Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 2017-05-30, 09.35.16
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Forum » DIASPORA » ՀԱՅՐԵՆԻՔԻՑ ՀԵՌՈՒ. Вдали от Родины » Армянские поселения Кавказа (В автономном округе (к истории армянской общины Владикавказа)
Армянские поселения Кавказа
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.05.34 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
В автономном округе (к истории армянской общины Владикавказа)


Новая власть внесла сущест­венные коррективы в жизнь армянской общины Владикав­каза. Национальная жизнь на­чала сворачиваться. Правда, в первое десятилетие, особенно в годы нэпа, допускались та­кие атрибуты национальной жизни, как школа на родном языке, издательская деятельность и т. д. Сохранялась даже некоторая веротерпимость.

Город Владикавказ с 1924 по 1934 г. имел статус автономно­го округа и административно подчинялся Ростову-на-Дону, который являлся центром Се­веро-Кавказского края. Вла­дикавказ относился к самым многонациональным городам Юга России, где националь­ные меньшинства составляли почти половину всего населе­ния. После русских (40 тыс.) и осетин (10 тыс.) самой значительной по численности наци­ональной группой были армя­не. Согласно переписи 1926 г., в городе проживало 6,5 тыс. армян. Хотя за год до ука­занной переписи, т. е. в 1925 г., по данным армянской секции (среди национальных мень­шинств действовали особые национальные структуры при советских и партийных орга­нах), в городе проживало бо­лее 8 тыс. армян.

По данным историка А. Аствацатурова, основными райо­нами расселения армян были районы площади Штыба, ул. Чермена Баева, Армянской, Свободы (бывш. Красноряд­ская), Цаголова (бывшая Тарская), Войкова, Коста Хетагурова (бывш. Церковная), Ва­тутина (бывш. Шоссейная). Значительные группы армян проживали также по улицам, прилегающим к центральному рынку, а также в Апшеронских казармах на ул. О. Коше­вого и др.

Компактное проживание ар­мянского населения в ряде районов города обеспечило им значительное представитель­ство в местном совете. Во вре­мя выборов второй половины 20-х годов в районах компакт­ного проживания армян (так­же как и других националь­ных меньшинств) были созда­ны национальные избиратель­ные участки. В 1926 г. члена­ми горсовета от этих участков стали депутаты: А. Акопянц, С. Арутюнов, И. Каракозов, С. Нерсесов, Колтухчян, Мамулянц, Мушегян и Хачату­рян (инициалы последних че­тырех неизвестны). В кон­це десятилетия в горсовет бы­ло избрано 46 депутатов-ар­мян. Пожалуй, ни в каком другом городе Северного Кав­каза (Нор-Нахичеван, Краснодар, Армавир, Пятигорск и др.) не было такого внуши­тельного представительства их в местных органах власти. Такие результаты были до­стигнуты за счет активности армянской общественности. Сами кандидаты в депутаты объясняли избирателям зави­симость решения важнейших хозяйственных и культурных вопросов от представительст­ва населения в горсовете. Это все больше осознавалось про­стыми людьми. Так, на общем собрании армян Верхне-Осетинской слободки была приня­та резолюция, в которой отме­чалось: «Все мы даем торжест­венное обещание в настоящем собрании, что на перевыборах горсовета будем принимать активное участие как мужчины, так и женщины и дадим следуемое количество пред­ставителей».

Многочисленные проблемы, волновавшие армянское насе­ление, были в центре внима­ния не только официальных органов и депутатов, но и на­циональных общественных объединений, которые просу­ществовали до середины 20-х годов. Армянским благотвори­тельному и культурно-просветительному обществам, Коми­тету помощи беженцам-армянам и студенческому земляче­ству пришлось заниматься проблемами устройства бе­женцев и организацией про­светительской работы на род­ном языке.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.06.16 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Особо много препятствий приходилось преодолевать по разрешению проблемы бежен­цев Комитету помощи бежен­цам-армянам. Большинство беженцев, добравшихся в го­род из опустошенных турками Западной Армении и даже из Карабаха (куда также добра­лись интервенты), влачили свое существование в ужасаю­щих условиях. Они размеща­лись главным образом в помещениях бывшей тюрьмы и по­луразрушенных казармах. Го­лод и болезни были вечными спутниками этих обездолен­ных людей. Даже на конец 1927 г. результаты выборочно­го медицинского обследования беженцев, проживавших в ка­зармах Курской, Владимир­ской и Молоканской слободок, выявили 80% больных разной степени тяжести.

Официальные власти насто­роженно относились к дея­тельности Комитета помощи и предлагали передать его фун­кции городскому отделу соци­ального обеспечения. Без со­мнения, местные партийные органы не хотели отдавать са­модеятельным национальным объединениям инициативу в работе среди многотысячного беженского населения, могу­щего стать важной социаль­ной опорой новой власти. Только отсутствие материаль­ных возможностей оказать действенную помощь беженцам повлияло на решение «не чинить особых препятствий» деятельности в городе Коми­тета. Последний был упразд­нен сразу же после оформле­ния армянской секции при партийном комитете. 28 де­кабря 1925 г. принимается ре­шение «перевести деньги ар­мянского комитета на имя партийной секции».

Национальные обществен­ные объединения, а затем ар­мянская секция и депутатский корпус видели коренное реше­ние проблемы беженцев в их землеустройстве. Выделение земельных наделов одновре­менно решало и жилищную проблему, и возвращало их к традиционному занятию — земледелию, от которого ар­мян отлучили турецкие интер­венты на исторической роди­не. В условиях Владикавказа «трудность устроиться на ра­боту, — отмечалось на заседа­нии армянской секции, — деклассирует известную часть беженцев, бывших крестьян, превращая в торговый базар­ный элемент». Секция по­ставила вопрос о необходимо­сти выделения участков земли в окрестностях города-округа.

Иначе на решение землеуст­ройства смотрели окружные и краевые органы власти, кото­рые намечали переселение бе­женцев в самые отдаленные и безводные районы края. Более того, в условиях начинавшей­ся коллективизации было на­мерение сделать трудолюби­вых и безропотных людей за­чинателями этого движения. На заседании коллегии нацио­нальных меньшинств Владикавказского окружкома дава­лось указание армянской сек­ции отправить в Донской ок­руг вместе с переселенцами «большое число коммунистов для организации колхозов».

«Ходоки» от армян, отпра­вившиеся в Кущевский и Мечетинский районы Дона для изучения готовности к приему переселенцев, после своего возвращения сообщили о пол­ном отсутствии там условий к землеустройству. Это вызвало протесты у переселенцев. Кроме того, наотрез отказа­лись уезжать на Дон карабахцы. Перед ними в ультиматив­ном порядке было поставлено условие: завершить переселе­ние к 1 октября 1928 г. В условиях укрепления сталин­ского режима вряд ли можно было ожидать, что кто-то вникнет в суть проблемы ка­рабахских беженцев, равно как и самого Нагорного Кара­баха, несколько лет до этого «подаренного» Азербайджану. И все же уже к сентябрю 1928 г. в Мечетинский район было пе­реселено 130 хозяйств (600 человек). Позже их число пополнялось другими бежен­цами, прибывшими из Влади­кавказа. Сегодня мало извест­но о судьбе этих переселен­цев. Но без сомнения, значи­тельная часть их оказалась в круговороте начавшейся на Дону жесточайшей коллекти­визации.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.06.59 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Другой важнейшей пробле­мой, которая волновала ар­мянскую общественность го­рода, стала проблема нацио­нальной школы. До 1917 г. об­разование на родном языке на­ходилось под покровительст­вом церкви. И хотя царское правительство не один раз за­крывало армянскую церковно­приходскую школу, тем не ме­нее владикавказские армяне добивались ее открытия. Безграничная тяга к родному язы­ку позволила восстановить на­циональную школу в годы нэ­па. Обучение на армянском языке велось в школе первой ступени № 20.

Основной контингент школы состоял из детей беженцев, половину которых составляли сироты. Уже к 1928 г. были до­стигнуты значительные ре­зультаты в деле охвата армян­ских детей всеобучем. Про­цент грамотности детей 8-13-летнего возраста составлял более 70%. Это был са­мый высокий показатель де­тской грамотности по городу. Правда, этот показатель отра­жал грамотность как на родном, так и на русском языках. По данным окружного соцвоса, в городе числилось 650 де­тей из армянских семей, тогда как армянская школа макси­мально была рассчитана на 300 человек. По словам завуча армянской школы Гукасовой, основная масса детей школь­ного возраста «оставалась вне стен школы».

С другой стороны, из-за от­сутствия школы второй ступе­ни (семилетки) детям, кото­рые закончили армянскую школу, в лучшем случае пред­стояло продолжать обучение в русской школе. Преобразова­ние армянской школы в семи­летку оттягивалось окружным отделом народного образова­ния под предлогом необходи­мости соблюдать «режим эко­номии». Армянской общественности, депутатам и сек­ции пришлось многократно ходатайствовать в различные инстанции округа и края с просьбой об открытии школы второй ступени, пока, нако­нец, в 1928 г. вопрос не полу­чил удовлетворительного ре­шения.

За несколько десятилетий существования национальной школы сотни и тысячи владикавказских армян смогли со­хранить родной язык. Увы, впоследствии тоталитарная система ликвидировала этот последний очаг национальной культуры. И только в настоя­щее время армянской общине Владикавказа (в городе дейст­вует армянский культурно- просветительный центр «Эребуни») удалось ввести изуче­ние армянского языка в каче­стве факультативного в ряде школ, где обучается значи­тельное число армянских де­тей. И хотя власти относятся к этому сочувственно, прихо­дится уже убеждать своих соо­течественников в важности изучения родного языка.

Армянское население Влади­кавказа никогда не теряло связи с Родиной, разрушенной интервентами, заполненной беженцами и сиротами. Об Ар­мении горожане узнавали из газет и журналов, присылае­мых из республики. Правда, эти газеты не всегда приходи­ли вовремя, поэтому особое значение приобретала краевая армянская печать. В начале 20-х годов на Северном Кав­казе издавалось несколько га­зет. С ноября в Нор-Нахичеване краевой армянской секцией стала издаваться газета «Мурч-Мангах». Только в 1926 г. во Владикавказ она по­ступала в количестве сотни экземпляров. На страницах газеты помещались материа­лы не только краевой темати­ки, но и информация из Арме­нии, которая содержалась в специальном разделе — «Со­ветская Армения». Кстати, в эпоху «великого перелома» газета подверглась критике за то, что много внимания уделя­ла информации из Армении. Так, в 1930 г. бригада «Прав­ды», проверявшая газету, под­вергла резкой критике редак­цию за чрезмерное увлечение описанием «всякой мелочи, вплоть до бури в Эривани», вместо того, чтобы информи­ровать читателей о «гигант­ском социалистическом строи­тельстве в других республи­ках Закавказья, закреплении и упрочениии национального мира и братства между армя­нами, тюрками, грузинами и т.д.» .

Из Армении в город регуляр­но поступала учебная и худо­жественная литература для армянских просветительных учреждений. Культурно-про­светительное общество, кото­рое было упразднено в середи­не 20-х годов, приглашало во Владикавказ известных пред­ставителей армянской культу­ры. Так, в одном из докумен­тов сообщается о том, что ар­мянский композитор Сардарян проводил занятия с хором, по­пуляризируя армянскую на­родную музыку.

Особую активность в пропа­ганде достижений Армении проявляло студенческое зем­лячество. В 1926 г. землячест­во подготовило и выпустило брошюру «Советская Арме­ния». В городском армянском клубе успешно работал одно время литературный кру­жок, в задачу которого входи­ло «ознакомление обществен­ности с армянской литерату­рой л направлениями в ней».

Поступавшая из республики информация не могла не все­лять в людей чувство уверен­ности и собственного достоин­ства. Немало армян-беженцев в то время решило вернуться на родину.

Землетрясение в Гюмри (Jleнинакане) 1926 года потрясло армянскую общину Владикав­каза. На собрании обществен­ности 28 октября с информа­цией о природной катастрофе в Армении выступил депутат горсовета Колтухчян. Собра­ние приняло решение органи­зовать постоянную комиссию из девяти человек, которая за­нималась бы сбором средств для оказания скорой матери­альной помощи соотечествен­никам.

Владикавказцы живо от­кликнулись на призыв комис­сии по организации помощи пострадавшим от землетрясе­ния. В фонд помощи жителям пострадавших районов Арме­нии делались денежные взно­сы, отчислялся дневной зара­боток, отправлялись медика­менты, продовольствие и т. д. Особенно ценной была помощь беженцев, которые сами нахо­дились в бедственном положе­нии. Посильную помощь ока­зало армянское студенческое землячество.

Стойкое национальное само­сознание владикавказских ар­мян, возможно, явилось одной из решающих причин того, что прекрасный храм Сурб Григор Лусаворич сохранился и дорога к храму «не заросла травой» во времена преследо­вания за веру. Ведь даже в ли­беральные 20-е годы одно пребывание во дворе церкви со­ветского служащего или сту­дента (не говоря уже о члене партии) считалось зазорным и рассматривалось как нелояль­ное отношение к власти со всеми вытекающими последст­виями. Гражданских прав бы­ли лишены священнослужите­ли. Последние не допускались к выборам в местные советы и относились к категории «ли­шенцев», т. е. лишенных изби­рательных прав.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.07.36 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
В целом, развитие некото­рых сторон национальной жиз­ни армянской общины Влади­кавказа в первое десятилетие советской власти стало воз­можным благодаря не только особенностям политики перио­да нэпа, но и благоприятной среде интернационального го­рода. То, что армянский храм в городе сохранился и его не постигла судьба многих дру­гих церквей, как например, в Астрахани, Грозном, Нор-Нахичеване, Кизляре, Пятигор­ске, Ставрополе, это и заслу­га всех жителей Владикавка­за. История взаимоотношения армян и осетин насчитывает многие века. Для двух народов одинаково дороги имена аланки Сатеник — царицы Арме­нии и ее брата святого Сукиаса. Один из гаваров (районов) крупнейшей провинции исто­рической Армении Васпуракана носил имя Артаз. Это на­звание, по свидетельству отца армянской истории Мовсеса Хоренаци, дали соплеменники царевны Сатеник, выходцы из области Ардоз, откуда они пе­реселились в Армению. Дале­ко не случайной стала находка в древнейшем христианском храме Северного Кавказа в Зеленчуке перстня-печати ар­мянского царя IX в. Смбата. Этот список можно продол­жать бесконечно. Осетия ста­ла родным очагом для сотен и тысяч армян, спасшихся от кровавого турецкого ятагана. Потомки этих беженцев — граждане современной Север­ной Осетии — Алании, вместе со всеми другими народами вносят посильный вклад в де­ло возрождения своей респуб­лики. Нельзя не привести вы­держку из книги В. Хацмиева и А. Бадаева «Давид Со­слан...», где осетинские исто­рики пишут: «История осетин­ской нации и ее послужной список закодированы в Биб­лии и в эпосе о нартах,., запи­саны в древних армянских и греческих рукописях, храня­щихся в Матенадаране и Афи­нах. И именно оттуда следует начинать осетинское нацио­нальное возрождение».

Свидетельством единения народов Осетии и всех жите­лей ее столицы явилось празд­нование 150-летия церкви Сурб Григор Лусаворич и 210-летия Владикавказа. В честь этих событий армянской об­щиной был возведен памятный хачкар.



В. 3. Акопян, кандидат исторических наук
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.08.28 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
КАРАБАХСКИЙ ОСТРОВОК В ДАГЕСТАНЕ

На территории Дагестана армянские топонимы можно было встретить повсеместно, начиная с седой древности. Историк Гасан Оразаев в своей статье «Армянский элемент в топонимии Дагестана» приводит внушительный, но далеко не полный перечень топонимов, в основе которых содержится название «армянский». Кроме того, почти во всех городах дореволюционного Дагестана имелись улицы и кварталы с армянскими топонимами. Большинство из них случайно, а больше сознательно, исчезают из исторической памяти.

В настоящей статье речь пойдет о единственном сохранившемся в Дагестане армянском населенном пункте – селении Карабаглы, расположенном в 20 километрах к северу от Кизляра. Его название говорит о происхождении местных армян, которые поселились в российских пределах в конце XVIII века, вынужденно покинув свою родину Арцах или Нагорный Карабах.

Считаем уместным совершить краткий экскурс в прошлое, что поможет понять предысторию Карабаглов на Тереке.

Традиционное армянское название Нагорного Карабаха Арцах (Уртехе) упоминается уже в урартских клинописях VIII в. до н.э. В индоевропейской конструкции армянского языка это название получило новое звучание – Арцах (Орхистена – в античных источниках). Арцах выступал важным северо-восточным форпостом огромного царства Тиграна II (93-66 гг. до н.э.) со своим городом Тигранакертом на р. Хачен, основанном в 80-е гг. до н.э. Его развалины, наряду со свидетельствами античных и средневековых авторов, являются наилучшим аргументом в пользу выявления изначальных корней армянского края. Арцах стал одним из древнейших очагов христианства в мире. По церковному преданию, на берегу р. Тертер в Арцахе похоронен ученик апостола Фаддея (Тадевоса). У его могилы был построен Дадиванк – одна из древнейших христианских церквей в мире. В начале IV в. Григорий Просветитель начал строительство Амарасского монастыря, возведение которого завершил его внук Григорий, известный своей миссионерской деятельностью среди многих народов Кавказа. Амарас, ставший одним из главных центров армянской культурной и церковной жизни, обустраивал Месроп Маштоц. Южнее монастыря находится с. Азох, на окраине которого найдено самое древнее на Кавказе поселение первобытных людей.

Дальнейшая история Арцаха – десятой провинции Армении – подробно излагается в раннесредневековой армянской исторической литературе. В 387 г. Рим и Иран разделили Армянское царство. Арцах оказался в вассальной зависимости от Ирана. Правители последнего в 469 г. объединили населенный армянами Арцах с Кавказской Албанией (по-армянски – Агванк, по-персидски – Арран), располагавшейся к северу от р. Куры. Из них была образована административная единица – марзпанство. На рубеже VI-VII вв. на территории «коренной» закуринской Албании албанские племена создали небольшие княжества, а к югу от р. Куры в армянских областях Утик и Арцах образовалось армянское княжество Араншахиков с резиденцией в крепости Хачен. В VII в. власть в этом княжестве перешла к роду Михранидов, именовавших княжество Агванком. Название «Агванк» в отношении к Арцаху и Утику становится синонимом используемых в трудах средневековых армянских историков названий «Агванский край», «Восточный край Армении», «Армения Глубинная». В Х-ХIII вв. в армянских и иностранных источниках Агванк чаще всего именуется Хаченом. Термин «Агванк» выходит из употребления за исключением наименования епархии (католикосата). В период возвышения грузинских Багратидов Хачен возглавил князь Асан Джалалян, племянник братьев Закарэ и Иванэ (военные руководители Грузии армянского происхождения). Наследники Асана восстанавливают старое армянское название края.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.09.16 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
В позднее средневековье центральные области Армении подпали под владычество Турции и Ирана, и только арцахские князья (мелики) сохранили независимость. В тот период иноземцы стали именовать Арцах Карабахом. В персидской литературе XIV в. равнинную часть, примыкавшую к Арцаху, называли Баг-и са-фид (Белый сад), а горную часть – Баг-и сиах, что в тюркоязычном варианте превратилось в Карабах (Черный сад). Знаменитый русский историк Василий Потто в своей книге «Первые добровольцы Карабаха в эпоху водворения русского владычества» писал: «Среди обломков некогда великого армянского царства Карабах, принадлежавший персиянам, один сохранил у себя как памятники минувшего величия те родовые уделы армянских меликов, которые занимали собой все пространство от Аракса до реки Курак, верстах в 20-ти от Ганджи, нынешнего Елизаветполя. В Арцахе, или в Нагорном Карабахе, эти родовые уделы были Дизак, Варанда, Хачен, Джраперт и Гюлистан, собственно и составлявшие Карабахское владение, как о том упоминают старинные русские акты. Горная часть Карабаха, Сюник или Зангезур, заключала в себе только одно значительное меликство – Каштахское, окруженное землями других более мелких армянских владений... Среди разрушений и общего погрома армянского царства владетели этих уделов, мелики, одни сумели сохранить за собой старинные наследственные права и даже удержать в стране почти до самого начала XIX века тот политический строй, который сложился здесь со времен персидских царей Сефевидов». Борьба с иноземными поработителями приобрела ожесточенный характер после проникновения к границам Карабаха кочевых племен, пришедших из Средней Азии, Курдистана и захваченных ими еще раньше центральных областей Армении. Первую попытку утвердиться в Нагорном Карабахе предпринял вождь племени джеваншир, который считался главой племенного союза отуз-ики («тридцать два»). В 1722 г. вместе с регулярной турецкой армией это племя попыталось захватить Арцах и Сюник, но было разгромлено армянами. Для кочевников Карабах в прямом смысле стал «Черным садом».

Эти события совпали с персидским походом Петра I, считавшего, что армяне «будут ревностными его сотрудниками в великом деле внутренней промышленности и внешней торговли с Востоком». Русский историк и военный деятель Виктор Абаза в связи с этим писал, что выживший в жутких условиях армянский народ в новых условиях свои упования обратил «к далекому северу, где уже возникало единоверное исполинское царство».
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.09.47 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Персидский поход Петра I привел к занятию прикаспийских городов. Во всех этих военных мероприятиях царь опирался на армянское ополчение. Костяком этих подразделений являлись Армянский и Грузинский эскадроны, расквартированные в прикаспийских городах и крепостях. В 1723 г. турецкие войска вторглись в Восточную Армению и Грузию. Армянские повстанцы в ноябрьских сражениях 1726 г. нанесли поражение 40-тысячной турецкой армии, а племена джеваншир и отуз-ики откочевали вглубь Ирана. Однако вопреки заверениям помощь восставшие так и не получили.

После смерти Петра I (1725 г.) правительство утратило интерес к делам Закавказья. Российское покровительство распространялось лишь на тех армян, которые находились на русской службе в Гиляне и других иранских городах. Эти служилые армяне-драгуны вместе со своими семьями частью обосновались в Дербентской и Мушкурской провинциях, частью были поселены в основанной по распоряжению императора крепости Святого Креста на р. Сулак. В 1733 г. здесь проживали 450 семейств служащих Армянского и Грузинского эскадронов. По Ганджинскому трактату с шахом Надиром (1735), Россия уступила Ирану все завоеванные у нее провинции. Крепость на Сулаке была уничтожена, а вместо нее на берегу Терека в том же году заложили крепость Кизляр, куда и были переселены армянские военнослужащие со своими семьями.

После кончины Надир-шаха в 1748 г. в стране начинаются междоусобные войны, чем и воспользовались кочевые племена джеваншир и отуз-ики, вернувшиеся в Равнинный Карабах. К ним присоединились племена демурчи-гасанлы, джинлы, до того обосновавшиеся в Грузии, часть кенгерлу из Нахичевана и шахсевены из Мугана. Все эти племена являются предками нынешних азербайджанцев. Сегодня «ученые» Азербайджана грубо переписывают историю, пытаясь приписать себе достояние армянского Арцаха и Агвании.

Испытывая нехватку в летних горных пастбищах, джеванширское племя, возглавляемое вождем Панахом, вплотную подошло к Нагорному Карабаху. Панах умело воспользовался конфликтом между армянскими меликами. В приложении к рапорту А.В. Суворова князю Г.А. Потемкину (1780 г.) отмечалось, что «предатель своего отечества» владетель Варанды Шахназар с целью ослабления соперников «призвал Панах-хана, бывшего прежде начальником незнатной части кочующих магометан близ границ карабахских и отдал ему в руки свой крепкий замок Шушикала».

Укрепившись в неприступной крепости, вождь кочевников, натравливая меликов друг на друга, возвысился и провозгласил себя ханом Карабаха. То, что десятилетиями не удавалось сделать с Карабахом огромной турецкой армии, при помощи коварства и подлости удалось их джеванширским соплеменникам.

В 1783 г. карабахские мелики вместе с Грузией приняли подданство России. В середине 90-х гг. XVIII в. по рескрипту императрицы Екатерины II «освобождение царств Армении и Грузии» было поручено графу Зубову, войска которого заняли Дербент и Баку. Однако неожиданная кончина Екатерины II остановила дальнейшее продвижение русской армии.

Участие карабахских армян в боевых действиях русской армии стоило им дорого. «Ибрагим молчал, пока ему грозила близость русских штыков, но едва войска, приходившие в Тифлис, возвратились на линию, как он поторопился наложить на меликов свою тяжелую руку: одни из них были умерщвлены наемными убийцами, другие арестованы, третьи бежали в Грузию или в соседние ханства, а их имущество конфисковывалось в пользу ханской казны», – писал в своем сочинении В. Потто.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.10.20 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
После этого последовали неоднократные обращения карабахских меликов к императору. И только 7 октября 1797 г. Павел I издал Указ «О принятии в российское подданство карабахских меликов», в котором давалось согласие на переселение «меликов с подвластным им армянским народом, в числе 11000 семей состоящим». Однако в обращении карабахских меликов переселение в российские пределы рассматривалось как крайний, но не самый лучший вариант решения карабахского вопроса. Наиболее приемлемым способом его решения могло быть присоединение края к России, возвращение населения и собственности прежним владетелям. К слову, еще раньше Г.А. Потемкин в своем поручении Павлу Потемкину писал: «Шушинского хана Ибрагима свергнуть должно, ибо после сего Карабаг составит армянскую независимую, кроме России никому [не принадлежащую] область. Вы тут употребите все старание, чтобы новая сия область устроилась наивыгоднейшим образом для народа. Через сие, и прочия сильныя армянския провинции последуют их примеру…».

Однако в отношении карабахских армян у нового правительства были свои планы. С их помощью планировалось укрепить и хозяйственно развить уже присоединенные к России территории на Кавказе. Тысячи армянских семей, покинувших Карабах, поселились в Гандзаке, Лори, Грузии (Сигнах). Значительная их часть отправилась на Северный Кавказ. В. Потто писал, что жителей Карабаха в то время уменьшилось почти на 40000 дымов. «Вся страна представляла собой одну громадную развалину, и в равнинах ее, прилегавших к персидским границам, никто не осмеливался селиться; там повсюду виднелись только опустевшие села, остатки обширных шелковичных садов да запущенные и брошенные поля».

К счастью, в горных районах Нагорного Карабаха остались армяне, с оружием в руках сохранившие свой очаг и в 1813 г. дождавшиеся «неизбежной перемены» – вхождения края в состав России. Это событие получило закрепление в русско-иранском договоре, подписанном в селении Гюлистан.

Но этот счастливый момент не суждено было встретить на родине основателям с. Карабаглы на Тереке. Дальнейшая судьба будущих карабаглинцев связана с их соотечественниками из Дербента и Мушкура, обитавшими там с петровских времен. Помимо горожан-дербентцев, многочисленное армянское население, также выходцы из Карабаха, компактно проживало в девяти селениях Мушкурской и Дербентской провинций: Хачмас, Гараджалу, Великий Барахум, Малый Барахум, Килявар, Гарагутлу, Азатогла, Мулахолил, Нугды. Военные руководители (юзбаши) и старосты этих сел, опасаясь мести со стороны местных правителей – вассалов Ирана, обратились к главе епархии Армянской Церкви в России архиепископу Иосифу Аргутинскому с тем, чтобы тот добился от российского правительства разрешения на переселение армян («пятисот семей, до четырех тысяч обоего пола христианских душ») в пределы России. Продолжительная переписка архиепископа с российскими властями благополучно завершилась 1 мая 1797 г., когда последовал Указ Павла I, в котором говорилось: «Внимая прошению армян в Дербенте и других окрестных местах находящихся, ...чтобы те, которые при настоящем выходе войск наших из тамошнего края пожелают переселиться в Астрахань или Кизляр, могли безопасно таковое переселение произвести в действо и по прибытии их избрать род жизни, им свойственный, получая земли для них потребные».

Прибывшие на Северный Кавказ весной 1797 г. дербентские армяне в первую очередь поселились в местах компактного проживания своих соотечественников – Кизляре, Моздоке, Шелкозаводском, Паробочево. Кроме того, в 17-20 верстах от Кизляра на притоках р. Терек они основали новые селения: Дербентское – на р. Прорве, Малохолинское и Караджалинское –на р. Бекетей. Так как население Караджалинского составляли карабахцы, за ним закрепилось второе название – Карабаглы.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.10.54 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Правительство и администрация Кавказской области имели свои виды на устройство карабахских армян. Власти уже давно вынашивали планы создания новых городов на безлюдных просторах Юга России. Прибытие сотен армянских семей из Дербента, Мушкура и Карабаха дало повод воплотить проект создания на р. Куме, вблизи развалин монгольского города Маджары, новый город, могущий стать крупным экономическим центром во всем Восточном Предкавказье . В предполагаемом городе уже стали селиться потомки армян-воинов, участвовавших в Персидском походе Петра I, но испытывавших в Кизляре острую нужду в земельных участках.

15 апреля 1799 г. Павел I вначале подписал Указ «Об отводе земли переселившимся из Дербента армянам и предоставлении привилегий армянам Северного Кавказа», а 28 октября того же года Жалованную грамоту выходцам из Дербента и Мушкура.

Эта грамота, состоявшая из преамбулы и объемных восьми статей, перечисляла права и льготы как для армян, «которые пожелают основать город… Святого Креста», так и для сельских жителей, «кои ныне на отведенной им земле выше Кизляра селения заводят». То есть речь шла о селах Дербентском, Малохолинском и Караджалинском. Для жителей этих сел «вместо 5000 неудобной земли, в числе 15000 десятин им отведенной, всемилостивейше повелеваем намерять такое же число из близлежащих казенных дач, к их селению лежащих, на каждого поселянина по 30 десятин на душу, с рыбными ловлями и со всякими угодьями, жалуя оныя вечно в пользу и выгоды всего общества, без всяких в казну наших податей; а в случае недостатка, назначаемого при том их селении количества земли избрав им, армянам, в других удобных и свободных местах, удовлетворить их в отводе оною на сем же основании удобной земли с водами и лесом» (ст. 3).

Армяне освобождались от уплаты податей в казну в течение 10 лет, а затем должны были платить по 5 коп. за десятину в год. Они освобождались «навечно» от рекрутских повинностей и складочных на них денег, «разве кто из армян оных сам в службу нашу пожелает» (ст. 6). В ст. 7 фиксировались различные экономические права, создававшие благоприятные условия для развития торговли и предпринимательской деятельности. Для сельских жителей особо привлекательным было «дозволение» продукцию виноделия «во внутренние России города бочками продавать беспрепятственно».

К числу важнейших «дозволений» следует отнести право на свободное отправление армянами «исповедания христианской их веры». В соответствии со ст. 5 армянам селений Малохолинского, Дербентского, Караджалинского и др. повелевалось иметь собственный армянский суд. «Дела тому суду рассматривать и решать тяжебные и исковые на армянском языке, по прежним народа сего правам и обыкновениям, выбираемыми из общества членами с потребным числом секретарей и канцелярских служителей».

Итак, Жалованная грамота от 28 октября 1799 г. юридически закрепила факт образования города и ряда армянских селений (включая Карабаглы), наделенных широкими правами. Она предписывала всем «военным и гражданским начальникам и присутственным местам оные общества и потомков их... от всяких могущих последовать им убытков и вреда предостерегать» и «оказывать всякую помощь, защиту и покровительство» (ст. 8). Увы, это предписание, провозглашенное высшей властью, со временем было забыто.

Из новых населенных пунктов правительство особое внимание уделяло Святому Кресту, желая пополнить город жителями Малохолинского (ок. 500 душ), Дербентского (444) и Караджалинского, то есть Карабаглов (472, в том числе 326 человек мужского и 146 женского пола). В этих селах вместо построенных вначале времянок появились добротные дома, а в Малохолинском была возведена церковь во имя Спасителя (Сурб Пркич), в приход которой вошли армяне Караджалинского. Было налажено местное управление с выборными старостами и национальным судом.
 
НАТАЛИДата: Понедельник, 2011-09-19, 12.11.44 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 5369
Статус: Offline
Руководство сельских общин неоднократно обращалось к властям с просьбой землеустроить крестьян, как было обещано в царской Грамоте. Нежелание властей удовлетворить законные требования приводило даже к открытым выступлениям. Об одном из них областному правлению сообщал А.П. Ермолов. В июле 1825 г. 74 армянина с. Караджалинского (Карабаглы) оказали «неповиновение начальству». Ермолов предлагал в случае продолжения их «упорства и ослушания», «оставя меры кротости, взять под караул тех из них, которые ныне находятся на свободе, и предать всех... уголовному суду для наказания в пример другим по всей строгости законов». Участвовавшие в волнениях были подвергнуты наказанию. В то же время, по предложению генерала, Сенат снял недоимки на сумму в 12803 рубля, несправедливо начисленные армянам казенной палатой.

В целом, несмотря на действия властей, минимизировавших предусмотренные льготы (в частности предоставить полагавшиеся 30 дес. земли на душу), большинство сельских армян воздержалось от переезда в город.

В начавшейся Кавказской войне особые надежды правительство возлагало на казачество. Решено было усилить Терское войско за счет жителей прилегающих к линии казенных селений. 4 октября 1832 г. корпусный командир Розен предоставил военному министру для утверждения императором проект закона о причислении 31 селения в военное ведомство, в соответствии с которым Караджалинское и другие армянские села отходили к Кизлярскому казачьему полку. 2 декабря 1832 г. Николай Iсвоим именным указом утвердил соответствующий закон. В одночасье карабаглинцы вместе с другими своими соотечественниками (559 семей числом 2010 человек) превратились в казаков.

Карабахские армяне были приучены к военному делу. В Армении они сами исполняли роль «казаков». На новом месте при малейшей угрозе безопасности своим селениям армяне так же, как и казаки, брали в руки оружие. Однако жизнь русского казака предполагала полную отстраненность мужчины от хозяйственной жизни, что не соответствовало традиционному образу жизни мужчины-армянина. Несение военной службы привело бы к ликвидации садов и виноградников, требовавших каждодневного ухода. Вот почему жители указанных сел, обсудив сложившуюся ситуацию, поручили своим доверенным Сагателу Юзбашеву и Мелкому Мирзабекову обратиться к генерал-адъютанту Розену с просьбой оставить их в прежнем состоянии. 2 декабря 1834 г. ходатайство армян рассматривалось в Государственном совете, который решил удовлетворить их просьбу и исключить из казачьего сословия. 12 января 1835 г. последовал указ императора, о котором Кавказскому гражданскому губернатору было сообщено только 4 июля 1837 г.

Исключение из казачьего сословия, по мнению чиновников военного ведомства, механически лишало армян земель в селах Кизлярского округа, которые им были предоставлены «навечно» Жалованной грамотой. Руководители сельских обществ, понимая неизбежность оставления армянами своих селений, подали прошение кавказскому гражданскому губернатору барону Таубе о переселении своих доверителей в Святой Крест. Не все были готовы оставить нажитое имущество, вот почему к 1840 г.в город прибыла только часть сельских армян. Будучи выходцами из Карабаха, горожане именовали Святой Крест Карабаглами. По всей видимости, часть горожан, вернувшись на Терек, это название закрепила за своим селением.

Под давлением военных властей переселение усиливается. В то же время, 23 августа 1840 г., наказной атаман Линейного казачьего войска генерал-майор Николаев рапортовал начальнику Кавказской области генерал-лейтенанту Граббе, что армяне желают остаться на прежнем месте жительства при своих виноградниках. Тогда Граббе назначил крайний срок переселения не позже весны 1841 г. Одновременно, составив списки 25 «зачинщиков», отказывавшихся переезжать, власти применили по отношению к ним жесткое наказание. При своих виноградниках на Тереке осталось только 200 семей. Это были жители Карабаглов.
 
Forum » DIASPORA » ՀԱՅՐԵՆԻՔԻՑ ՀԵՌՈՒ. Вдали от Родины » Армянские поселения Кавказа (В автономном округе (к истории армянской общины Владикавказа)
Страница 1 из 3123»
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz