесь оно
сталкивается с наиболее могущественным государством того времени—Ассирией.
Деятельностью Минуа (810—786), сына Ишпуини, начинается эпоха преобладания Урарту в Передней Азии. Десятки клинописных надписей сообщают о сооружении крепостей как в центральной части, так и, особенно, в окраинных областях государства. Завершается строительство оборонительных сооружений столицы Тушпы.
Строительство каналов, разветвленной оросительной системы дает возможность расширить посевные площади и развить садоводство. Следует особо упомянуть проведенный при Минуа и существующий поныне 70-километровый оросительный канал, подававший воду столице. На его каменных стенах сохранились надписи о сооружении и наречении «Каналом Минуа». Армянская традиция переименовала его в «Канал Шамирам», приписав его сооружение полулегендарной царице (как, впрочем, и строительство самого города Тушпа-Вана).
Минуа укрепил военные достижения своего отца, утвердился в странах Мана и Мусасир, расположенных, соответственно, на южном побережье озера Урмия и к югу от озера Вана продвинулся еще далее в сторону Ассирии. Урартская экспансия развивалась также на запад, в страны верхнего Евфрата. Здесь урарты сталкиваются с местными армяно-язычиыми племенами, область которых в урартских надписях именуется Урме. Продвигаясь на север, Минуа достиг Арак-са и на склонах горы Арарат основал город, назвав его по своему имени Минуахинили.
Сын и преемник Минуа Аргишти (786—760) перешел1 Аракс и занял Араратскую долину. Здесь было построено два города. В 782 г. до н. э. Аргишти основал город Эребуни «для могущества страны Биайнили, для усмирения -вражес-ской страны», как записано в царской надписи. Иными словами, это была мощная военная база. Аргишти поселил в Эребуни 6600 воинов, вываленных им из стран Хате и Цупа на Евфрате во время похода, осуществленного в предшествовавшем году. Возможно, что это были воины армяноязычных племен. Эребуни располагался на территории современного. Еревана, и имя последнего восходит к этому названию. В 775 г. до н. э. в центре Араратской долины Аргишти основал город Аргиштихинили, ставший административным центром северных провинций государства. Этот город впоследствии перерос в первую столицу Армянского государства и назывался Армавир.
Укрепившись в Араратской долине, Аргишти стал продвигаться дальше на север в двух направлениях—вдоль рек» Раздан к озеру Севан и вдоль реки Ахурян в сторону страны Диаухи. На западе он подчинил заевфратскую страну Хате со столицей Мелитеа и двинулся оттуда на юг, в Северную Сирию. Здесь он захватил и депортировал в Биайнили десятки тысяч людей. Непосредственные столкновения с Ассирией происходили в районе озера Урмия. Ассирийские цари Салма-насар IV и Ашшурдан III оказались не в состоянии противостоять натиску Аргишти I.
Ко времени этого правителя уже сформировался социально-экономический и политический строй Урарту как типичного древневосточного рабовладельческого государства. Власть царя была неограниченной. Государство делилось на крупные области во главе с начальниками, обладавшими весьма большими полномочиями. В покоренных странах зачастую оставлялись их прежние цари или вожди с условием подчинения и выплаты дани.
Надпись царя Аргишти I об основании Эребуни
Социально-классовая структура урартского общества слагалась из трех основных элементов—рабовладельцев, рабов и свободных крестьян. Главным источником рабской силы для урартского государства служила война. Труд рабов применялся как в государственных предприятиях—в строительстве городов и крепостей, храмов, каналов, дорог,—так и в частных хозяйствах, принадлежавших различным представителям господствующего класса. Основным производителем материальных благ, однако, продолжало оставаться свободное земледельческое и скотоводческое население самого Биаинили и присоединенных стран.
Земледелием и, в частности, садоводством, занимались главным образом в бассейне озера Ван, в плодородных долинах Евфрата-Арацани и Аракса. В горных районах развивалось скотоводство, а в городах и крупных хозяйственных центрах—ремесленное производство.
В середине VIII в. до н. э. Урарту находилось в зените своего могущества. Сардури II (760—730), сын Аргишти, продолжая завоевание Закавказья, совершил ряд походов вдоль реки Ахуряк на север, в район озера Чалдыр, откуда вывез огромную добычу и пригнал массу пленных. Он прошел на юг вдоль западного побережья озера Севан и овладел странами Великухи и Тулиху. Из района озера Урмия Сардури направился на юг, в сторону Вавилионии, с обходом жизненных центров Ассирии, и на, восток, где завоевал примыкавшую к прикаспийским районам страну Пулуади.
Страна Урме, со своим смешанным хуррито-армяноязыч«ым населением, продолжала упорно сопротивляться эконан-
сии Урарту. Сардури II вторгся в эту страну и, разрушив многие поселения, захватил большую добычу и 10 тысяч пленных.
В этот же период переживает подъем грозный сосед Урарту—Ассирия. Царь Тиглатпаласар III (745—727) сумел посредством ряда реформ обновить военно-административный аппарат государства. В 743 г. он получил возможность выставить могучую армию против военных сил Сардури II и примкнувшего к нему союза северо-сирийских государств. Битва произошла в приевфратской стране Куммух (Комма-ггена) и завершилась разгромом войска союзников. В дальнейшем Тиглатпаласар III вторгся в Урарту и пересек всю страну с запада на восток. По дороге он осадил столицу Тушпу, но, не сумев овладеть могучей цитаделью, разрушил город и ушел.
Этот поход причинил большой ущерб Урарту, однако при .преемнике Сардури II—Русе I (730—713) мощь государства была восстановлена. Вместо разрушенной Тушпы он построил на ее северо-восточной окраине, в районе холма Топрахкале, новую столицу, назвав ее Русахинили. На побережье озера Севан, в стране Великухи, была основана сильная крепость, названная именем верховного бога Халди. Продвигаясь вдоль южного берега Севана, Руса I построил здесь еще одну крепость, которую назвал именем бога войны Тейшебы.
Новый властелин Ассирии—Саргон II (722—705) в 714 соду нанес тяжелый удар Урарту. До нас дошло подробное, хотя и тенденциозное описание этого похода от имени самого Саргана II. Саргон прошел по центральным районам Урарту, сея страх и уничтожая поселения и сады, однако подступить к столице не решился. На обратном пути в Ассирию он совершил рейд в сторону верного союзника Урарту—царства Мусасир, южнее озера Ван, и унес несметную добычу из города и из знаменитого храма бога Халди.
Раны, нанесенные Саргоном II, зажили в течение следующих лет, при Аргишти II (713—685). Последний укрепил северо-западную границу Урарту, построив мощную крепость в районе Ерзинка (Алтын-тепе) и предпринял походы в северные районы Иранского нагорья.
Начиная со времени ассирийского царя Синаххериба (705—680) и вплоть до падения Ассирии в конце VII в., ассиро-урартские отношения, если не считать отдельные эпизоды, существенно не обострялись. О мирных отношениях свидетельствует тот факт, что ассирийский царь Ассархаддон, напавший на непокорную горную страну Шубрия, расположенеую в гора. Сасуна, между Ассирией и Урарту, отослал в Урарту скрывавшихся в Шубрии урартских беглецов. Известен также факт отправки царем Русой II в 654 г. посольства с изъявлением дружбы ассирийскому царю Ашшурбанапалу Сближение двух государств объяснялось наличием общих могучих врагов. Это были воинственные племена киммеров вторгшиеся из-за Кавказского хребта, и последовавшие за ними еще более многочисленные и грозные скифские племена.
Руса II (685—645) был последним царем Урарту периода его могущества. Известна его строительная деятельность в Ване и в Араратской долине (страна Аза). Здесь он воздвиг крепость Тейшебаини (на холме Кармир-блур в Ереване)—важный хозяйственный центр северных областей Урарту. Из военных предприятий Русы II выделяется поход в восточные области Малой Азии, в страну хеттов. Это была последняя вспышка военного могущества Урарту.
В последующие десятилетия нет никаких сведений о военных действиях Урарту. Из надписей и отпечатков царских перстней на глиняных табличках с письмами видно, что за Сардури III, преемником Русы II, последовало еще несколько царей, носивших имена Сардури, Эримена, Руса. Их деятельность, однако, протекала в основном в двух областях прежде обширного государства—в районе Вана, т. е. в собственно Биаинили, и в Араратской долине—в стране Аза. Период агонии государства относится к 590—580 гг. до л. э., когда Урарту навсегда сходит с исторической арены.
* * *

Деятельность человека на Армянском нагорье, как мы видели, отмечена с древнейших времен его существования и непрерывно продолжалась до бронзового века, представленного здесь особенно богатыми памятниками. И тем не менее урартский период, совпадающий по времени с распространением обработки железа—«железным веком», следует считать поворотным этапом в развитии производительных сил населения нагорья.
В первую очередь надо упомянуть сооруженную в этот период развитую сеть оросительных каналов, которая привела к подъему земледелия. О развитии скотоводства свидетельствуют многие сохранившиеся материальные и письменные памятники.
Значительного уровня достигло и ремесленное производство. Материалы, добытые при раскопках ур.артских городов на Топрах-кале, Кармир-блуре, в Армавире, на Арин-берде, Алтын-тепе и т. д., дают целостное представление об обработке бронзы, железа, золота, серебра, кости, рога, дерева и т. п., так же как шерсти, льна, кожи, и об изготовляв шихся из них многочисленных предметах для военных и мирных нужд и для украшения.
Заметное развитие получило градостроительство. Царские надписи донесли до нас сведения о строительстве нескольких десятков городов и крепостей. Часть их известна нам лишь по названиям, другая—хорошо знакома, а некоторые основательно обследованы археологами. Наиболее распространенным был тип города-крепости—сочетания цитадели, сооруженной на холме площадью в 4—6 гектаров и окруженной мощными стенами, иногда в 2—3 ряда, и простиравшейся вокруг нее на протяжении десятков, .а иногда и сотев гектаров собственно городской части, также окруженной стеной. Для города были характерны прямые, параллельные улицы. В цитадели обычно жил начальник области со своими приближёнными и челядью и располагался гарнизон. Картина социального расслоения населения города находит свое выражение в облике домов и квартир—в их устройстве, размерах, степени удобства и роскоши. Разнообразие здесь очень велико—от жалких лачуг до особняков или пышно отстроенных домов, состоявших из нескольких квартир.
Строительным материалом служили камень, глина, дерево. Каменное основание, достигавшее двух и более метров, укладывалось на освобожденной от земли материковой скале, затем шла кладка сырцового, замешанного соломой, крупного кирпича. Перекрытия сооружались из балок. Широко применялся камень чистой тески—для башен, окаймления верхних ярусов стен, для сооружения храмов.
Известно несколько типов урартских храмов. Один из них, представленный знаменитым Мусасирским храмом бога Хзлди, дошел до нас лишь на рисунке ассирийского художника, изобразившего момент его разграбления воинами Саргона II (714 г. до н. э.). Он имеет двускатную крышу, треугольный фронтон, увенчанный
копьевидным украшением, шесть фронтальных колонн (или пилястров), поддерживающих фронтон, и установленных на довольно высоком стилобате. Мусасирокий храм по своей форме напоминает древнелреческие храмы. Другим типом храмов являлись «ворота» того или иного божества—огромные выдолбленные в скале или построенные из камня ниши, иногда снабженные клинописными надписями. Имелись также башнеобраз-ные храмы или же храмы, встроенные в комплекс иных сооружений, со святилищами внутри.
Внутренняя поверхность дворцовых или храмовых стен покрывалась многоцветной росписью, образцы которой представлены на Аринберде (Эребуни) и Алтынтепе. В росписях изображались боги, священные животные, культовые и охотничьи сцены, окаймленные растительным и геометрическим орнаментом.
Изобразительное искусство урартов было представлено также скульптурой. Существовала монументальная скульптура. Образцом каменных барельефов является изображение урартского божества из Адильджеваза. Значительно больше сохранилось образцов мелкой скульптуры из металла, камня, рога, имевшей часто прикладное значение. Великолепно украшено урартское бронзовое оружие—колчаны, шлемы, щиты. Здесь можно видеть реалистические изображения колесниц и всадников, жрецов, окружающих священное древо, львов, быков и т. д.
Говоря о духовной культуре урартов, следует прежде (Всего отметить их язык и письменность. Урартский язык, как по грамматическому строю, так и по лексике, родственен хургритскому. Вероятно, что еще в III тыс. до н. э. эти два языка являлись лишь диалектами одного языка, а затем развились в отдельные языки. Вследствие большой стереотипности дошедших до нас письменных памятников нам известна лишь небольшая часть лексики урартского языка.
Урартская письменность—клинопись—заимствована, подобно хурритской и хеттской, из аккадской (вавилоно-асснрийской) клинописи, со всеми ее характерными чертами, и лишь значительно упрощена. Дошедшие до нас на этом языке и в этой письменности надписи представляют собой большей частью схематичные, изложенные по стандартным формулам тексты, повествующие о военных походах я завоеваниях урартских царей, и почти столь же стандартные тексты строительного и, частично, культового содержания. Найденные глиняные клинописные таблички вносят некоторое разнообразие—здесь имеются письма, инструкции и перечни их, однако, пока еще очень мало.
Важные сведения о религии урартов дает большая надпись на «Воротах Мгера» (вырубленная в скале ниша) в Ване, сделанная от вмени царей Ишпуини и Мииуа. Надпись содержит перечень божеств урартского пантеона с указанием количества причитающихся каждому из них регулярных жертвоприношений—быков, коров, овец. Первое место в» перечне принадлежит Халди, который упоминается также во многих других урартских надписях как покровитель царской власти. Второе и третье место занимают бог войны Тейшеба и бог солнца Шйвини. Если Халди—это собственно урартское божество и у других народностей не встречается, то два других представлены также в хурритском пантеоне. За верховной троицей следуют десятки богов и богинь, часть которых несомненно относится к странам и племенам, включенным в государство Урарту.
Урарты имели свою богатую мифологию. Хотя сами мифы до нас не дошли, но об их существовании свидетельствуют такие, например, явления, как наличие в пантеоне божеств рек, гор и озер. Объектом культа были различные черты бога Халди—его величие, могущество, благодетельность и т. п. Со всем этим должны были быть связаны мифы и легенды. Заметим, что отголоски урартской мифологии обнаруживаются в древнейших пластах армянской духовной культуры.
Урартское государство в течение почти трех веков своего развития достигло крупных успехов, однако же не поднялось выше военно-политического объединения разнородных этнических элементов. Поэтому политический кризис, охвативший Переднюю Азию на грани VII и VI вв. до н. э., который смел с исторической арены Ассирию, оказался гибельным и для ослабевшего Урартского государства. Но своим существованием оно подготовило почву для возникновения армянского государства, сложившегося на иной,, уже монолитной базе, на базе этнической общности.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 11.43.49 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
.Происхождение армянского народа.

Армянский народ образовался в конце II—начале I тыс. до н. э. на Армянском нагорье в результате постепенного слияния проживавших на нем издревле племен и их союзов, а также некоторых других племен, осевших здесь в конце II тыс. до н. э. В течение длительного исторического процесса этногенеза одни из этих племен передали армянскому народу больше свой физический облик, другие—в основном традиции своей материальной или духовной культуры, третьи—преимущественно свой язык, который затем вобрал в себя многое из лексического богатства других племен— участников этого процесса.
Особенно важен вклад хуррито-урартских племен, как наиболее многочисленного и широко распространенного этнического элемента нагорья, который именно благодаря этому составил физическую основу находившегося в процессе становления народа. Сюда следует причислить исконное население бассейна озера Ван—урартские племена, далее, близко родственные им племена хурритов, проживавших в долинах Арацани и верховьев Тигра, хурритские или близкие к ним племена долины Аракса и верховьев Куры, образовавшие крупные племенные союзы Этиуни и Диаухи, и другие менее значительные племена или их объединения этого же географического ареала. Важен вклад также и хетто-лувийских племен, населявших страны, расположенные в долине Верхнего Евфрата—Куммух, Ишува, Сухме и другие. От племенного союза Хайаса, помимо прочего, армянский народ унаследовал и свое самоназвание «хай».
Наряду с этими этническими элементами в образовании армянского народа приняли участие также индоевропейские племена арменов, давшие народу его второе имя «армяне», которым называют его другие народы. В период известных переселений «народов моря» (XIII—XII вв. до н. э.) армены проникли в Малую Азию вместе родственными им фраконфригийскими племенами из Балкан. (Впрочем, в последние годы высказано мнение, что прародина индоевропейцев находилась именно в восточной части Малой Азии). Затем они продвинулись дальше на Армянское нагорье. Обо всем этом говорят сообщения ряда древнегреческих авторов, начиная с «отца истории» Геродота
(V в. до н. э.). Ассирийские клинописные надписи называют часть этих протоармян уруме (по их наименованию), другую часть—мушку (по одному из названий родственных им фригийцев). В 1115 г. до н. э. ассирийский царь Тиглатпаласар I впервые столкнулся с племенами мушку, войска которых— 20 тыс. бойцов—под водительством пяти вождей из занятых ими за 50 лет до этого юго-западных областей Армянского нагорья вторглись в Ассирийскую державу. В следующем году войска этого царя сражались уже с воинами племен уруме, утвердившихся в этих же областях.
Таким образом, здесь, на территории, тянувшейся от западной излучины Евфрата на восток по долинам Арацани и Тигра, где уже раньше жили хурритские и хетто-лувийские предки армян, с XII в. до н. э. начинается постепенный процесс этнической консолидации и слияния всех названных племен.
Заметим, что часть страны, где начался процесс образования армянского народа, ассирийцы по названию племен уруме переименовывают в Уруме, а урарты, соприкасавшиеся с этими племенами несколько позднее, называют ее Урме.
Урартское государство почти со времени своего возникновения сталкивалось со страной Урме. Минуа возвещает о победе над ней, Аргишти I заявляет о том же, Сардури 1 сообщает об овладении страной, разрушении населенных, пунктов, угоне населения. Очевидно, что страна упорно сопротивлялась урартским нашествиям и, несмотря ни на что, выживала.
Распространение армяноязычного этнического элемента по отдельным областям территории Урарту началось еще в VIII в. до н .э., в период расцвета этого государства. К этому вела политика переселения жителей завоеванных или подвергавшихся нашествию стран в различные районы государства. Так, Аргишти I, как уже отмечалось, посетил новооснованном городе-крепости Эребуни 6600 воинов, вероятно армяноязычных, вывезенных из стран Хате и Цупа.. 10 тысяч жителей Урме были переселены Сардури II из завоеванной страны в район Вана и т. п.
В труде армянского историка V в. н. э. Мовсеса Хоренации (Моисея Хоренского) сохранились важные сведения о событиях конца VII в. до н. э. Из клинописных и других источников известно, что в этот период Мидия и Вавилония выступали в тесном союзе против Ассирии. В 614 г. мидяне овладели одним из важнейших центров Ассирии—городом-Ашшуром, а в 612 г. совместными усилиями союзников была взята и предана огню ассирийская столица Ниневия. В течение нескольких лет Ассирия была окончательно разгромлена и перестала существовать как государство. По преданию, сохранившемуся в труде Мовсеса Хоренаци, участниками этих событий были и армяне, руководимые своим вождем Паруйром. Они помогли мидянам справиться с Ассирией, за что Паруйр был увенчан короной и стал первым армянским царем. Это предание, несомненно, имеет историческую подоплеку.
В период падения Ассирии (конец VII века до н. э.) об Урарту, как об активной силе, уже ничего не слышно. Это и понятно, ибо урартское государство к этому времени утратило былое могущество, распалось и находилось накануне гибели. Вместо урартов действуют армяне, которые вышли из своей колыбели и превратились в могучую силу. Происходит заключительный этап образования армянского народа—интенсивное распространение армянского этноязыкового элемента по всему нагорью.
Распространение армянского этноязыкового элемента по нагорью внешне напоминает распространение урартов, имевшее место на этой же территории примерно двумя столетиями ранее. Однако тогда, в случае с урартами, результатом было лишь объединение территорий военной силой, в процессе чего население их не слилось в единый народ, а возникло лишь военно-политическое государственное образование, этнически весьма пестрое. Теперь же, наряду с неизбежным военным фактором, действовал еще более сильный народообразующий фактор—стремление населения обширной территории к объединению и консолидации. Предпосылкой возникновения этого фактора были, с одной стороны, цивилизующая сила урартского владычества, подвинувшая население по пути экономического и культурного прогресса, а с другой,—и в еще большей мере,—внутреннее развитие и созревание племен, приводившее к необходимости наладить тесные взаимные связи. В этих условиях наличие и активное распространение армяноязычного цементирующего элемента дало новый эффект: произошло не объединение, а слияние племен и народностей, при возобладании языка армянского, в единый народ. Разноязычное население нагорья, в том числе и сами урарты, постепенно привыкает к армянскому языку как к средству межплеменного общения, одновременно обогащая этот язык своей лексикой, а затем переходит к употреблению только этого языка, который тем самым превращается в общенародный язык качественно новой единицы—армянского народа, образовавшегося из многих этнических компонентов.
На этой основе складывается уже не государство древневосточного типа, этнически пестрое и удерживаемое лишь
военной силой, а государство нового типа, основанное на идущих к сближению и слиянию этнических элементах и оказавшееся несравненно более жизненным.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 11.46.37 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Образование армянского государства

Спустя 60—70 лет после падения Урарту в знаменитой Бехистунской трехязычной надписи персидского царя Дария I, относящейся к 520 г. до н. э., в двух ее—персидском и зламоком—вариантах упоминается страна Дрмина, название которой в третьем—вавилонском варианте надписи передано как Урарту (точнее Урашту, согласно фонетическим правилам вавилонского диалекта аккадского языка). Итак, Урарту превратилось в Армину. Если ранее Урме (в действительности произносилось как «Орме» или «Арме») обозначало лишь один из уголков Армянского нагорья, то теперь происходящее от него название Армина применяется для обозначения территории Урарту, т. е. большей части Армянского нагорья.
Таким образом, в 520 г. до н. э. мы встречаем упоминание армянского государства Армины, или, как именовали ее древние греки,—Армении. Однако, судя по ряду данных, оно возникло ранее, в начале VI в. до н. э., заменив собой государство Урарту, поскольку территория последнего уже была вовлечена в процесс образования армянского народа.
Это армянское царство вышло на историческую аену в качестве союзника могущественной тогда Мидии. Но такой союз просуществовал недолго: Мидия стремилась овладеть наследием Урарту. Борьба завершилась в пользу Мидии, и Армения попала под ее верховное владычество с условием выплаты дани, предоставления военной помощи и отказа от сооружения укреплений. Территория Армении в этот период на юго-востоке была сопредельна с Мидией, а на северо-востоке достигала земель причерноморских халдейских племен.
Подробные сведения об армянском государстве дошли до нас в предании, сохранившемся в историко-нравоучительном произведении греческого историка V—IV вв. Ксенофонта «Киропедия». Из него явствует, что это армянское царство оказалось столь сильным, что вскоре прекратило выплату дани и отказалось от прочих обязательств. В распоряжении армянского царя были огромные богатства, 40 тысяч пехоты и 8 тысяч конницы. Имени царя Ксенофонт не упоминает, но называет его сыновей—Тиграна и Сабариса, одного из военачальников—Эмбаса; при этом Тигран представлен однокашником и товарищем по охоте Кира, будущего основателя персидской Ахеменидской державы.
То обстоятельство, что эти сведения Ксенофонта имеют подлинную историческую основу, подтверждается параллельным преданием, сохранившимся в труде «отца армянской истории» Мовсеса Хоренаци, героем которого выступает Тигран, опять-таки друг и союзник Кира. Это предание донесло до нас и имя отца Тиграна армянского царя Ерванда Кратковечного.
Как известно, Кир Великий в 550 г. до н. э. сокрушил индийскую державу и основал новое, еще более обширное государство, которое охватывало почти всю Переднюю Азию. Его сын Камбис вторгся также в Египет, где, однако, нашел свою смерть. В борьбе за трон победителем оказался Дарий, сын Гистаспа, представитель другой ветви того же рода Ахеменидов. Армения, вошедшая ранее в состав державы Кира, вероятно, как полузависимое царство, с приходом к власти Дария восстала против него подобно большинству стран, составлявших державу Ахеменидов.
В 522—520 гг. Дарий был занят подавлением этого мощного движения. Именно прославлению этих его деяний и посвящена упомянутая выше Бехистунская надпись. Против-восставшей Армины, т. е. Армении, Дарий направил два удара с обоих флангов. Одну из армий вел полководец Дадэршиш, родом армянин («армшшец»), другую—перс Ваху-миса. Лишь после нескольких сражений с армянскими войсками удалось подавить восстание, и Армения вошла в состав персидской Ахеменидской державы.
Это продолжалось около двух столетий. Согласно древнегреческим источникам, территория Армении была распределена между двумя административными единицами—сатрапиями. Однако в надписях самих ахеменидских царей она постоянно выступает как отдельная единица. Армения выплачивала весьма большую дань золотом и конями, ее войска принимали участие в походах персидских царей. Так, например, в составе войск царя Ксеркса, направлявшихся в Грецию, был и армянский отряд.
Правившие Арменией сатрапы, за отдельными исключениями, принадлежали к одному и тому же роду, в котором; распространено было имя Ерванд (в греческих источниках— Оронт). Вероятно по своему происхождению они были связаны с династией, правившей в армянском государстве VI в,, один из представителей которой, как отмечалось, именовался Ервандом.
В 401 г. до н. э. Армению, по пути из Месопотамии к Черному морю, пересек десятитысячный отряд греческих наемников. Отряд отступал после поражения и смерти своего вождя, брата персидского царя, пытавшегося завладеть короной. Через Армению отряд вел вышеупомянутый выдающийся греческий писатель и историк Ксенофонт, автор «Киропедии». Свои впечатления о походе Ксенофонт изложил в книге «Анабасис», которая является ценнейшим первоисточником по истории ряда стран Востока и, особенно, Армении. Правителем Армении в эту пору был Ерванд (Оронт), сын Артасуры. Женатый на царской дочери, он занимал важное положение при персидском дворе. Часть Армении, именовавшаяся «Западной Арменией», управлялась Тирибазом, также значительной фигурой при дворе. Границы Армении в это время примерно совпадали с границами бывшего урартского государства: на юге они проходили по реке Тигр, на севере включали Высокую Армению и тянулись по предгорным районам Гугарка; на западе шли по излучине Евфрата, на востоке—от озера Урмия к среднему течению Аракса и Куры.
Греческий отряд, пересекая Армению, не встречал городов, крепостей и храмов. Вероятно, греки попросту обходили их, избегая излишних столкновений и прокладывая свой путь через беззащитные деревни, которые и удостоились особого внимания Ксенофонта. Он описывает деревенские дома и жизненный уклад древних армян.
В дальнейшее наследственное право власть над Арменией было временно изъято у рода Ервандаканов (Оронтидов). До 336 г. здесь правил Кодоманн из рода Ахеменидов, который затем занял персидский престол под тронным именем Дария III. После этого власть Ервандаканов в Армении восстановилась, и правителем стал новый Ерванд, сын или внук предшествующего, описанного Ксенофонтом Ерванда.
Итак, хотя армянское государство, сложившееся на развалинах Урарту, далее попало под верховное владычество Мидии, а затем—под власть Ахеменидского Ирана, тем не менее, оно, имея устойчивую основу — консолидирующийся армянский народ, даже пребывая в составе упомянутых держав, сумело сохранить свое единство и территорию, вероятно, и правящую династию. Когда же при Дарий III Ахеменидская держава, уже с начала IV в. до н. э. вставшая на путь деградации и распада, пала под ударами Александра Македонского, то Армения восстановила свою независимую государственность.


Армения в раннеэллинистический период

В 331 г. до н. э. в битве при Гавгамеле решилась судьба одной из могущественных держав Древнего Востока—персидской Ахеменидской державы. Властитель ее Дарий III сделал последнюю попытку отразить натиск Александра Македонского, который за три года до этого во главе греко-македонских войск вторгся в Азию. Одержав ряд крупных побед, Александр уже успел завладеть западной частью государства Ахеменидов, включая Египет, и теперь преследовал Дария III, намереваясь нанести решительный удар. В битве при Гавгамеле в составе персидской армии принимали участие и армянские отряды.
Дарий III проиграл сражение, несколько позже был убит своими же приближенными, а Александр продолжал свой поход на восток, в Среднюю Азию, затем в Индию, завладев, таким образом, и восточной частью государства Ахеменидов и даже выйдя за его пределы. Так возникло гигантское государство Александра Македонского, столицей для которого он избрал город Вавилон—древнейший культурный центр.
Трехсотлетний период, последовавший за завоеваниями Александра, принято именовать периодом эллинизма, ибо одной из важных особенностей его было широкое распространение эллинской. (греческой) цивилизации и ее плодотворное взаимодействие 4 местными тысячелетними восточными цивилизациями. Для периода эллинизма характерно как ускорение темпа социально-экономического развития, так и создание новой, состоявшей из многих—восточных и западных—компонентов богатой эллинистической культуры. Эпохе был свойствен также небывалый расцвет городской жизни: рядом с древними городами образовались новые, носящие имена царей-основателей. Все эти явления, как мы увидим, были свойственны также Армении этого периода.
После падения Ахеменидской державы Малая Армения, занимавшая приблизительно территорию бывшей Хайасы, вошла в состав державы Александра Македонского. Собственно Армения, или, как ее именуют античные авторы, Великая Армения, осталась вне пределов государства Александра и восстановила свою независимость. Здесь воцарился участник битвы при Гавгамеле Ерванд (Оронт).
Это армянское царство было носителем древних государственных традиций, которые восходили не только к армянскому государству VI в. до н. э., но и к более ранним протоармянским предгосударственным образованиям на юго-западе и северо-западе нагорья и к самому государству Урарту. Правящая династия род Ервандаканов накопила значительный опыт государственной власти. Она была также, родственна Ахеменидам. Все это укрепляло позиции Армянского царства в системе новосозданных эллинистических государств.
Обширная империя Александра просуществовала недолго. После смерти властителя (323 г. до н. э.) его удачливые полководцы выкроили из оставшегося наследства свои самостоятельные царства, из которых со временем выделились три основных—государство Птолемеев в Египте, государство наследников Антигона в Македонии и Греции, государство Селевка в Передней Азии. Наиболее обширным из них было последнее; оно охватывало почти все азиатские завоевания Александра и представляло большую угрозу для образовавшихся в эти же времена в северной зоне Передней Азии менее могущественных государств: Паргама, Понта, Калпадокии, Малой Армении, Иберии (Грузия), Великой Армении, Атропатены и других. В течение III в. Селевкиды не раз пытались овладеть Арменией, принудить ее к выплате дани. Иногда они достигали цели, но большей частью Армении удавалось отражать эти попытки и, сохраняя независимость, вести самостоятельную, притом явно антиселевкидскую политику. Так, например, еще в конце IV в. армянский царь, вероятно, тот же Ерванд, предоставил военные силы наследнику престола соседней Каппадокии Ариарату, с помощью которых последний изгнал Селевкидов из родной страны и занял отцовский престол.
Центральной областью своего царства Ервандаканы сделали Араратскую долину, а столицей—город Армавир, образовавшийся на базе урартского города Аргиштихинили. В этих районах они развили строительную деятельность, основали ряд городов и поселений. У места впадения реки Ахурян в Араже был построен большой город Ервандашат, который вскоре стал столицей армянского царства, заменив Армавир. Последний, однако, продолжал оставаться важным культовым центром, играя роль, унаследованную им у Аргиштихинили. Новый культовый центр был создан в Багаране, на берегу реки Ахурян; здесь верховными жрецами назначались братья армянских царей. Были основаны поселения Ервандакерт и Ервандавам.
Армения в начале этого периода в общем сохраняла границы ахеменидокого времени. В первой половине III в. до н. э. власть Ервандаканов распространилась и на заевфратскую страну Коммагену, примыкавшую к крайней юго-западной области Великой Армении—Софене. Коммагена и Софена были объединены в отдельную административную единицу, а позднее эта единица была выделена в самостоятельное царство под властью царя Сама из рода Ервандаканов.
Однако царство Софена Комматана не было долговечным и вскоре распалось на две составные части—Софену и Коммагену. Собственно Армения во второй половине III в. также переживала трудные времена и понесла территориальный урон. С севера ее теснила набиравшая мощь Иберия, с юго-востока Мидия Атропатена.
В 212 г. до н. э. Селевкидский царь Антиох III (223— 187) осадил столицу Софены Аршамашат. Однако, когда возникла возможность примирения, он снял осаду, заключил союз с царем Софены Ксерксом и даже выдал замуж за него свою сестру Антиохиду. Продолжая начатый осадой Арсамосаты свой знаменитый восточный поход, Антиох III победно прошел через Парфию, дошел до Средней Азии и через Гиндукуш спустился в Индию.
Окрыленный победами на Востоке, Антиох III стал готовиться к западному походу, имея целью подчинить непокорные малоазийские царства и стать твердой ногой в Европе. В 201 г. он велел сестре Антиохиде отравить своего мужа Ксеркса и овладел Софеной. Был устранен и царь Армении Ерванд, захвачено его царство, а также Коммагена и Малая Армения. Этими акциями Антиох III укреплял свой тыл накануне похода на запад. Армянские государства были превращены в сатрапии и поставлены под начало находившихся на службе Антиоха полководцев. Правителями (стратегами) Армении и Софены были назначены, соответственно, Арташес (Артаксий) и Зарех (Зариадр),—представители армянской знати, в Малой Армении Митридат, племянник Антиоха и сын армянского династа; в Коммагене, основательно эллинизированной, правителем был поставлен македонец Птолемей. Это положение продолжалось около десяти лет.
В течение этих лет Антиох III осуществил свой поход и в 192 г., перейдя Геллеспонт, вторгся в Грецию. Однако он недооценил силы уже вполне сформировавшейся в это время и набравшей мощь Римской республики. Рим перешел в контрнаступление, и его войска, изгнав Антиоха из Европы, в свою очередь впервые вступили на землю Азии. В 190 г. в битве при Магнесии римляне нанесли сокрушительное поражение Антиоху III.
Эти события сыграли существенную роль в судьбе Армении. По сообщению греческого географа и историка Страбона, Арташес и Зарех пошли на сближение с Римом и объявили себя независимыми царями, первый—в Великой Армении, второй—в Софене. Обрели самостоятельность также Малая Армения и Коммагена, куда вскоре вернулись представители династии Ервандаканов. В дальнейшем процессе консолидации армянских государств все большую роль начинает играть Великая Армения.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 11.51.09 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Создание армянского объединенного государства

III в. до н. э. окраины Армянского нагорья уже были вовлечены в сферу армянского языка и этноса, однако частично они продолжали оставаться в пределах других государств. Небольшие армянские царства на западе охватывали лишь часть армянского этноса. В этих условиях царство Ервандаканов (Великая Армения), занимавшее центральные области нагорья, оказалось тем ядром, вокруг которого должно было образоваться объединенное армянское государство. Это произошло при Арташесе I (189—около 160), одном из виднейших деятелей древней Армении.
Греческий автор I в. до н. э. Страбон так рисует картину событий этого времени. «Рассказывают,—пишет он,—что Армения сначала была небольшой и увеличилась усилиями Арташеса и Зареха... Воцарившись... один в Софене..., другой на землях, окружающих Арташат, они раздвинули свои пределы, завоевав земли у соседних народов; у мидян—Каопиану, Фавнитиду и Басоропеду (Парспатуник), у иберов (грузин)—предгорья Париадра, Хордзену, Гогарену, что по ту сторону реки Кира (Куры), у халибов и моссинойков—Каренитиду и Дерксену, которые примыкают к Малой Армении или входят в ее состав, у катаонов—Акилисену и земли вокруг Антитавра, у сирийцев—Таморитиду. Так что все они стали одноязычными».
Обстоятельство одноязычное, т. е. армяноязычности населения всех упомянутых областей для их большинства едва ли было результатом присоединения к армянскому государству, как, видимо, представлялось Страбону, а скорее основой, стимулом присоединения. Сами по себе завоевания не приводят к одноязычной, к образованию народа, как-можно было убедиться хотя бы на примере Урарту. Поэтому «завоевание» армяноязычных областей точнее было бы на звать их объединением.
Участие Софены в этих событиях было скромным, решающая роль принадлежала собственно Армении. Это государство при Арташесе I расширилось во все стороны—на север, юг, восток и запад. Приведенное сообщение Страбона подтверждается и рядом сведений из других источников. Так, поход Арташеса ва восток, на «восставшую» страну каопов, подробно описывает Мовсес Хоренаци. Он же повествует о походах, совершавшихся при этом царе на север, в сторону Грузии. О них еще более обстоятельно рассказывается в древнейшем грузинском источнике «Картлис цховреба». На западе Армения сталкивалась с более сложной и трудной политической обстановкой, сложившейся между малоазийскими небольшими, но весьма сильными государствами. В 183—179 гг. здесь велась ожесточенная война между двумя группировками стран—с одной стороны, Понтом и его союзницей Малой Арменией, с другой стороны,—Каппадокией и ее союзниками. Этот второй лагерь пользовался поддержкой Рима, а за спиной первого стояли Селевкиды. Царь Понта Фарнак и властитель Малой Армении Митридат, достигшие поначалу определенных успехов, в итоге, однако, проиграли войну и вынуждены были заключить мир на тяжелых условиях.
Позиция Армении в отношении двух лагерей была весьма определенной традиционно-антиселевкидской, т. е. она поддерживала Каппадокию и Пергам против Понта и Малой Армении. В мирном договоре, текст которого сохранился у историка II в. до н. э. Полибия, в числе заинтересованных сторон упомянут также Арташес, «властитель большей части Армении». Именно в этих условиях, воспользовавшись поражением Малой Армении и поддерживавшего ее Понта, Арташес, видимо, и сумел путем военного или дипломатического нажима завладеть и присоединить к своему государству Каренитиду—область Карина и Дерксену—область Дерджан, которые, как указано у Страбона, «примыкают к Малой Армении или входят в ее состав».
Наиболее опасным соседом Армении продолжало оставаться Селевкидское государство. После Антиоха III Великого здесь царствовал его сын Селевк IV (187—175). За эти годы Армения окрепла, усилилась и стремилась охватить в своих границах окраинные армяноязычные области. К их числу относились области южнее озера Ван вплоть до Адиабены, где также, по сообщению Страбона, армянский элемент был издревле весьма силен.
В 168 г. армянские войска вступили в Тморик (Таморитиду), область, подчиненную Селевкидам, и присоединили ее к армянскому государству, доведя его границы и на этом отрезке до реки Тигр. Во главе Тморика был поставлен, по сообщению Мовсеса Хоренаци, один из приближенных Арташеса I, который начал быстро осваивать новую область.
Селевкид Антиох IV Эпифан (175—164), энергичный, но склонный к авантюрам правитель, воевал в это время с Египтом. Лишь в 165 г. он смог обратиться на север. Он перешел со своими войсками Евфрат и столкнулся с армянским войском, в свою очередь форсировавшим Тигр и шедшим ему навстречу. Битва была чрезвычайно кровопролитной, особенно много полегло армянских воинов, но положение сколько-нибудь существенно не изменилось: Антиох не перешел Тигра, Тморик остался в пределах Армении.
Арташес пытался присоединить к своему государству и Софену, но тщетно. Каппадокия решительно воспротивилась этому, и Арташес отказался от своего намерения. Присоединение Софены затянулось приблизительно на 70 лет, до времени Тиграна II.
Последние сведения об Арташесе, I относятся к самому концу 60-х гг. II в. до н. э., когда он вновь вступил в противоборство с Селевкидами и поддерживал восстание селевкидского сатрапа Вавилонии и Мидии Тимарха против своих хозяев.
В первой половине II в. до н. э. Армения выросла в сильное, самостоятельное и обширное государство и, естественно, нуждалась в различного рода преобразованиях в экономической, политико-административной, военной и других областях. До нас дошли надписи Арташеса I на арамейском языке, сделанные на межевых камнях; Мовсес Хоренаци указывает, что Арташес этими камнями размежевал общинные частновладельческие земли. Имеются некоторые сведения о перестройке военного дела при Арташесе, в частности, о создании четырех воеводств. Новое административное деление имело цель облегчить управление обширным государством. Основой подобных преобразований был экономический подъем страны, заметный как в деревне—в области сельского хозяйства,—так и в городе—в развитии ремесленного производства и торговли.
О городах, основанных в III в. до н. э. представителями династии Ервандаканом в Араратской долине и в Софине, уже говорилось выше. Во II в. до н. э. этот процесс продолжался. Крупное историческое значение имело основание Арташата (Артаксаты—античным авторам), столицы армянского государства.
Не случайно, что Арташат был основан в Араратской долине. Именно здесь располагались почти все столицы исторической Армении—Армавир, Ервандашат, Арташат, Вагаршапат, Двин. Араратская долина уже в IV в. до н. э. становится сердцем Армении. Здесь скрещивались торговые транзитные пути, ведшие с юга на север и, по долине Аракса, с запада на восток, что было существенным градообразующим фактором. Арташат был основан Арташесом I и назван по обычаю эллинистического времени именем царя основателя. По сообщениям историков Страбона и Плутарха, в сборе места будущей столицы и составлении ее плана армянскому царю помогал знаменитый карфагенский военачальник Ганнибал, бежавший после поражения, нанесенного ему римлянами, на Восток. Возможно, что Ганнибал и непричастен к созданию Арташата, однако из свидетельства Плутарха во всяком случае явствует, что город был построен по предварительно разработанному единому и увязанному с местностью плану, несомненно, по нормам эллинистического градостроительства. Страбон сообщает, что Арташат был хорошо заселенным городом и царской резиденцией, что его с трех сторон омывала река Аракс, а с четвертой стороны город был защищен рвом и валом. Ведущиеся в настоящее время археологические раскопки Арташата, располагавшегося на берегу Аракса на нескольких холмах вокруг Хор Вирапа открывают много нового и подтверждают сведения античных авторов.
По сообщению Мовсеса Хоренаци, в Арташат была переведена часть населения Ервандашата, прежней столицы Армении. Здесь, следовательно, состоялся синойкизм—формирование населения новооснованного города путем передачи ему части населения старых городов—обычный способ заселения новых городов в эллинистическом мире. В Армении, однако, этот способ был недостаточен из-за малочисленности городского населения. Здесь применяли и переселение чужестранцев—-как при Арташесе I, так и, особенно, при Тигране II.
В первой половине II в. до н. э. в Армении, помимо Арташата, был основан целый ряд других городов. Они носили имя отца Арташеса—Зареха и протянулись цепочкой по территории Армении с юго-востока на северо-запад. Сохранились сведения о городах Зарехаван в Ноширакане, Зарехаван в Багреванде, Заришат в Вананде и т. д. В Софене в этот же период был основан город Аркатиокерт.

Держава Тиграна II

Вслед за Арташесом в Армении царствовали один за другим два его сына—Артавазд I и Тигран I (около 160— 95). В этот период в Передней Азии происходит коренная перестановка политических сил. Еще в середине III в., до н. э. на Иранском нагорье образовалось Парфянское государство. Во II в. оно переживало подъем. Вступив в борьбу с Селевкидами, парфяне добились преобладания в Передней Азии. Их царь Митридат II (123—87) довел западные границы государства до Евфрата в Северной Месопотамии.
Он столкнулся также с армянским царем Артаваздом I, выиграл сражение и взял в качестве, заложника царского племянника Тиграна (будущий Тигран II). Вскоре парфяне отпустили Тиграна, получив в качестве выкупа область «Семьдесят долин», расположенную на юго-востоке Армении. Первые десятилетия I в. до н. э. в истории Армении занимают особое место. В этот период новый царь Армении Тигран II, прозванный Великим (95—55), встав на путь внешних завоеваний, создал большое государство. Армения превратилась в одну, из самых могущественных держав того времени.
Тигран II начал свою деятельность с того, на чем остановился его дед Арташес I,—с присоединения Софены—армянской приевфратской области, бывшей до того отдельным царством. В Софене правил потомок Зареха Артан. Уже в 94 г. войска Тиграна без труда овладели страной.
Этот шаг вывел Армению в сферу оживленных международных отношений. Софена с давних пор была связана политически с соседней Каппадокией, с чьей помощью в основном и сохраняла самостоятельность. Теперь Каппадокия сама находилась под угрозой поглощения безмерно усилившимся соседним Понтийским государством. Царь Понта Митридат VI Евпатор стремился сблизиться с Арменией. Он направил к Тиграну посольство с предложением заключить союз. Для Тиграна союз с могущественным Понтом был выгоден и желателен. Союз был закреплен браком между Тиграном и юной дочерью Митридата Клеопатрой.
В числе прочего, стороны договорились о захвате Каппадокии, причем по договору территория этой страны должна была отойти к Понту, а Тигран мог забрать всю движимость и депортировать население. Каппадокии предстояло стать тем источником, откуда Армения черпала бы необходимые ей людские массы—городское население и рабов.
Первый поход армянских войск в Каппадокию был предпринят в 93 г. Страна была захвачена, царь Ариобарзан бежал в Рим. По приказу из Рима Сулла, губернатор Суровой Киликии, ставшей к этому времени римской провинцией, восстановил власть каппадокийского царя. Однако уже в 91 г. военачальники Митраас и Багой вновь овладели Каппадокией. Лишь два года спустя Риму удалось вернуть Ариобарзана на престол.
На пути осуществления завоевательной программы Тиграна II стояли в первую очередь парфяне, завладевшие Мидией, Атропатеной, странами Северной Месопотамии и обосновавшиеся на Армянском нагорье, в области «Семьдесят долин». Около 87 г. до н. э. армянские войска вступили в эту область и, продвигаясь далее, вторглись в Мидию Атропатену и собственно Мидию. Преследуя парфянские войска, они подступили к Экбатанам—одной из резиденций парфянского царя. Во время осады города был предан огню расположенный за его стенами царский замок Адрапана. Устрашенный парфянский царь Готарз поспешил заключить мир и не только отказался от «Семидесяти долин», но и передал Тиграну власть над Мидией Атропатеной и странами Северной Месопотамии. Он отказался также от традиционного титула парфянских властителей «царь царей» в пользу Тиграна II. Последний закрепил свою власть над Мидией Атропатеной браком своей дочери с царем этой страны и обратил свое внимание на юг.
Здесь за столетие до этого, при Арташесе I, к армянскому государству была присоединена область Тморик. Теперь власть Тиграна распространилась и на соседнее небольшое царство Кордуену (Кордук) и на расположенную вдоль среднего течения Тигра Адиабену. Вслед за этим были заняты области Северной Месопотамии Мигдония с центром Нисибином и Осроэна с городом Эдессой. Теперь уже только Евфрат отделял владения Тиграна от стран, оставшихся под властью Селевкидов.
Селевкидские цари уже потеряли былую мощь. Центральная власть была бессильна обеспечить политическую целостность государства, безопасность торговли, сплотить вокруг себя важнейшую составную часть государства эллилистические города. Господствующий класс не был удовлетворен царской властью и помышлял о смене ее. Римский историк Юстин повествует: «Некоторые думали, что надо пригласить Митридата Понтийского, другие—египетского Птолемея... Все сошлись на кандидатуре Тиграна, который, не только имел свою военную силу, но и был союзником парфян и тестем царя Митридата. Итак, будучи приглашен занять престол Сирии, Тигран в течение 17 лет правил в полном спокойствии; он не мешал другим войнами и никто его не тревожил, так что воевать не было необходимости».
Так в 83 г. до н. э. Тигран II в столице Селевкидов Антиохии на Оронте воссел на их трон. Его войска продвинулись далее на юг вдоль Средиземного моря и заняли Финикию. Были завоеваны также Равнинная Киликия и Коммагена. Армянская держава стала непосредственно граничить с Римской республикой, обосновавшейся до этого в Горной Киликии.
Держава Тиграна II охватывала значительную часть Передней Азии. Она простиралась от Средиземного моря до Каспийского и от реки Куры до Месопотамии. Кроме того, в сфере ее влияния находились сопредельные страны и народы—Иберия и Албания на севере, многие арабские племена—на юге.
Новосозданная держава была типичным эллинистическим государством, хотя и меньшим по величине, но вполне сходным по структуре и функциям с предшествовавшими ей державами Селевкидов и Александра Македонского, прототипами которых, в свою очередь, были Ахеменидское, Мидийское, Ассирийское государства. Все они, как и держава Тиграна, являлись экономически и этнически пестрыми военно-политическими объединениями, состоявшими из обществ, находившихся на самых разных уровнях развития.
Наиболее важной, экономически и культурно развитой из завоеванных Тиграном стран была Сирия—ядро некогда обширной державы Селевкидов. В ее состав входили крупные и богатые полисы (города)—центры ремесла, торговли и культуры, имевшие свои земледельческие области, и среди них Антиохия-на-Оронте, столица Селевкидов, ставшая южным центром державы Тиграна. Южнее Сирии, по западному побережью Средиземного моря, тянулись древние финикийские города—Тир, Сидон, Берит (Бейрут), Арад и другие, которые в I в. до н. э. все еще сохраняли свое значение в традиционной торговле между Востоком и Западом. Они являлись также крупными рынками работорговли. Немало городов было и в Равнинной Киликии: Таре, Солы, Мопсуестия, Аназарба, Адана и другие. Во главе стран, захваченных у Селевкидов, был поставлен один из приближенных Тиграна Багарат, его резиденцией стала Антиохия.
Примыкавшие к южным границам Великой Армении Осроэна и Мигдония были самыми плодородными областями Северной Месопотамии. Возникшие при Тигране экономические и особенно культурные связи между этими странами и Арменией в дальнейшем все более укреплялись и сыграли заметную роль в истории армянского народа. Правителем месопотамских стран был поставлен Гурас, брат армянского царя, с резиденцией в Нисибине.
К востоку от Мигдонии, по левому берегу Тигра, располагалась Кордуена, уже в это время наполовину армяноязычыная. В дальнейшем она составила часть исторической Армении. Ниже по течению Тигра была расположена Адиабена, охватывавшая большую часть исторической Ассирии, в частности, ее столицу Ниневию. На восток от этих стран, вплоть, до Каспийского моря простиралась обширная Мидия Атропатена с городами Ганзака. По сравнению с западными областями державы Тиграна, восточные области существенно отставали в экономическом развитии.
С завоеванных стран взималась дань, по-видимому, весьма тяжелая, если судить по накопленным Тиграном богатствам, роскоши его двора, размеру государственного строительства, величине военных расходов. Понятно, что тяжесть налогов и податей падала и на саму Армению. Покоренные страны обязаны были предоставлять Тиграну войско. Подобные обязательства имелись и у тех стран, которые, не входя в состав державы, находились в сфере ее влияния. Армия Тиграна, по описанию Плутарха, включала, помимо войска армян, силы атропатенских мидян, адиабенцев, гордиенцев, арабов, мардов, иберов, албан и других народностей.
Положение различных завоеванных стран не было однотипным. Так, например, если цари Атропатены и Кордуены остались на своих тронах, а первый из них даже стал зятем армянского царя, то Месопотамия и Сирия были обращены в административные единицы, управлявшиеся назначенными Тиграном сатрапами.
Одним из важнейших мероприятий Тиграна было упорядочение торговли. Оно было важно не только для купцов, но также для землевладельцев, владельцев ремесленных мастерских, сбывавших свои изделия на рынках многих стран. Основные торговые пути с запада на восток, включая средиземноморские порты, откуда эти пути начинались, располагались на территории новосозданной державы. Некоторые арабские кочевые племена были поселены Тиграном вдоль торговых путей, в местах переправ, горных проходов и т. п., чтобы сделать эти пути безопасными, удобными, а также наладить сбор таможенных пошлин. Такие посты были созданы, например, в Зевгме, на переправе через Евфрат, в горном проходе Амана, соединявшем Киликию с Сирией и т. д. В деле упорядочения морской торговли Тигран, не располагавший собственным флотом, также опирался на другие народы, в частности, на прибрежное население Киликии.
Хорошо понимая огромную роль городов, в особенности богатых и влиятельных сирийских городов, в системе державы, Тигран II проявлял к ним большое внимание. Ряд городов получил право чеканки монет и другие привилегии.
Старая столица Армении Арташат осталась на севере, новая—Антиохия— находилась вне Великой Армении. Возникла необходимость создать столицу в такой области Армении, чтобы она одновременно могла служить центром державы. В 80-х годах до н. э. на берегу одного из северных притоков верхнего течения Тигра, в армянской области Ахдзник был основан город Тигранакерт—новая столица державы.
Тигран совершил ряд насильственных переселений из городов Киликии, Каппадокии и Месопотамии. Так, например, из Каппадокии было депортировано все население ее столицы Мазаки, из Киликии—население эллинистических полисов Солы, Адана, Эпифания и ряда других. Конечно, эти громадные, порядка полумиллиона, массы людей не могли быть поселены в одном только Тигранакерте. В античных источниках Тигранакерт предстает как большой, великолепно отстроенный и богатый город, со стенами высотой в 25 метров, с царскими дворцами и загородными парками. Однако первый этап живни этого города, до его разрушения римлянами, длился всего 10—15 лет, и в течение этого времени население его не могло бы достигнуть цифры, превышающей 100 тысяч. Остальные переселенцы размещались, стало быть, в других городах и местностях. Известно, в частности, что, помимо столичного города Тигранакерта, при Тигране появилось еще два города с таким же названием в области Утик и Арцах, и Тигранаван в Гохтне. Кроме того, пополнялось также население старых городов Арташата, Ервандашата, Зарехавана, Заришата и др., о чем можно судить по данным армянских источников.
Чужеземное население армянских городов, если не считать евреев, чьи общины в этих городах сохранялись еще в IV в. н. э., скоро вступило на путь ассимиляции с армянами.
Более устойчивым было привнесенное ими, а также проникавшее еще ранее через множество других каналов влияние эллинистической культуры. Особенно подвергались ему верхние слои общества, в частности, царский двор, что было не исключением, а правилом для своего времени, когда эллинистическая культура проникала во все переднеазиатские страны, адоптировалась верхними слоями их обществ. Путь для проникновения этой культуры прокладывал греческий язык, который стал к тому времени языком международных и торговых сношений. Конечно, несравненно более слабым было влияние эллинистической культуры на широкие массы народа, если не считать часть городского населения.
Этот первый этап царствования Тиграна Великого нашел свое отражение также в устном народном творчестве. Предание о нем дошло до нас на страницах «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци, причем последний по ошибке свил в одну две нити—сведения о царе VI в. до н. э. Тигране Ервандяне и сведения о Тигране II, приписав все первому из них. Тем не менее в предании явственно проступает образ Тиграна II и ряд характерных черт и событий его эпохи.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 12.27.14 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Римско-армянская война

В то время как в Армении царский двор был занят внутренними делами обширной державы, на западе назревала гроза: опасность римского вторжения в Армению приобретала все более реальные очертания.
К 70 г. до н. э., когда Тигран II впервые вступил в дипломатические сношения с Римом, соседний Понт уже успел, начиная с 89 г., провести три войны против Рима. На первых порах царь Понта Митридат VI Евпатор добился больших успехов—овладел почти всей Малой Азией и перенес театр военных действий в Европу, на Балканский полуостров. Однако разбитый римлянами в двух сражениях Митридат по соглашению 84 г. отказался от всех завоеванных областей и обязался выплатить большую контрибуцию. Вторая война Понта с Римом (83—81 гг. до н. э.) носила местный характер и не имела существенных последствий.
В этих войнах Армения не участвовала. Не ввязалась она и в новую, третью войну, вспыхнувшую в 74 г. Лишь накануне ее армянские войска вновь вторглись в Каппадокию и увели оттуда, по сообщению историка Аппиана, 300 тысяч населения. Митридат же основательно подготовился к войне.
Вначале счастье улыбнулось Понту, но потом начались неудачи. Луцию Лукуллу, одному из блестящих полководцев Рима, удалось шаг за шагом оттеснить Митридата в Понт и нанести ему здесь сокрушительное поражение. Митридат бежал в Армению и тем положил начало конфликту, который далее перерос в чреватую для Армении тяжелыми последствиями римско-армянскую войну.
Выдающийся полководец и опытный политик, Тигран II, однако, недооценил римскую опасность. Взирая со стороны на отчаянную борьбу Понта с Римом, он упустил из виду, что его внутренние, на первый взгляд не касающиеся Рима предприятия весьма остро затрагивали римские интересы. Рано или поздно, но Рим должен был столкнуться с новой, выросшей на Востоке силой, и этот момент приближался.
В 70 г. Лукулл прислал к Тиграну своего представителя Аппия Клавдия с требованием выдать Митридата: понтиец должен был украсить триумф Лукулла в Риме. Приняв посланца Лукулла в Антиохии, Тигран отказался выдать Митридата, что послужило Лукуллу поводом для войны с Арменией.
Еще по пути в Антиохию Аппий Клавдий совершил разведывательную поездку по Армении, различными посулами сея рознь между подвластными Тиграну династиями и царями. Он сумел склонить многих из них к мятежу, в частности, царя Кордуены Зарбиена. Римляне, таким образом, уже готовились к войне независимо от результатов переговоров с Тиграном или же предвидя его отказ. Тигран, однако, продолжал пребывать на юге державы, осаждая город Птолемаиду близ границ Египта, последний оплот селевкидской царицы Селены. Вернувшись из Антиохии, он завершил осаду, захватив царицу Селену. К стенам взятой Птолемаиды явились послы царицы соседней Палестины, чтобы дарами и уговорами предотвратить ожидавшийся поход Тиграна в Палестину.
Такова была обстановка весной 69 г., когда Тигран, как сообщает об этом историк Иосиф Флавий, внезапно получил известие о вторжении Лукулла в Армению. Со своей шеститысячной гвардией Тигран поспешил на север, приказав сатрапу Сирии Багарату вести за ним войска.
Чтобы приостановить стремительное продвижение Лукулла по Армении, наперерез ему был отправлен армянский полководец Меружан, однако его отряда оказалось недостаточно; Меружан потерпел поражение и пал на поле битвы. Тигран же по прибытии в Армению застал столицу Тигранакерт уже осажденной. Темной ночью его гвардия, пробившись сквозь кольцо римских войск в город, вывезла оттуда казну и гарем царя.
Собрав 70—80 тысяч войска, Тигран подступил к осаждавшим Тигранакерт римлянам. Армии встретились близ Тигранакерта, на берегу реки Никефорион (ныне Фаркинсу) 6 октября 69 г. до н. э. Оставив отряд под стенами города, чтобы оградить свой тыл от вылазки гарнизона, Лукулл с основными силами занял позицию на берегу реки. На противоположном берегу расположилось войско Тиграна. Ударив одновременно с двух флангов по многочисленному, но пестрому по составу армянскому войску, римляне внесли панику и расстройство в его ряды и рассеяли его.
Теперь они могли обратить все внимание на осаду Тигранакерта, которая длилась уже несколько месяцев. Задача римлян была сильно облегчена предательством греческих наемников, находившихся на службе коменданта Тигранакерта, армянского полководца Манкая. Увидев с башен города, чем завершилась битва с Тиграном, они сочли его поражение окончательным и открыли ворота города римским войскам. По приказу Лукулла римляне разграбили Тигранакерт и разрушили его до основания.
Между тем Тигран и Митридат, прибывший из отведенной ему крепости, уже набирали и обучали новое войско, а также искали союзников. Они обратились к парфянскому царю Фраату с предложением союза против римлян, обещая вернуть захваченные Тиграном земли и предостерегая против неизбежного в будущем нападения римлян на Парфию. Фраат колебался; его ответа ждало также посольство от Лукулла. В итоге он дал неясные обещания обеим сторонам.
Лукулл направился на север с намерением захватить также вторую столицу Армении—Арташат и тем завершить войну. Армянское войско придерживалось теперь новой тактики—изматывало противника мелкими стычками, затрудняло снабжение продовольствием, уничтожало отделившиеся группы врага. Начав поход на север в начале лета, Лукулл лишь осенью добрался до переправы через Арацани. Свои измученные легионы он воодушевил перспективой богатой добычи при захвате «Армянского Карфагена»!—Арташата.
Угроза потерять Арташат заставила Тиграна решиться на битву. Сражение произошло у переправы через Арацани. На этот раз римлянам противостояла армия не столь многочисленная, как при Тигранакерте, но лучше обученная и набравшаяся опыта в борьбе с римлянами. В сражении римляне понесли огромные потери и не смогли продолжить продвижение на север. Через несколько дней под давлением своего войска Лукулл начал отступление. Чтобы вновь завоевать благорасположение армии, Лукулл повеял ее на Нисибин, богатый город Северной Месопотамии, суливший большую добычу. Взятие после нескольких месяцев осады Нисибина было последним успехом Лукулла в этой армянской кампании.
Тигран тем временем возобновил активные боевые действия, очищая от римлян южные области Армении. Митридат же с приданным ему армянским войском вторгся в Понт и отвоевывал свое царство. Нанеся поражение одному из оставленных там военачальников Лукулла Фабию, он двинулся на другого из них—Триария. Лукулл поспешил на помощь, но опоздал —войско Триария потерпело поражение и было почти полностью истреблено. В этих условиях солдаты Лукулла отказались воевать с Митридатом. Не пошли они и против Тиграна. Вскоре стало известно, что римский сенат, недовольный действиями Лукулла, сместил его и передал командование на Востоке Гнею Помпею.
Казалось, обстоятельства благоприятствуют восстановлению довоенного положения Армении. Этому, однако, помешала междоусобица. Еще в предыдущем 67 г. сын Тиграна II Тигран Младший, опираясь на недовольные политикой царя элементы, в частности—на представителей родовой знати, восстал против отца и, потерпев поражение, нашел убежище у парфян.
Парфянский царь Фраат принял его и обласкал, выдал за него свою дочь и ждал удобного момента, чтобы возвести его на престол Армении вместо ненавистного Тиграна II. Ходили также слухи, что Тиграна Младшего подзадоривал и его дед с материнской стороны Митридат Евпатор. Вскоре Фраат с Тиграном Младшим вторглись в Армению. Сначала им сопутствовала удача, и они даже осадили Арташат, а Тигран II отошел в горы. Однако осада затянулась, Фраат должен был уйти, оставив Тиграну Младшему лишь часть войска. Вернувшись, Тигран II разгромил эти силы, а его сын, изверившись в парфянах, бежал на этот раз к Помпею, уже прибывшему на место военных действий и развернувшему энергичную деятельность. Спор между отцом и сыном был для него чрезвычайно благоприятным обстоятельством.
Помпею удалось разбить Митридата и принудить его к бегству. Митридат направился на север в Крым, в принадлежавшее ему Боспорское царство. По дороге он попытался вновь заручиться поддержкой Тиграна II. Однако последнему было не до него: в сопровождении Тиграна Младшего Помпей вторгся в Армению, направляясь вдоль Аракса, к Арташату. Армения вновь оказалась перед тяжелыми испытаниями, ей угрожала потеря самостоятельности. Считая вооруженную борьбу в создавшихся условиях столь же доблестным, сколь и гибельным делом, Тигран II выбрал другой путь. 75-летний царь, один, без сопровождающих, безоружный, явился в лагерь Помпея. Этот шаг, как бы его ни расценивали античные авторы, был продуманным, дипломатически и психологически безупречным ходом был учтен и характер простодушного и тщеславного Помпея. Расчувствовавшийся римлянин обнял старца и посадил рядом с собой. Помпей предпочел отца—противника парфян—сыну—их другу. Тигран II остался царем Великой Армении, а сын получил престол Софены, т. е. практически ничего, ибо этот престол был уже ранее пожалован ему отцом. Выразивший недовольство Тигран Младший был взят по приказанию Помпея под стражу.
В 66 г. было подписано мирное соглашение, которое при сложившихся обстоятельствах можно считать дипломатическим успехом Тиграна, несмотря на тяжесть условий договора. Армения лишилась всех внешних территориальных завоеваний и заплатила огромную контрибуцию; однако государство Великая Армения осталось целостным. Оно было объявлено «другом и союзником римского народа».
Войско Помпея осталось на зимовку в долине Куры.
Здесь оно подверглось нападению иберов и албан, но отразило его. В 65 г. Помпей сам двинулся на иберов, победил их и намеревался преследовать Митридата. Однако, получив весть о восстании албан, Помпей направился в Албанию и привел ее к повиновению.
В 64 г. Помпей занимался малоазийскими и сирийскими делами. Он сверг с сирийского престола Антиоха Азиатского, Селевкида, посаженного на престол Лукуллом. Сирия была объявлена римской провинцией.
Тем временем парфяне вторглись в Кордуену и завладели ею. Войско, посланное Помпеем, выбило их оттуда и вернуло область Армении. В 64 г. парфяне вновь вторглись в Армению. Тигран II обратился к Помпею, к нему же обратились и парфяне. Третейские судьи, посланные Помпеем, решили спор в пользу Армении, вследствие чего в ее составе остались не только Кордуена, но и некоторые земли Северной Месопотамии. Рим явно пересмотрел свою позицию в отношении Армении, заигрывая с нею в предвидении будущей парфянской опасности. Помпей даже восстановил титул Тиграна «царь царей», который после поражения Тиграна перешел было вновь к парфянам. Фраат III, который наконец-то начал постигать суть римской политики, уступил и решил потерпеть, питая, в свою очередь, надежду на союз с Арменией в будущей борьбе против Рима.
В 63 г. разнеслась весть о смерти Митридата Евпатора, которую римляне восприняли с восторгом. Несгибаемый старец до последнего вздоха не оставлял мысли о сведении счетов с Римом. В Боспорском царстве он набрал и обучил сильную армию, с которой намерен был по Северному Причерноморью через Фракию вторгнуться в Италию.
После решения территориальных споров с Парфией, когда Кордуена отошла к Армении, примерно десять лет, до самой смерти Тиграна II (55 г. до н. э.), Армения пребывала в состоянии мира. Страна несколько отдохнула от прошедший над ней военных и политических бурь.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 12.28.15 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Начало римско-парфянского противоборства и Армения

В 60—50 гг. до н. э. постепенно меняется соотношение политических и военных сил в Передней Азии. Армения была вынуждена отказаться от экспансивной политики и внешних завоеваний. Впредь и на долгие века ее задачей становилась защита достигнутой со столь большим трудом территориальной целостности. Римляне уже поглотили существенную часть Малой Азии и западную часть наследия Селевкидов до Евфрата. Следующий шаг должен был привести их к столкновению с парфянами. Парфянская держава, однако, не собиралась отступать перед натиском Рима: у нее были собственные завоевательские планы. Армения же географически была расположена между этими двумя силами. При таком положении дел политика нейтралитета, наиболее благоприятная для Армении, никак не устраивала ни одну из двух держав. Обе требовали от Армении участия в их военных предприятиях, видя в этом один из главных залогов своего успеха, или же превращали ее территорию в арену своих столкновений, неся народу неисчислимые бедствия. Это положение, начавшись в середине I в. до н. э., продолжалось затем многие века.
В 60 г. до н. э. в Риме возник так называемый «первый триумвират»—политический союз трех наиболее могущественных деятелей—Юлия Цезаря, Гнея Помпея и Марка Красса, в котором каждый преследовал свои цели. Цезарь жаждал продлить свою власть в Галлии, Помпей— властвовать в Испании, Красса же стремился на Восток. Жадный воин-купец, жестоко подавивший в свое время восстание Спартака, Красса теперь не только желал завоевать и разграбить Парфию, но и мечтал дойти, по примеру Александра Макендонского, «до бактрийцев, индийцев и находящегося за ними моря» (Плутарх).
54 г. до н. э. Красса прибыл в Сирию и отверг предложения послов парфянского царя о мире. Армянский царь Артавазд II (55—34), сын и наследник Тиграна II, приехал к Крассу, ибо, согласно договору 66 г., Армения являлась «другом и союзником римского народа». Он приехал со своей гвардией, насчитывавшей 6000 всадников, и обещал предоставить Крассу для планируемого похода еще 10 тысяч конницы и 30 тысяч пехоты с условием, однако, что римляне будут наступать по южным гористым районам Армении, а не по месопотамским равнинам, очень благоприятным для
действия великолепной парфянской конницы. Таким путем Артавазд хотел оградить Армению от ответного удара парфян. Красса не внял его совету и в 53 г. перешел Евфрат у Зевгмы, Артавазд же вернулся в Армению, фактически отстранившись от участия в гибельной экспедиции Красса. Случилось то, чего опасался Артавазд: Армения сразу же была наводнена парфянскими войсками во главе с самим царем Ородом. Другая парфянская армия во главе с полководцем Суреном пошла наперерез Крассу. Артавазду ничего не оставалось, как прийти к соглашению с Ородом, которое увенчалось союзом и было закреплено тут же браком между парфянским царевичем Пакором и армянской царевной.
Между тем Красса со своим войском добрался до города Карры в Месопотамии. 6 мая 53 г. до н. э. здесь произошло сражение, о котором впоследствии с ужасом вспоминало несколько поколений римлян. Римская армия была разгромлена, пало 20 тысяч воинов и среди них—сам Красса. Победитель Красса Сурен, в насмешку над проводившимся в Риме победными триумфами, устроил в Селевкии на Тигре потешный триумф, а голову Красса отправил с гонцом царю Ороду, находившемуся в Армении. Однако Сурен вскоре был убит по приказанию Орода, завидовавшего его славе.
Во главе парфянского войска был поставлен царевич Пакор, а в советники ему дан армянский полководец Васак, сопровождаемый армянским отрядом. В 51 г. армия перешла Евфрат и вторглась в Сирию. Поход этот, однако, не преследовал завоевательных целей, это была проба сил.
В гражданской войне между сторонниками Цезаря и Помпея, которая сменила их недавний союз, победил Цезарь. Вскоре он начал готовиться к походу на Восток, однако его убийство в 44 г. избавило Парфию и Армению от серьезной опасности. Новая гражданская война между це-зарианцами Октавианом и Антонием, с одной стороны, и республиканцами—с другой, вновь до поры связала римлянам руки.
В 40 г. до н. э. парфянские войска, ведомые царевичем Пакором, при участии армянского отряда снова вторглись в Сирию и завладели городом Апамея. Здесь армия разделилась на две части: одна из них под командованием римского эмигранта республиканца Лабиена двинулась в Малую Азию и дошла до ее западных областей, другая же под началом Пакора направилась на юг, вдоль средиземноморского побережья. Города Сирии и Финикии, за малым исключением, охотно открывали ворота перед завоевателями, настолько им была ненавистна римская власть.
В 39 г. Антоний отправил против парфян одного из своих талантливых полководцев Вентидия Басса. В решающей битве парфяне потерпели поражение, и царевич Пакор, зять армянского царя Артавазда II, был убит.
Антоний решил идти походом на парфян. Желанным союзником для него была, естественно, Армения. В сущности, у Артавазда не было выбора, армяне никак не могли избежать участия в походе, ибо на сей раз его путь пролегал через Армению: Антоний выбрал тот маршрут, который в свое время Артавазд предлагал Крассу. Поход начался в 36 г. Войско Антония состояло из 100 тыс. воинов и большого количества осадной техники. Антоний спешил дойти до Атропатены и завладеть ее центром Фрааспой. Он форсировал движение основных сил, выделив для прикрытия медленно продвигавшейся осадной техники лишь два легиона. Осада Фрааспы, однако, затянулась, а тем временем парфяне напали на оставленные, два легиона и уничтожили осадные машины. Это событие заставило Артавазда решительно отстраниться от безнадежного и ставшего очень опасным дела и отозвать свои войска из римской армии. Если продолжение участия армян в экспедиции было в интересах Рима, то интересы Армении требовали обратного.
Будучи не в состоянии вступить в битву с приближавшимся парфянским войском, Антоний начал отступление, которое под градом ударов преследовавших его парфян оказалось гибельным. Римляне во время похода потеряли 35 тысяч воинов. Антоний считал Артавазда виновником провала своей экспедиции, хотя тот прикрыл его отступление.
Из Армении Антоний отправился в Александрию, к царице Египта Клеопатре, на которой он был женат. Он сделал несколько попыток заманить Артавазда к себе, но тщетно,—Артавазд не поехал.
Вскоре, как рассказывают римские историки, Антоний во главе большого войска направился в Армению. Его легионы стали подходить к Арташату, и тогда Артавазд вынужден был явиться к нему. Антоний заковал его в цепи и назначил выкуп. Затем под предлогом получения выкупа занял несколько крепостей, намереваясь постепенно завладеть Арменией.
В стране, однако, росло сопротивление. Арташес, сын Артавазда, во главе части армянских войск начал борьбу с римлянами, но, потерпев поражение, бежал в Парфию. Во время триумфа, устроенного Антонием в 34 г. в Александрии о поводу его победы над Арменией, он подарил закованного в золотые цепи Артавазда и его семью царице Клеопатре. Артавазд, как с восхищением повествуют о нем античные авторы, повел себя отнюдь смиренно, и взбешенная Клеопатра приказала бросить его в темницу. Спустя три года он был обезглавлен. В этот период Арменией попытался завладеть атропатенский царь, опиравшийся на вспомогательный римский отряд, предоставленный ему Антонием. Вскоре, однако, Антоний, озабоченный предстоявшей решительной схваткой с Октавианом, отозвал этот отряд. Решающая морская битва между ними, происшедшая при Акции в 31 г., закончилась полным поражением Антония и Клеопатры, и они покончили самоубийством.
Воспользовавшись благоприятными - обстоятельствами, царевич Арташес, находившийся в Парфии, сопутствуемый вспомогательным парфянским войском, вступил в Армению, разбил и взял в плен находившегося здесь царя Атропатены и в 30 г. утвердился на армянском престоле.
После победы над Антонием Октавиан, ставший единоличным властителем Рима, объявил себя императором Августом. Теперь Рим, освободившийся от внутренних усобиц, представлял еще большую, чем прежде, опасность для соседних стран, в том числе для Армении.
Арташес II, утвердившийся на престоле и поддерживаемый парфянами, велел перебить все римские гарнизоны, оставшиеся в армянских крепостях. Этим актом Армения решительно объявила о своей независимости. В годы правления Арташеса II (30—20 гг. до н. э.) Армения не была втянута в войны.
Римляне, не прибегая пока к военным действиям, стали окружать Армению своими союзниками. После некоторых приготовлений, император Август решил поставить у власти в Армении желательного для Рима царя. Полководец Тиберий с большими силами двинулся на Армению, взяв с собой Тиграна, брата Арташеса II, воспитанного в Риме и предназначавшегося в армянские цари. Перед этой военной демонстрацией проримская партия в Арташате составила заговор против Арташеса II, и он был убит в 20 г. до н. э. Армения лишилась энергичного и сильного царя.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 12.30.00 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Конец Арташесидов и утверждение в Армении династии Аршакидов

Два десятилетия, прошедшие после смерти Арташеса II, были временем постепенного угасания династии Арташесидов. Затем армянский престол на протяжении полувека занимали римские ставленники. Это был период кризиса древнеармянского государства, который однако не затрагивал подлинных основ многовековой государственности, поскольку его причины были лишь внешнеполитическими, но не внутренними, социально-экономическими. Для единой по экономике и этносу страны, какой была Армения, такие причины не могли стать гибельными. Общественное развитие страны продолжалось по прежнему руслу, сохранялся военно-экономический потенциал. По характеристике римского автора I в. н. э. Юстина, после Рима и Парфии Армения оставалась третьей по значению среди государств того времени.
Это хорошо понимали и римские политики. Император Август в своем знаменитом «Завещании» писал, что после смерти Арташеса II он мог бы обратить Армению в римскую провинцию, но предпочел оставить ее местным царям. Но дело обстояло, конечно, не так. Если бы Рим имел реальную возможность поглотить Армению, то никогда не остановился бы перед этим, как не останавливался во многих случаях с другими странами. В данном случае Рим делал все, что мог: старался возводить на армянский престол послушных царей.
Убийство Арташеса II в 20 г. до н. э. и воцарение Тиграна III вызвали в Риме подлинное ликование. Здесь считали, что тягостный вопрос об Армении, наконец, нашел свое разрешение. Однако несколькими годами позже Тигран III под влиянием настроений, царивших в Армении, переменил римскую ориентацию на парфянскую. После его смерти (8 г. до н. э.) воцарился вопреки намерениям Рима его сын, Тигран IV, который титуловался «царем царей». В 5 г. до н. э. римлянам удалось свергнуть его и заменить братом его отца Артаваздом III. Этот царь, однако, продержался на престоле не более трех лет; к власти вновь пришел Тигран IV со своей супругой Эрато. Но вскоре он был убит на войне с северными горскими племенами, вторгшимися в Армению, а Эрато отреклась от престола. Так в I г. н. э. прервалась династия Арташесидов, правившая непрерывно почти два столетия.
Из римских ставленников, прошедших затем вереницей через армянский трон, следует упомянуть Зенона, который принял заветное для армян имя Арташес и царствовал довольно долго—с 18 по 34 г. н. э, После него в Армении царствовали еще два сторонника Рима—Митридат, брат иберийского (грузинского) царя Фарсмана, и сын Фарсмана Радамист.
Однако кризис армянского государства уже близился к концу и был преодолен совместными усилиями армян и парфян. Армяно-парфянские отношения в своей истории имели и напряженные этапы, но никогда не достигали той остроты, какой часто отличались армяно-римские отношения, Более того, армяно-парфянская солидарность все более крепла перед римским натиском.
При одном из царей парфянской аршакидской династии— Вологесе I, взошедшем на престол в 51 г. н. э., созрели предпосылки для действенного парфяно-армянского сотрудничества. Естественно, что в этом сотрудничестве ведущую роль играли сильнейшие из партнеров—парфяне. Армения считалась вторым по значению после Парфии самостоятельным царством и на царствование в ней был намечен Трдат, брат Вологеса I.
Парфянский царь послал в Армению войско во главе с Трдатом.Тот был встречен приветливо и легко занял армянский трон. Это событие привело к затяжной войне (54— 64гг.) между Римом и парфяно-армянской коалицей. Полководец Домиций Корбулон, которому было поручено командование римской армией, был, однако, не слишком горячим сторонником этой войны. Он долго пополнял и обучал войска и лишь в 57 г. вступил в Армению. Два года военные действия развивались вяло. Однако в 59 г., узнав, что Вологес завяз в войне с Гирканией, и Трдат располагает лишь армянскими войсками, Корбулон двинулся на Арташат. По дороге он ценой больших потерь завладел крепостью Воланд и некоторыми другими. Арташат не оказал сопротивления. Тем не менее Корбулон приказал снести город до основания, мотивируя этот варварский акт тем, что у него де нет до-
статочно воинов, чтобы оставить гарнизон в столь большом городе. Трдат отступил в Атропатену.
Затем римская армия захватила Тигранакерт, также не встретив Сопротивления. Однако Тигранакерт не был ни разрушен, ни разграблен, хотя на подступах к нему римская армия и понесла существенный урон от пришедших в ярость народных масс.
Армения была завоевана, и в 60 г. в Тигранакерте римляне возвели на ее престол своего нового ставленника—Тиграна VI. Но это положение длилось недолго. Парфяне вновь двинули свои войска в Армению.
Корбулон, однако, предпочел сражению переговоры, и было решено вывести из Армении как парфянские, так и римские войска. Тигран VI оказался покинутым, а Трдату его популярность проложила дорогу к престолу и без войны. И в то время как римляне, уйдя за Евфрат, были заняты укреплением сирийской границы, Вологес, согласно договоренности с Корбулоном, отправил послов в Рим просить у императора Нерона армянской короны для Трдата.
Нерон отказался заочно короновать Трдата и послал в Армению новое войско, поручив командование своему любимцу Пету. В 62 г. армия, ведомая Петом, в Армении, в местности Рандея, еще не вступив в сражение, была окружена армяно-парфянскими войсками и капитулировала при унизительных обстоятельствах: римские солдаты прошли под «ярмом», устроенным из копий.
Нерон, однако, требовал, чтобы Трдат сам явился в Рим за короной. Корбулону было поручено начать новую кампанию. Тот не спешил и лишь в 64 г. тронулся с места, притом посоветовав Трдату и Вологесу не упорствовать и выполнить требование Нерона продиктованное соображениями престижа Рима. На этот раз братья, фактические победители, дали согласие.
В той же Рандее в торжественной обстановке перед бюстом Нерона Трдат снял с головы корону с условием, что получит ее из рук самого императора. Было решено, что отныне армянские цари будут короноваться римскими императорами. С огромной свитой отправился Трдат в Рим и вернулся в 66 г. Нерон, как передают римские источники, оказал ему великолепный прием, почтил цирковыми играми и другими торжествами. В качестве компенсации за разрушение Арташата он передал Трдату огромную сумму денег и прислал ремесленников для восстановления города. Воскресший из развалин Арташат по этому поводу несколько лет именовался Неронией.
Так стабилизировалась центральная власть в Армении. Перед ней теперь стояли важные задачи обновления устаревших или расшатавшихся звеньев государственного аппарата, поднятия обороноспособности страны, выработки принципов внешней политики в тех тяжелых условиях между двумя силами, в которых продолжала оставаться Армения. Укоренившиеся в Армении государственные традиции были столь сильны, что ее новые правители, рожденные парфянами, очень скоро превращались политически и по духу своему в армян, так что новая династия по праву именуется династией армянских Аршакидов—Аршакуни. Что касается самого Трдата I, то армянский народ не только принял его, но и сделал любимым героем своего устного творчества, сначала сопоставив, а затем и объединив его с образом столь почитаемого деятеля, каким был Арташес I.
Дошедшие до нас достоверные данные о времени и деятельности Трдата I очень ограничены. Известна его война со вторгшимися с севера аланскими племенами, которые до этого прошли по земле Атропатены и обратили в бегство правившего там брата Трдата—Пакора. Этот поход Трдата упоминается в труде еврейского историка I в. н. э. Иосифа Флавия, а также в армянском историческом предании, приведенном в «Истории» Мовсеса Хоренаци.
Проводилось и строительство, не только в Арташате, который был фактически заново отстроен, но и в других областях страны. Об этом свидетельствует, например, надпись Трдата I на греческом языке в Гарни, 77 г. н. э., о строительстве здесь крепости, а также могучие стены самой крепости и другие строения, в частности, великолепный языческий храм в том же Гарни. . .

Армения в II—III веках

Хотя сведения по истории Армении во II—III вв. весьма скудны, все же они позволяют судить о путях развития страны и определенном прогрессе, достигнутом в области экономики и культуры.
В 80-х гг. Трдата I заменил царь Санатрук. В период его царствования в долине реки Арацани был основан город Мцурк, служивший некоторое время столицей или царской резиденцией. В дальнейшем он был разрушен землетрясением и покинут.
В 114 г. римский император Траян вторгся в Армению и объявил ее римской провинцией. Его армия заняла Месопотамию, Вавилонию, парфянскую столицу Ктесифон и вышла к Персидскому заливу. Вскоре, однако, император умер, и его авантюрное предприятие серьезных последствий не имело.
В 117—140-х гг. в Армении правил Вагарш I, сын Санатрука. На месте бывшего торгового поселения Вардгесаван им был основан и окружен крепостными стенами город Вагаршапат, или «Новый город» (ныне Эчмиадзин), будущая столица Армении.
С начала 180-х гг. в Армении правит Вагарш II. Во время восточного похода императора Септимия Севера в 194 г. Вагаршу II удается, прибегнув к дипломатии и дарам, отвести опасность от Армении. Более того, вскоре страна освобождается и от римского гарнизона, оставленного в Вагаршапате в 163 г., и даже получает денежную субсидию для увеличения собственных военных сил. Армянскому царю выделяются земельные угодия в Каппадокии. Все это объясняется угрозой нашествия северных горских племен, которым Рим хотел противопоставить силы Армении. И царь Вагарш II погиб именно во время одного из столкновений с этими племенами. Ему наследовал его сын Хосров I.
С Вагарша II и Хосрова I начинается непрерывная наследственная линия армянской династии Аршакуни. До этого в ряде случаев армянскими царями назначались родственники парфянского царя.
В 215 г. император Антонин Каракалла задумал обратить в римские провинции Армению и соседнюю Осроэну и, вызвав к себе их царей, заточил их в темнице, где Хосров I и умер. Однако римский полководец Феокрит, посланный в Армению с войском, был наголову разбит, и в Армении царем был провозглашен Трдат II, сын Хосрова I. Сменивший Каракаллу император Макрин признал армянского царя и прислал ему корону. Трдат II правил до 252 года.
В 226 г. Иран потрясают грозные события, которые, изменив облик государства и его устремления, отразились также на судьбе его соседей. Правитель иранской области Парс Арташир Папакан из рода Сасана сверг Аршакида Артабана V и завладел престолом. Сасаниды объявили себя наследниками и последователями Ахеменидов, призванными восстановить былую мощь и величие иранского государства.
Армения представляла серьезное препятствие на пути осуществления этих замыслов. Поэтому она стала одним из главных противников Сасанидов, тем более, что здесь продолжали править потомки парфянских Аршакидов. Естественным образом усиливается и начавшееся ранее сближение между Римом и Арменией.
Возникшее с приходом к власти Сасанидов армяно-иранское противоборство отразилось и в армянском устном народном творчестве, откуда впоследствии черпали свои сведения историки V века Агатангехос (Агафангел) и Мовсес Хоренаци. Царь Трдат II был тем выдающимся государственным и военным деятелем, чей образ сохранился в устном народном творчестве с изменением имени (Трдату приписано имя eго отца Хосрова).
Вокруг Трдата собрались бежавшие из Ирана сыновья Артабана V и представители парфянской знати, стремившиеся к реваншу и реставрации. Обладая собственными военными силами, Трдат II имел возможность опереться и на силы грузин и албан, которым в такой же мере угрожала мощь Сасанидского Ирана.
В 230 г. Сасанид Арташир начал войну против Рима и Армении. Однако, если на западе ему удалось достигнуть Сирии и Каппадокии, то в Армении он потерпел поражение от коалиции, возглавляемой Трдатом II. В последовавшие годы Армения оказала серьезную поддержку перешедшему в наступление римскому императору Александру Северу, вторгшись вместе с его войсками в Мидию. После этого на протяжении двух десятилетий, вплоть до середины III в. Сасаниды не нападали на Армению, хотя наносили тяжелые удары Риму.
В 252 г. Шапур I, сын Арташира, захватил Армению, и царем здесь был поставлен его сын Ормидз-Арташир с титулом «Великий царь Армении».
В 297 г. сасанидский царь Нарсе начал войну с Римом, но потерпел тяжелое поражение от императора Галерия. В 298 г. в Армении при поддержке римлян воцарился пребывавший до этого в Риме внук Трдата II—Трдат III, прозванный Великим. В том же году по заключенному в Низибине мирному договору Армения официально была выведена из под власти Сасанидов и перешла под покровительство Рима.

 
НАТАЛИДата: Вторник, 2009-12-22, 12.31.21 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Экономика, общественный строй

Экономика Армении раннего периода представляет собой результат развития человеческого общества на территории Армянского нагорья от первобытных времен до урартской эпохи. Огромный опыт создания орудий труда, сооружений различного назначения, оросительной системы, накопившийся в течение тысячелетий, был унаследован армянским народом. По данным «Киропедии» Ксенофонта (V—IV вв. до н. э.), основным занятием армян в VI в. было земледелие и скотоводство. Прибавочный продукт накапливался в казне армянского царя в виде золота, в весьма большом количестве.
В другом своем произведении, знаменитом «Анабасисе», Ксенофонт подробно описал быт армян на основе личных наблюдений. В Армении на грани V и IV вв. до н. э. было развито сельское хозяйство. Здесь разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, птицу. Армянские кони были известны во многих странах. Греческий историк V в. до н. э. Геродот специально отмечает обилие скота у армян. Культивировались злаки—пшеница и ячмень, садоводческие культуры, преимущественно виноград, масличные культуры, овощи. Ксенофонт упоминает отведанные им в армянской деревне кушания из различных сортов мяса, разные виды хлеба, масла, овощей, вин, пива.
Сообщение Геродота о торговых связях между Арменией и Месопотамией по реке Евфрат, а также обнаруженные в Армении греческие монеты V—IV вв. до н. э. свидетельствуют о наличии элементов международной торговли в Армении раннего периода. Имеется ряд данных о достаточно высоком уровне ремесла.
Значительное развитие ремесленного производства в Армении наблюдается в следующий, так называемый эллинистический период, начиная с III в. до н. э. Это был период оживления международных экономических, политических и культурных связей, которые вызвали ранее невиданный подъем транзитной торговли. Последняя прокладывала свои стабильные пути и через Армению, вовлекая ее во все большей мере в торговый обмен с близрасположенными и отдаленными странами. Влияние эллинистического мира ощущалось и в социально-экономической сфере. Оно содействовало ускорению начавшихся ранее и достигших определенного уровня процессов внутреннего развития классового общества: в Армении созрел и сложился рабовладельческий строй.
В сельской общине, которая на протяжение веков существовала в Армении и по-прежнему составляла экономическую основу общества, наблюдались новые явления. Классовые отношения запускали свои щупальца в ее недра и разлагали ее. Община расслаивалась: некоторые семьи набирались большой мощи, оказывались в состоянии захватить лучшие земли, в меньшей степени участвовать в выплате государственных налогов и, главное, в исполнении повинностей и т. д. Экономическое усиление части общинников достигалось ценой ослабления другой их части: возникали семьи, потерявшие экономическое равновесие, впавшие в долги, которые не в силах были оплатить. Трудясь на кредитора в счет оплаты долга и не будучи в состоянии отработать его, представители таких семей попадали в кабалу, из которой непросто было вырваться. В условиях рабовладельческого общества подобная зависимость неизбежно приводила к рабскому или полурабскому положению. Рядом с рабами-должниками трудились и рабы, приобретенные извне. Рабовладельческие отношения проникали и внутрь составной ячейки общины—семьи и отчетливо сказывались на положении женщин и детей.
При всем этом община хотя и разлагалась, но продолжала существовать, ибо продолжала сохраняться незыблемой основа ее возникновения—необходимость и неизбежность совместного труда по орошению и обработке земли, невозможность выполнить эти задачи иначе, как усилиями всей общины. Кроме того, существование общины поддерживалось государством, ибо она стала важным и удобным звеном государственной системы налогообложения и повинностной системы, поставщиком большей части воинов. На этом этапе государство брало под свое покровительство верхушку общины, практически превращая ее руководящие звенья в административный персонал и в то же время принимая меры для консервации, увековечения общины, вплоть до лишения ее членов права выхода из нее.
Наряду с общинным землевладением уже ранее возникло, а в эллинистический период быстро развивалось частное землевладение, тесно связанное с применением рабской силы. Целый ряд обстоятельств стимулировал развитие частновладельческих хозяйств. Таковыми были: общий экономический подъем, новые внутренние и внешние возможности умножения рабской силы, а именно—усилившаяся дифференциация общества и завоевательные войны, вытекавшая отсюда возможность освоения новых, ранее необрабатываемых земель, что поощрялось и поддерживалось государственной властью.
В военных походах, в организации экономической и административной жизни государства выдвигался новый социальный слой—служилая знать, которая пополняла состав господствующего класса, в определенном смысле противопоставляя себя старой, родовой аристократии. Представители этого слоя, достигавшие высокого положения, но не насыщенные,, подобно родовой аристократии, земельной собственностью, постоянно требовали от царя и получали все новые земельные угодья. Землями обеспечивались также средние и мелкие чиновники и военные—на временное пользование или навсегда—за службу.
На этих-то землях и организовывались частновладельческие хозяйства—«дастакерты» или «агараки». Они могли быть крупными или мелкими, специализированными в различных отраслях сельского хозяйства или общими. В этих хозяйствах трудились преимущественно рабы, именовавшиеся «цара» и «мшак». Они принадлежали к категории «посаженных на землю рабов», весьма распространенной на Древнем Востоке в I тыс. до н. в., включая эллинистический период. Такие рабы были наделены клочками земли и кое-каким инвентарем и за работу получали определенное количество продуктов либо часть урожая.
Рост этих хозяйств представлял существенную опасность для общинного крестьянства. Богатые и сильные землевладельцы-рабовладельцы пытались присвоить также часть общинных земель. Общины не могли допустить такого хищения своего земельного фонда, и начавшаяся классовая борьба должна была сопровождаться открытыми столкновениями. Попыткой выхода из этого положения представляется земельный декрет Арташеса I (189—ок. 160 гг. до н. э.). Мовсес Хоренаци сообщает: «Арташес... приказал определить границы сел и агараков... И установил также межевые знаки: приказал вытесать квадры и, сделав в них чашеобразные выемки, врыть в землю; и поставить на них четырехгранные башенки, немного возвышающиеся над землей». До нас дошло девять таких межевых камней с надписями Арташеса I на арамейском языке.
Смысл декрета Арташеса I состоял в четком размежевании земель частновладельческих («агараки») и общинных («села»), границы между которыми стали нарушаться. Декрет имел целью придать устойчивость разлагавшейся обшине,—важной экономической базе государства, но одновременно он закреpлял и завоевания служилой знати, классовой опоры государства, тем, что узаконивал ее земельные приобретения.
Источников рабской силы было два—внутренний и внешний. Первый из них—долговое рабство, продажа детей, порабощение преступников и т. п.—играл весьма важную роль в странах Востока, следовательно, и в Армении, однако в письменных памятниках по Армении о нем сохранилось мало сведений. Напротив, внешний источник представлен в них широко: об угоне населения покоренных стран в Армению сообщают и античные, и армянские памятники. Основываясь на древних письменных источниках, Мовсес Хоренаци описывает пригон в Армению пленных в результате военных экспедиций Арташеса и, подытоживая эти данные, сообщает, что этот царь «умножил население армянской земли, введя в нее множество чужеземных народов и поселив их в горах, в долинах и на равнинах». При Тигране II (95—55 гг. до н. э.) из завоеванных им стран в Армению было депортировано несколько сот тысяч людей, как о том сообщают античные авторы Страбон, Аппиан и другие.
Следует отметить, что из угнанных в Армению людских масс порабощалось в частности сельское население. Горожане поселялись в городах, сохраняя свою свободу; не менее чем в рабской силе, Армения в ту пору развития городов нуждалась и в городском населении.
Первые страницы истории городской жизни Армянского нагорья относятся к урартскому периоду. После падения Урарту городская жизнь приходит в упадок, часть урартских городов угасает и лишь некоторые из них продолжают свое существование в раннеармянский период. В IV в. до н. э. начинается новый этап: в благоприятных для развития торговли и ремесла пунктах образуются некоторые новые города или переживают подъем старые. С наступлением эллинистического периода начинается эра невиданного расцвета городской жизни; в Армении возникает множество—более десятка—новых крупных городов.
Эти города по своему общественному устройству были сходны с городами эллинистического мира. Каждый из них имел свою общину, состоявшую из полноправных граждан. В общину, однако, входило не все население города, а лишь его зажиточные слои. Остальная масса населения делилась на свободных, но неполноправных жителей и на рабов. Значительная часть их жила и трудилась вне городских стен, на окружавшей город широким кольцом сельскохозяйственной территории, принадлежавшей частично состоятельным гражданам, частично—городской общине.
Городские общины пользовались привилегиями: они освобождались от некоторых государственных податей и повинностей, часто получали земельные угодья от царей и вообще являлись верной опорой центральной власти государства.
По государственно-правовому положению, даже по социальному строю и административному устройству на города были похожи крупные храмы: некоторые из них можно назвать храмовыми городами. Они также располагали обширными землями, которые обрабатывались храмовыми рабами—иеродулами, пользовались покровительством царской власти и служили ей опорой.
Армянское общество развивалось по пути рабовладельческой общественно-экономической формации. Его социально-экономический строй, однако, значительно отличался от социально-экономического строя греко-римских рабовладельческих обществ. В отличие от последних, в Армении огромную роль играла сельская община, кроме того иным был и самый способ эксплуатации рабской силы. В этом отношении Армения в значительно большей мере была сродни древневосточным обществам, в недра которых уходили и ее корни, и своим соседям, эллинистическим странам Передней Азии, находившимся с ней в тесных связях, развивавшимся теми же путями.

 
Forum » ARMENIA » ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՊԱՏՄՈՒՏՅՈՒՆ. Hayastani patmutyun » ИНТЕРЕСНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz