Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 2021-05-18, 17.45.18
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Forum » ARMENIA » ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՆՇԱՆԱՎՈՐ ՄԱՐԴԻՔ.ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ АРМЕНИИ, » САЯТ НОВА (Биография,творчество,деятельность и т. д .)
САЯТ НОВА
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 11.44.13 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
САЯТ НОВА



Кто этот философ, этот легендарный поэт и музыкант, чье имя носит один из кратеров планеты Меркурий? «Я простолюдин, а не князь, другого званья не хочу», - пел о себе человек, которого считали князем ашугов Закавказья и Ирана. После Наапета Кучака Саят-Нова стал первым армянским поэтом и первым ашугом, чья муза воспела не только любовь, светские радости или воинскую доблесть, но и жизнь обделенных людей, а потому он был вправе называть себя «слугой народа».

Ашугами называли поэтов-импровизаторов, исполнявших песни собственного сочинения под собственный аккомпанемент на таре, сазе, кяманче и других народных инструментах. На кяманче и камане играл один из ярчайших представителей национальной культуры, основоположник династии художников, блистательный Нагаш Овнатан, расписавший Эчмиадзинский Кафедральный собор.

Ашуг на Востоке пользовался невиданным почетом. Без ашуга не обходился ни один праздник, ни один пир, цари и правители усаживали его рядом с собой и потчевали как дорогого гостя. Из далека лет может показаться, что единственным занятием ашугов было участие в пирах и сочинение любовных песен. Нет, конечно. Многие из них остались в народной памяти как доблестные воины, отдавшие жизнь за отечество. Сам Саят-Нова участвовал в освободительных походах грузинского царя Ираклия II и неизменно находился в авангарде войска, не расставаясь с кяманчой, полученной в подарок от отца.

Арутин Саядян (или Саадян) родился около 1712 года в семье обосновавшегося в Тифлисе выходца из Алеппо. Родители будущего музыканта Карапет и Сара жили в Авлабаре - армянском районе «изнеженного, торгового, славного и великого города Тифлиса», каким его описывает историк VII столетия Мовсес Утеци. В молодости Карапет совершил паломничество в Иерусалим, что дало ему право носить почетную приставку к имени «мугдуси». Воспитывая маленького Арутина, чье имя переводится с армянского как «воскресение», Карапет-мугдуси прививал ему почитание национальных святынь и народных традиций. Он отдал Арутина учиться ткацкому ремеслу и одновременно определил в монастырь изучать грузинскую грамоту. Пройдет много лет, прежде чем Саят-Нова напишет о себе, что отныне он хочет «слагать песни на армянском языке», точнее, на тифлисском диалекте родного армянского.

Девятнадцатилетним юношей он, подобно герою романтической повести об ашуге Гарибе, отправился странствовать на семь лет. Какими дорогами прошел Арутин Саядян, какие повидал страны, остается загадкой. В Тифлис он вернулся под именем Саят-Новы, что в переводе с хинди, по мысли Ованнеса Туманяна, означает «царь песнопений», или «владыка музыки».

Слух об удивительном ашуге тут же облетел город. Судьбе было угодно сделать любимцем города поэта-странника, в котором поэтический дар сочетался с тонким музыкальным слухом и, как говорят, удивительно красивым голосом. Саят-Нова творил на армянском, грузинском, азербайджанском, персидском языках, в совершенстве владея каждым из них. Песни раннего Саят-Новы написаны на персидском языке, на котором обычно творили ашуги. Но рамки традиции не могли сковать поэта такого высокого полета, каким был Саят-Нова. В его венах бурлила армянская кровь, в его душе звучала мелодика грузинской речи, и Саят попробовал себя в армянской и грузинской поэзии, дерзнув совершить переворот в ашугской поэзии.

В те благословенные времена ашуги любили устраивать традиционные состязания в искусстве поэтической импровизации. Один из ашугов пел под собственный аккомпанемент и в песне задавал сопернику какой-нибудь философский вопрос. Соперник подхватывал тему и отвечал на вопрос через свою песню - тоже импровизированную, а завершал ее также вопросом. И так до тех пор, пока один из ашугов оказывался не в состоянии задать вопрос или ответить на него.

Однажды Ираклий II созвал музыкантов на ристалище. Услышав пение Саят-Новы, царь щедро наградил его и сделал своим придворным ашугом, покоренный слиянием страстности и целомудрия, восточной пламенности и европейского лаконизма его песен. Больше десяти лет прожил при дворе Саят-Нова, служа руководителем дворцового ансамбля, и в конце концов стал жертвой интриг вельмож, не смирившихся с тем, что простолюдин числится в любимцах у государя. Поводом к изгнанию стали слухи о том, будто муза Саят-Новы - дочь грузинского царя Теймураза, супруга влиятельного князя Деметри Орбелиани красавица Анна Батонашвили, которой поэт, как считается, посвятил большинство своих песен и стихов.

На историю любви поэта проливают свет исследования А. Асланяна, который настаивает, что музой Саят-Новы действительно была Анна, но совсем иная - дочь жившего в том же Авлабаре Зала Абашидзе. Некогда Анна дала слово хранить верность Арутину и ждать его, а взамен приняла от него обручальное кольцо. В период участия Арутина в индийском походе персидского шаха Анна отказалась от намерения стать женой поэта и вышла замуж за князя Кайхосро Цициашвили. Шах Надир самовластно возвел на трон Кахетии царевича Ираклия, что вызвало гнев грузинского царя Теймураза, посчитавшего, будто соумышленниками его сына стали царица Тамара и поэт Саят-Нова, входивший в близкое окружение персидского владыки. Поэтому Теймураз организовал убийство царицы и мятежного князя Цициашвили - мужа Анны, а сам взял ее в жены.

Изгнанный «музыкант с глазами цвета горя», как сказал о себе другой поэт, опальный Саят-Нова отправился в Алеппо, но по вызову Ираклия II вернулся во дворец, чтобы через три года из-за наветов и клеветы окончательно его покинуть. Царь запретил опальному певцу выступать публично, более того - велел постричься в монахи. Саят-Нова был наречен Степанносом, принял сан архимандрита и стал членом братии Ахпатского монастыря близ грузинской границы.

Однажды, узнав о том, что из персидского Исфагана прибыл прославленный Шаади, бросивший вызов тифлисским ашугам, Саят-Нова, как говорит предание, тайно покинул Ахпат и, переодевшись мирянином, пешком отправился в Тифлис, несмотря на сильную метель и снегопад, когда горные перевалы особенно опасны. Сердце Саята сжалось, едва вдали показались городские кварталы и дома, лепившиеся к скалам над бурной Курой.

Первым спрашивал Шаади. Ответив на тридцать вопросов, Саят-Нова стал спрашивать сам. На двадцать пять вопросов Шаади ответил, с двадцать шестого стал запинаться. По условиям состязания проигравшим считался тот, кто не ответил на три вопроса. Шаади протянул поэту свой саз, но Саят-Нова положил руку на плечо Шаади и произнес:

- Честь и гордость ашуга - его саз. Оставь его себе и знай - мы с тобою братья.

Состязание, блестяще выигранное Саят-Новой, надолго запомнилось жителям Тифлиса. Но радость победы для самого Саята была недолгой, поскольку ему следовало вернуться в монастырь и держать ответ перед настоятелем. В своих письмах армянский католикос Гукас I жаловался царю Ираклию на позорящее церковь поведение монаха Степанноса и извещал, что собирается лишить его сана. Но царь попросил оставить в покое пусть опального, но по-прежнему любимого певца.

Недолго длилась мирная жизнь в Ахпатской обители. Набеги лезгинских племен и персидских отрядов, разорявших населенные пункты и церкви, уводивших в плен население, вынудили братию Ахпатского монастыря перебраться в Тифлис. Но в 1795-ом город пал под натиском полчищ свирепого евнуха Ага-Мохаммед-хана из тюркской династии Каджаров, завладевшего персидским престолом за год до описываемых событий. Войска Ага-Мохаммеда бесчинствовали, грабили и сжигали дома, бессмысленно убивали мирных жителей.

83-летнего монаха Степанноса, успевшего отправить родных на Северный Кавказ, но не пожелавшего покинуть любимый город, персы обнаружили в армянской кафедральной церкви Сурб Геворг (Св. Георгия). Вместе с народом, нашедшим последнее убежище в храме, Саят-Нова читал свои последние молитвы. Беспомощного старца выволокли из церкви и под страхом смерти потребовали отречься от Христа, на что тот ответил стихом на персидском: «Не изменю своему Богу, не покину святой храм». Это были последние слова монаха Степанноса - Саят-Новы, человека-легенды, воспевавшего любовь и вот уже двести лет воспеваемого поэтами. И хотя при жизни Саят-Новы его стихи знали наизусть все от мала до велика, время могло бы скрыть от нас большую часть его творческого наследия. Но...

Переезжая в Кизляр, младший сын Саят-Новы Меликсет Саядян захватил с собой «Давтар» - знаменитую армянскую тетрадь отца, а спустя полвека ее привез обратно в Тифлис внук поэта Срапион Саядян. По счастливой случайности в 40-е годы ХIХ века рукописный «Песенник» Саят-Новы попал в руки армениста Г. Ахвердяна, который при поддержке видного ученого Мкртыча Эмина издал в Москве первый сборник великого поэта на армянском языке. Провидению было угодно сохранить еще один рукописный сборник поэта - грузинский. Как бесценную реликвию хранил внук царя Ираклия II тетрадь, на первой странице которой начертано: «Эта книга принадлежит внуку царя Грузии Теймуразу. Эти стихи переписал сын Саят-Новы Ованнес в память о своем отце».

Саят-Нову похоронили на месте его гибели - под северной стеной церкви Сурб Геворг. Надгробие всегда убрано любимыми красными розами поэта, которые он воспевал и в безмятежную пору юности, и в одинокие годы старости..

Армен Меружанян

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 11.46.20 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Sayat Nova

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 11.57.44 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Sayat Nova Սայաթ Նովա Саят Нова

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 11.59.18 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Sayat Nova - Kani Vur Janim

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 12.01.09 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Sayat Nova - Kamancha

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 12.10.48 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Саятнововедение в тупике?..

Биография и творческое наследие крупнейшего армянского поэта и мыслителя 18-го столетия Саят-Новы на протяжении более чем ста пятидесяти лет является предметом научных дискуссий в кругу литературоведов, языковедов, историков, философов.Тем не менее жизнь и творчество поэта и сегодня продолжают оставаться одной из самых «темных», малоисследованных страниц армянской литературоведческой науки. И нам сегодня приходится мириться с тем, что многие важные, подчас узловые обстоятельства и подробности биографии и творчества великого поэта все еще продолжают оставаться невыясненными, неизученными. В большой степени этому способствовал сам поэт, который был величайшим мастером литературных мистификаций и разработал свой неповторимый, практически не имеющий аналога во всей мировой литературе, шифрованный язык, язык намеков, шарад, головоломок. Он значительно опережал свое время как поэт и мыслитель, как музыкант – сочинитель и исполнитель своих песен, опережал по уровню своей образованности, глубине мышления, пониманию исторических, социально-политических сдвигов.
Изучению жизни и творческого наследия поэта посвящены многочисленные исследования, в том числе труды Георга Ахвердяна, Гарегина Левоняна, Ованеса Туманяна, Валерия Брюсова, Иосеба Гришашвили, Георгия Леонидзе, Меликсет-Бега, Геворга Асатура, Моруса Асратяна, Амида Арасли, Бабкена Чугасзяна, Паруйра Мурадяна, Паруйра Севака, Ваче Налбандяна, Генрика Бахчиняна, Людвига Дуляна, Грачика Севояна, Хорена Саркисяна, Сурена Арутюняна, Грайра Мурадяна, Зарзанда Дарьяна и др. И при всем этом собранный фактический материал поражает своей скудостью, бедностью. По самым важным, узловым вопросам биографии поэта-ашуга и толкования его песен существуют сразу несколько – иногда более десяти – не просто неодинаковых, а подчас просто несовместимых, противоречащих друг другу, даже взаимоисключающих версий, вариантов, прочтений. Многое в саятнововедческой литературе зиждется на предположениях, домыслах, умозаключениях, которые не опираются на документальную, фактографическую, источниковедческую основу и поэтому не могут считаться достаточно аргументированными, обоснованными. Примечательно при этом, что многие исследователи с целью подкрепления своих доводов и полученных результатов документальной фактурой, не останавливались перед самой заурядной подтасовкой фактов, их переиначиванием и искажением, чересчур свободным, недопустимо произвольным прочтением текстов Саят-Новы.
Трудно сказать определенно, в чем причины подобного положения дел. И все же, думается, можно со всей ответственностью утверждать, что первой главной причиной этого было то, что первое поколение саятнововедов, в частности, Георг Ахвердян и Гарегин Левонян, допустило целый ряд грубых промахов и тем самым задали неверную тональность всему дальнейшему изучению творчества Саят-Новы. Второй, не менее важной причиной я считаю пасование перед авторитетами. Многие спорные, неверные положения академика Моруса Асратяна и Паруйра Севака были восприняты последующими поколениями саятнововедов недостаточно критически и с незначительными редакционными изменениями перекочевали в их книги, монографии и публикации.
Иначе говоря, более чем полуторавековая история изучения жизни и творчества Саят-Новы в своем сегодняшнем состоянии не дает достаточного материала для создания научного, академического исследования биографии и литературного наследия нашего национального гения.
В этой связи значительно более убедительной, аргументрированной представляется мне принципиально новая концепция исследования жизни и творчества Саят-Новы, предложенная Асланом Асланяном в монографии «Сайад-Нова. Истина в сайаднововедении». В ней он подвергает детальному текстологическому и литературоведческому анализу многие программные, биографические произведения поэта, ищет и находит ответы на свои вопросы в единственном достоверном первоисточнике – литературном наследии поэта. Сопоставив его доводы и полученные результаты с результатами других ученых, я вдруг почувствовал, что все как бы встало на свои места, приобрело гармонию и стало логичным. Так, весомым вкладом в литературоведческую науку следует считать аргументированное, доказательное уточнение дат рождения /1707 год/ и смерти /1802 год/ поэта, уточнение времени его изгнания из дворца грузинского царя /1752 год/ и насильственного возложения в монашеский сан /1756 год/, а также уточнение личности роковой женщины в судьбе поэта, его самой большой и трагической любви. Предметом его любви, его возлюбленной была вовсе не царевна Анна, дочь царя Теймураза и сестра Геракла Второго, как это было принято считать /этого мнения придерживались и все еще придерживаются многие видные литературоведы, в том числе Г.Асатур, П.Севак, Г.Бахчинян и др./, а дочь Зала Абашидзе, ставшая впоследствии второй женой грузинского царя Теймураза и царицей Грузии /Анна-Ханум/.
В монографии подробно и по-новому прослеживаются все перипетии «биографии» главного первоисточника литературного наследия Саят-Новы, тетради стихов, переписанной и собранной собственноручно гениальным поэтом-ашугом. А.Асланян первым среди литературоведов подверг самому тщательному текстологическому анализу и расшифровке все графические рисунки, пометки и знаковые обозначения Саят-Новы, в которых поэт в зашифрованном виде передал подробности своей биографии, поведал о важнейших вехах своей жизни, будучи уверенным, что будущий проницательный читатель, исследователь его биографии и творчества, непременно раскроет тайну его писаний.
Аслан Асланян считает единственно правильной формой написания имени поэта САЙАД-НОВА. Это непривычно для нашего слуха, вернее, для нашего глаза, привычного к традиционному написанию. И все же нельзя не отметить, что сам поэт, писавший свое имя в самых различных вариациях /что, кстати, привело Паруйра Севака к ложному умозаключению о необразованности, неграмотности великого поэта и просветителя эпохи позднего средневековья/, в своем программном, автобиографическом стихотворении неоднократно пишет свое имя так – Сайад-Нова – и просит читателя не искажать его. Так что у меня лично нет и тени сомнения в том, что это и есть правильная форма написания его имени. Другое дело, что преодолеть установившуюся традицию будет очень непросто. Считаю уместным напомнить в этой связи, что с «легкой» руки В.Брюсова в русскую действительность прочно вошло имя бельгийского поэта Эмиля Верхарна. Сейчас мало кто знает, что правильное написание его имени – Верхарен /с ударением на последнем слоге/. И повинен в этой ошибке не кто иной как Брюсов. Позднее он написал об этом специальную статью, но сила традиции оказалась непреодолимой. Другой пример – сегодня мало кто знает, что Сальери не убивал Моцарта, что Пушкин в своей гениальной «маленькой трагедии» опирался не на факты, а на легенду, устное предание. Поэт Сельвинский посвятил этому стихотворение, выплеснул: «А он не убивал!..» Но опять-таки сила традиции и гений Пушкина оказались сильнее, и суд истории продолжает считать Сальери злодеем и бездарностью. Боюсь, что и в нашем случае традиция перевесит истину.
Позволю сделать себе небольшое отступление. Я начал читать монографию Аслана Асланяна с предубеждением. Меня усиленно «обрабатывали», ориентировали, направляли на то, чтобы я написал разгромную рецензию, просили, чтобы я «камня на камне не оставил». Добавлю, что я отношусь к этой книге довольно сложно: в ней горы шлака и мало руды. И в этом смысле большую «медвежью услугу» автору оказал ответственный редактор книги – Ким Агабекян. Он не убрал из книги бесконечные повторы, бесчисленные небрежности и стилистические шероховатости. И это очень портит общее впечатление, отвлекает. Но в книге есть руда, есть откровения, есть выдающиеся находки, и для меня лично они заслонили все просчеты и промахи.
Монография Аслана Асланяна вызвала очень большой общественный резонанс. К ней относятся неровно, у нее много врагов и много почитателей. О ней говорят и пишут. Уже опубликованы десятки рецензий – не только в Армении, но и в России, США, Канаде, Ливане, других странах. Есть среди рецензий и огульные разносы, и дифирамбы. Одни литературоведы приняли книгу в штыки, называя автора «дилетантом», другие рекомендуют представить ее на соискание ученой степени доктора филологических наук и на Госпремию.
Нам же думается, что дело здесь вовсе не в этой конкретной книге, не в личности автора, а в нашем с вами праве знать «истину в последней инстанции» о нашем гениальном национальном поэте.
Есть замечательное древнеримское изречение: «Бей, но выслушай!» Прежде чем поставить свой «окончательный и не подлежащий обжалованию вердикт» об истине в саятнововедении, необходимо, по нашему убеждению, провести открытое обсуждение наиболее малоисследованных, актуальных проблем в изучении жизни и творчества великого армянского поэта и мыслителя.

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-12, 13.21.52 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Aznavour-Sayat Nova Yes Qo Ghimete

 
НАТАЛИДата: Суббота, 2009-12-19, 23.57.29 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
НУНЕ ЕСАЯН-САЯТ НОВА

 
Forum » ARMENIA » ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՆՇԱՆԱՎՈՐ ՄԱՐԴԻՔ.ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ АРМЕНИИ, » САЯТ НОВА (Биография,творчество,деятельность и т. д .)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz