Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 2021-05-18, 05.49.52
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Forum » ARMENIA » ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՊԱՏՄՈՒՏՅՈՒՆ. Hayastani patmutyun » ИСТОРИЯ АРМЕНИИ (Ованес Драсханакертци)
ИСТОРИЯ АРМЕНИИ
ARTARAMISДата: Суббота, 2010-10-23, 09.48.03 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: A D M I N
Сообщений: 1406
Статус: Offline

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir" >


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I
О поколениях Ноя
ГЛАВА II
О неустрашимости Хайка в борьбе против Бэла и поколениях его
ГЛАВА III
О царствовании Паруйра и его преемников вплоть до Вагэ
ГЛАВА IV
О царствовании Валаршака Парфянина, благоустроениях его, его преемниках до благородного Тиграна II
ГЛАВА V
О царствовании Тиграна II и его деяниях, об Артавазде и Арджаме
ГЛАВА VI
О царствовании Абгара, о том, как он, уверовал в Христа, о деяниях его и просвещении нашего народа армянского
ГЛАВА VII
О вероотступничестве Санатрука и армян, мученичестве Фаддея и Сандухт, святых Оски и Сукиаса с их сподвижниками
ГЛАВА VIII
Об убиении царя Хосрова Анаком, появлении святого Григория и новом просвещении народа армянского
ГЛАВА IX
О созыве Никейского собора из-за Ария и отшельничестве святого Григория
ГЛАВА Х
О смерти святого Аристакеса и царя Трдата
ГЛАВА XI
О царствовании Хосрова и Тирана и патриаршестве святого Иусика
ГЛАВА XII
О патриаршестве великого Нерсеса, о его заточении и о Константинопольском соборе
ГЛАВА XIII
О царствовании Папа и войне его с вероотступником Меружаном; о смерти великого Нерсеса и преемстве патриархов
ГЛАВА XIV
О патриаршестве Саака Великого, о распространении в народе нашем письменности и уничтожении нашего царства
ГЛАВА XV
О Вардане, а также о мученичестве священника Левонда и его сподвижников
ГЛАВА XVI
О деяниях Ваана Мамиконяна и о католикосах
ГЛАВА XVII
О деяниях и доблестных подвигах Смбата и о Двинском соборе
ГЛАВА XVIII
О католикосе Езре и Иоване Майрагомеци
ГЛАВА XIX
О бедствиях, кои претерпела страна армянская из-за агарян, и о деяниях католикоса Нерсеса
ГЛАВА XX
О куропалатстве Григора и ударах, постигших страну Армянскую
ГЛАВА XXI
О страданиях и бедствиях, кои претерпели армяне из-за агарян
ГЛАВА XXII
О патриаршестве Иованнеса Имастасера и его деяниях
ГЛАВА XXIII
О патриаршестве Давида и его преемников, а также о деяниях их
ГЛАВА XXIV
О том, как разграбили утварь церкви гюха Багван и патриаршие поместья
ГЛАВА XXV
Об ударах, постигших армянский народ, и о мученичестве многих
ГЛАВА XXVI
О других злодеяниях остикана Бухи и мученической смерти спарапета Смбата
ГЛАВА XXVII
О правлении Ашота, сына Смбата, и возвращении армянских нахараров из плена
ГЛАВА XXVIII
О мире в стране армянской и единении нахараров
ГЛАВА XXIX
О царствовании ишханац ишхана Ашота и об убиении Григора Арцруни
ГЛАВА XXX
О смерти царя Ашота, распре между спарапетом Абасом и царевичем Смбатом и о католикосе Георге
ГЛАВА XXXI
О ссоре остикана Афшина с царем Смбатом и восстании города Двина
ГЛАВА XXXII
О землетрясении в городе Двине и письме, написанном вардапетом Маштоцем в утешение горожанам
ГЛАВА XXXIII
О ссоре Афшина с царем Смбатом и о заключении католикоса в темницу
ГЛАВА XXXIV
О мятеже ишхана Ашота и войне царя Смбата с Ахматом
ГЛАВА XXXV
О том, как Афшин пошел на Смбата и полонил его семью
ГЛАВА XXXVI
О патриаршестве вардапета Маштоца и историка Иованнеса
ГЛАВА XXXVII
Об освобождении членов семьи царя, приготовлениях Афшина против Смбата и погибели его
ГЛАВА XXXVIII
О распре Ашота и Хасана Арцруни и смерти Ашота
ГЛАВА XXXIX
Об остиканстве Юсуфа, брата Афшина, и смерти братьев царя Смбата – Шапуха и Давида
ГЛАВА ХL
О том, как пошел Юсуф на Смбата, а также об умиротворении и возвеличении ими друг друга
ГЛАВА ХLI
О войне царя Егерского Костандина и взятии его под стражу, а также о ненависти Атрнерсеха к Смбату
ГЛАВА ХLII
О вероломном замысле Хасана и Атрнерсеха убить царя Смбата
ГЛАВА ХLIII
О противоцарствии Гагика Арцруни, которое стало причиной больших беспорядков
ГЛАВА ХLIV
О том, как сдался спарапет Ашот, и об освобождении католикоса Иованнеса
ГЛАВА ХLIV
О том, как сдался спарапет Ашот, и об освобождении католикоса Иованнеса
ГЛАВА ХLVI
О том, как Юсуф загубил сдавшихся ишханов, а с ними и Мушела
ГЛАВА ХLVII
О подвигах Саака и Васака и о жестокостях Юсуфа
ГЛАВА ХLVIII
О том, как царь Смбат остался без помощи и сдался Юсуфу, а также о бегстве Гагика
ГЛАВА ХLIX
Об осаде крепости Ернджак, о славной мученической смерти блаженного Смбата и знамениях, кои свершились над ним
ГЛАВА L
О захвате и разорении крепости Ернджак, о доблести и мужестве Ашота, сына царя Смбата, и его воцарении
ГЛАВА LI
О храбрости царя Гагика, о жестоких ударах, обрушившихся на нашу страну, и о мученической смерти многих
ГЛАВА LII
О том, как восстали на страну нашу чужие племена, и о разногласиях наших нахараров друг с другом
ГЛАВА LIII
О стихийных бедствиях, голоде, вражеских ударах и зверях-людоедах
ГЛАВА LIV
О письме патриарха Константинопольского Николая католикосу Иованнесу и о письме [католикоса] императору Константину
ГЛАВА LVI
О возвращении царя Ашота на родину, воцарении спарапета Ашота, о войне между ними и об их умиротворении католикосом Иованнесом
ГЛАВА LVII
О том, как Васак и Ашот восстали против царя Ашота и потерпели от него поражение
ГЛАВА LVIII
О войне царя Ашота с Ашотом и поражении, нанесенном ему
ГЛАВА LIX
О войне царевича Ашота с ишханом Мовсесом и одержанной над ним победе
ГЛАВА LХ
О том, как ишхан Саак взбунтовался против царя Ашота и был схвачен им, а также о делах других ишханов
ГЛАВА LXI
О мятеже Юсуфа, остиканстве Сбука и его делах
ГЛАВА LXII
О мятеже Васака и о покорении его Ашотом
ГЛАВА LXIII
О мятеже ишхана Амрама и поражении, нанесенном им Ашоту Шаханшаху
ГЛАВА LXIV
ГЛАВА LХV
О благих преобразованиях царя Гагика, об освобождении остикана Юсуфа и его злодеяниях
ГЛАВА LXVI
О взятии крепости Бюракан и бедствиях, свершившихся в ней
ГЛАВА LXVII
О мучениях ишханов Бабгена и Саака


Այն հայը որ ազգը փոխի և այլ ազգ դառնա
Մահվան օրը հայ արցունքի նա չարժանանա
 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.37.58 | Сообщение # 21
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XIX
О бедствиях, кои претерпела страна армянская из-за агарян, и о деяниях католикоса Нерсеса

В это самое время сын храброго Смбата Варазтироц, бежав от владетеля Атрпатакана Ростома, удалился со своей семьей и добром к императору Ираклию. Он переселился в Грецию, потому что Ростом таил в себе коварное [намерение] убить Варазтироца.

В эти самые дни император Ираклий, сделав Давида Сааруни куропалатом, назначил его ишханом Армении. Он в течение трех лет правил с великой славой и многими победами. По его (императора) повелению он даже выстроил прекрасную церковь, что в кахакагюхе Мрен.

А спустя три года, осужденный нахарарами /47/ и своими войсками, он был изгнан. После этого, возбуждаемая вредносными распрями и суетной завистью нахараров, Армения была окончательно загублена ими. Один лишь ишхан Тэодорос в [меру] скудных своих возможностей противостоял набегам врагов.

В это время появился наследник служанки – Агари, Махмет, который, согласно Павлу, от горы Синай или пустыни рожден в рабство (см.: Галат. 4: 24-25). Возгордившись над ознаменованными Христом и истинно верующими народами, он исполнил губительную бездну замыслов своих, не давая утолить жажду мечу, который постоянно напоял, при нападениях на верующих, кровью отрубленных голов пленных вражеских ишханов. Хотя он заставлял принять на веру, [будто] он – кичливый супостат – повелением Божьим проповедует истину Авраамовой веры и законов Моисеевых, однако безбожное богопознание его сводилось лишь к злонамеренным проискам невежественного ума; осуждаем был его суд, и презренно уважение его, и клятвопреступны его обеты, и немилосердно милосердие, ибо Господом не дано было сыну рабы наследовать вместе с сыном свободной, так же, как верующему получать долю с неверующим (см.: Галат. 4: 30).

Когда собралось множество агарян и, победив, уничтожили они без изъятия войско императора Ираклия, что было в Аравии, тогда устрашенные ими народы и племена покорились их игу. Меж тем иерусалимцы, поспешно отправив на судне христоприимный крест в Константинополь, дабы не был он вновь полонен врагами, сами покорились ярму агарян.

Тут скончался император Ираклий и воцарился вместо него его сын Константин. И так как нахарары земли нашей не были единодушны и не было никого, кто бы стал во главе их, поэтому [все] разрушающее войско агарян, набравшись смелости, вторглось со стороны Сирии и рассеялось по Армении. Подобно разбушевавшемуся пожару, снедающее пламя их вскоре достигло гавара Айрарат, поразив всю долину и осадив город Двин. Овладев им, они напоили свои мечи кровью [жителей] города, где не было счета /48/ числу убитых. Тридцать пять тысяч захватили они в плен для продажи и, пустившись в обратный путь, вернулись в Сирию.

В это самое время скончался патриарх Езр, после десятилетнего пребывания на патриаршем престоле. Тогда Тэодорос, тэр Рштуника, и другие нахарары армянские решили вместо Езра посадить на патриарший престол Нерсеса, епископа Тайкского. Однако он, придя в ужас от страшной резни, учиненной в плененном городе, задумал тайком бежать, ибо был убежден, будто не справится со столь высоким саном. Но затем, покоренный просьбами и уговорами нахараров, согласился. Вступив на патриарший престол, он повелел собрать трупы множества павших и вновь восстановил на том месте сожженную часовню великого мученика Сергия. После этого он строит святой храм и над ямой св. Григория, где, погребенный средь ядовитых гадов, апостолами дарованный муж Божий сокрушил голову непокорного вишапа, отвратив армян от смерти глубокого идолопоклонства к свету славы сына Божия. По-прежнему уповая на Господа и не помышляя о привычных разбойничьих набегах врагов, он, в прекрасном усердии, заложил затем основание большого и чудесного многосветлого дома Божия во имя святого Григория, вверив завершение [его] мудрости Созидателя Христа. После того, как было заложено основание богозданной овчарни словесной паствы Христовой, он положил под четырьмя незыблемыми столпами расчлененные мощи святого Григория, дабы в полной сохранности сберечь божественное сокровище от оскверняющих поработителей во славу христианской веры. Однако ознаменованную Христом и честную голову его, поместив ее в ковчежец, положил не в яму, а снаружи, в священной сокровищнице во упование жаждущим благ его и во исцеление недужных.

Великий патриарх Нерсес испросил у императора Константина повеления назначить командующим войском армянским Тэодороса, тэра Рштуника.

До сих пор амирапет агарян сам на войну не выступал, но лишь отправлял свои войска в набеги на окраины страны. Но на сей раз сам амирапет, выступив из пустыни Син с несчетным множеством [воинов], переправился через /49/ море с южной стороны и с востока в Персию и Сагастан, в Синд и Крман, в Куран и Макуран, а также в Индию. Он захватил и разорил все, уничтожив царства всех народов, за исключением латинян, то есть ромеев.

Меж тем император Константин был убит из-за козней его матери Мартины, которая вместо него посадила сына своего Ираклеона. Однако тут подоспел полководец Валентин, убил Мартину и ее сына Ираклеона и воцарил Константа, сына Константина.

Так как аспет Варазтироц откололся и удалился из Греции, то великий патриарх Нерсес испросил для него мира у императора, который пожаловал ему сан куропалата и главнокомандующего Армении. Однако, получив почести ишхана, он вскоре умер, и его положили в Дароне рядом с отцом его, храбрым Смбатом. Тогда Нерсес просит передать сан отца сыну его Смбату и добивается также, чтобы тэра Рштуника, Тэодороса поставил начальником войск. Так, обретя правителя, страна наша на какое-то время оказалась в безопасности от злых грабителей агарян.

Но когда власть народов и племен была уничтожена повсеместно, тогда сквозь прорвавшуюся обветшалую завесу юга подул на нас смертоносным зноем новый южный ветер и опалил саженцы наших духовных цветников, изъязвив их жалом. На протяжении немногих лет быстробегущие южные народы, бурля и разливаясь, овладели всей страной. При виде этого Тэодорос и прочие нахарары, охваченные ужасом пред пришлыми разбойниками, покорились и стали служить агарянам, заключив договор со смертью и дружеский союз с адом. Так откололись они от императора. А император, собрав большое войско, двинулся, чтобы подчинить ее, на Армению, где никого не нашел покорным себе, за исключением страны Вирк. Тогда весьма разгневанный император Констант задумал, учинив страшный разгром, вовсе уничтожить страну. Но патриарх Нерсес обратился с усиленными мольбами к императору и [стал] тем самым исполнителем воли его. Он покорно отправился в город Двин и остановился там в резиденции католикоса. Здесь он повелел ромейским священникам отслужить в святой церкви литургию и исповедовал там [символ веры] Халкидонского собора. И вместе с императором причастился /50/ святых тайн и наш патриарх Нерсес. Поневоле он стал причиной соблазна для многих, ибо это поколебало веру, которая была принята от св. Григория и до сего времени оставалась незыблемой.

Меж тем один из епископов, спустившись со ступеней алтаря, тихо скрылся в толпе. Когда поступок епископа стал известен, привели епископа пред императора. И когда он спросил у него: «Почему не причастился [святых тайн] со мной или с твоим патриархом?», тот в защиту привел причину: «Я, – говорит, – поступил так из страха. Ибо даже когда нам доводилось, – говорит, – видеть тебя, императора, изображенным красками на доске, дрожь овладевала нами. Что же говорить [теперь], когда живое лицо твое видим и причащаемся с тобой!» Император спрашивает: «Так ты причастишься с твоим патриархом?». «Как со св. Григорием, – отвечает епископ. – Однако он (Нерсес) сам стал причиной того, что я не причастился с ним. Ибо два года назад повелел он [созвать] у себя собор епископов, которые вместе с ним единодушно подписали [грамоту], коей предали анафеме всех еретиков, а в особенности Халкидонский собор, и я вместе с ними». Разгневанный этим император стал бранить на своем языке коварство Нерсеса. А потом епископ приобщился с ними, благословляя императора, а император – его.

Затем, так как его срочно требовали в Константинополь, император спешно пустился в путь, тогда как патриарх Нерсес, боясь страшного гнева тэра Рштуника, удалился из [Двина], укрылся в Тайке.

Войско исмаильтян, один или два раза вторгшись в Армению и овладев ею совершенно, взяло заложниками всех начальников страны, жен, сыновей и дочерей [их]. И Тэодорос, тэр Рштуника вместе с сородичами своими ушел с войском исмаильтян в Сирию. Там он умер, и тело его перевезли и похоронили в усыпальнице предков его. Меж тем патриарх Нерсес, услышав о кончине Тэодороса и прекращении набегов исмаильтян, после шестилетнего изгнания воротился восвояси. Пришел он к согласию с нахарарами, и поставили они ишханом Армении Амазаспа Мамиконяна, книголюба, преданного наукам и сведущего во всем. В воинских упражнениях он всегда стремился исполнять в совершенстве /51/ заветы мужества предков [своих].

Тем временем патриарх Нерсес, найдя себе [в том] занятие, окружил снаружи стенами и укрепил великолепную церковь, которую сам же построил. Для себя он соорудил внутри [стен] жилище из толстых тесаных камней. Точно так же он поместил, устроил там на положении горожан множество ердумардов; проведя воду от реки Касах, он всю каменисто-песчаную равнину употребил в дело, насадив там виноградники и сады с цветниками.

Тут армяне опять отпали от исмаильтян-насильников из-за немыслимо тяжкого рабства и перешли в подданство к императору. А великий Нерсес умолял царя назначить Амазаспа куропалатом и главнокомандующим Армении. Узнав об этом, амирапет [повелел] загубить всех без изъятия армянских заложников числом тысячу семьсот семьдесят и пять душ. И с того дня наслал Бог дух мятежа на все войска исмаильтян, и поднялись товарищ на товарища, и, извлекши мечи, в невообразимой бойне стали они истреблять друг друга. Убили также своего амирапета, посадив на его место другого. Затем войска исмаильтян, что находились в Египте, соединившись с императором Константом, уверовали во Христа, и крестилось около шестидесяти тысяч мужей. Тут усилился Моавий и, убив также и того амирапета, сам воцарился над всеми агарянами и установил мир во всех концах страны.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.38.29 | Сообщение # 22
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XX
О куропалатстве Григора и ударах, постигших страну Армянскую

Спустя три года после получения от императора достоинства куропалата Амазасп пришел к концу своей жизни и по смерти был упокоен со своими предками. Тогда великий патриарх Нерсес вместе с нахарарами армянскими попросили амирапета Моавия утвердить на княжескую власть в Армении Григора Мамиконяна, который у него находился заложником. Он же, со всею серьезностью исполнив просьбу, дал Григору княжеское достоинство и сделал его правителем Армении. [Григор] был мужем благочестивым и богобоязненным, зачинателем многих порядков и преобразований, строительства и установления мира, безопасности и совершенного благополучия, так что страна, ставшая почти пустыней, пошла по стезе праведного пути.

После двадцати лет патриаршества великий патриарх Нерсес /52/ покинул земную жизнь, и тело его было положено в усыпальнице, которую он сам соорудил с северной стороны пресветлого храма, высившегося достойно престола патриарха своего. Так, явив себя блаженным, славным и знаменитым средь отцов [святых], он удалился на покой бессмертной жизни во славу сонма апостолов. Великому Нерсесу преемствует на патриаршем престоле Анастас из гюха Акори, что в Масеацотне. Он был при великом Нерсесе монастырским ризничим и, пока тот находился в изгнании в гаваре Тайк, ведал, по повелению Нерсеса, строительством предивного храма.

В это же самое время благочестивый ишхан [Армении] Григор Мамиконян по наитию Божьему закладывает основание великолепной церкви в дастакерте Аруч и быстро сооружает ее, словно бы воздвигнув на земле небесное жилище. С южной стороны, у края каменистой лощины, по бугристому, словно обрамлённому скалистым венцом, жесткому ложу которой, пенясь, бежит прозрачный ручей, он ставит свой дворец. И окружает свое жилище оградой из прочных камней, скрепленных известью. Строит он также святую обитель для монашеского чина, а в ней – и великолепно украшенную церковь к востоку от большого гюха Еливард; строит также жилище для монахов во спасение души своей.

А великий католикос Анастас строит великолепно украшенную церковь у себя на родине, при монастыре дастакерта Акори, собрав там монашескую братию и церковнослужителей для службы на божественном алтаре и для заботы о покое гостей, бездомных и нищих.

Сюда, в Аруч, к великому ишхану Григору явился Давид, по происхождению перс, из царского рода, и попросил совершить над ним христианский [обряд] миропомазания. Приняв его с ликованием, [ишхан Григор] повелел католикосу Анастасу совершить над ним священный обряд крещения и миропомазания. И так как прежде он именовался Сураном, то великий ишхан, став его восприемником из воды святой купели, назвал его именем своего отца – Давидом и дал ему для жительства гюх Дзаг в гаваре Котайк. Спустя сколько-то лет он принял мученический венец в Двине. В то время, говорят, шла битва около /53/ кахакагюха Ереван; об обстоятельствах той войны тебе достаточно сообщают те, что описали ее прежде нас.

Патриарх Анастас был озабочен тем, чтобы суметь сделать армянский календарь неподвижным, как у других народов, дабы праздники годичные не перемещались по временам года, но были неподвижными. Поэтому он призвал к себе глубокого знатока этой науки по имени Анания Анеци и повелел тому заняться решением этой задачи. И [Анания], приложив усилия и в соответствии с установленными у всех [других] народов [календарями], создал неподвижный армянский календарь, ибо отобрал наилучшее у других и у нас, дабы не нужно было нам больше приводить его в соответствие с ромейским. В то время, когда великий Анастас намеревался утвердить сделанное на соборе епископов, наступил конец его жизни после шести лет пребывания на патриаршем престоле. Преемники его предали это [дело] забвению, сохранив прежний, постоянно смещающийся порядок [летосчисления].

Следом за ним на патриарший престол сел Исраэл из гюха Отмус. Во дни его некто Бараба – военачальник тачикского войска в Армении был обращен в бегство ишханом Вирка Нерсехом после жестокой сечи.

А Исраэл, пробыв на патриаршем престоле десять лет, скончался. Вслед за ним на патриарший престол вступил Саак, который по отцовской [линии] происходил из царями построенного гюха Дзорапор, а по материнской – из гюха Бердкац в гаваре Мазаз. Первоначально он был назначен епископом Ротока, а потом уже призван на престол св. Григория. На седьмом году его патриаршества обрушились хазары страшной войной на великого ишхана Григора, который был убит и похоронен рядом с предками своими. С той поры поколебался мир и охватили Армению страшные потрясения.

Вслед за ним власть в Армении унаследовал Смбат Багратуни, сын Смбата. Тут некий Мрван из рода исмаильского, посланный в Армению остиканом, начал нападать на все крепости Армении и те, что однажды захватывал, – разорял, разрушал, не оставляя камня на камне. А остров Севан, что на озере Геламском, хотя первоначально не был захвачен ими, однако спустя каких-нибудь два года был предан в их руки. Всех обитателей крепости, находившихся там, арабы угнали в плен и, все захватив себе в добычу, /54/ полностью разорили, разрушили крепость.

После Махмета (Мрвана) в Армению был отправлен другой остикан по имени Абдллах, муж коварный, бесчинный, необузданный и, более всего, злонравный. Тая в себе лицемерие, словно змеиный яд, он заключением и ковами мучил ишханов и азатов земли Армянской и у многих захватил себе в добычу утварь и добро. Затем, заковав в цепи и великого Саака, он повелел угнать его в Дамаск, а с ним и ишхана Армении Смбата, сына Смбата. Затем он ограбил все вообще церкви Христовы, лишив их благолепия, и поверг в слезные рыдания, в печаль и скорбь старых и малых. Сей Абдллах, захватив новообращенного Давида, упомянутого нами ранее, принялся мучить его жестокими побоями, ковами и темницей из-за веры в Христа. Он соблазнял его ввергнуться в губительную пропасть, но, когда святой старец не согласился и мужественно противостоял, он пригвоздил его к дереву, и, пораженный в сердце стрелою, святой отдал душу Христу. Епископы и священники отнесли и упокоили тело его около гробницы св. Изтбузита.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.39.03 | Сообщение # 23
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXI
О страданиях и бедствиях, кои претерпели армяне из-за агарян

В это самое время произошло сражение в Варданакерте и полное уничтожение войска исмаильтян. Поэтому до сих пор агаряне говорят на своем гортанном языке поговорку: «Да не напомнят нам о битве в Варданакерте». И так как вельможи армянские были уж очень измучены тревогами, сомнениями и страданиями, поэтому, уповая на небесное милосердие, повернули они против разбойничьего войска исмаильтян. Меж тем некий Огбай, великий военачальник, вместе с большим войском проходил через пределы Вананда, и вот там Камсаракан вместе с азатами Вананда настиг его, полностью уничтожил его войско, а обращенный в бегство [Огбай] отправился к своему амирапету. Там он собрал многочисленную рать, снаряженную щитами, мечами и копьями, угрожая с лютой жестокостью отомстить Армении за поражение своего войска – сжечь, разрушить, погубить церкви Армении и всех без изъятия полонить и обратить в пищу беспощадному мечу. Однако святой католикос Армении Саак, который все еще жил в Дамаске, узнал о страшных угрозах Огбая и испросил разрешения прибыть к нему в надежде, что, быть может, найдется средство /55/ отвратить его от безмерно жестоких намерений.

Когда, получив повеление [Огбая] явиться к нему, святой католикос прибыл в Харран, тут же заболел он тяжким недугом. Тогда написал он Огбаю своею рукою письмо-прошение, полное убедительных просьб и жалостных молений, где он напоминает между прочим Огбаю, что смерть телесная – общий удел, как и то, что будет вослед, когда каждого смертного положат в гроб. Напомнил также о страшных ужасах преисподней-ада и еще в поддержку себе привел свою смерть на чужбине. Убеждая вот такими вызывающими раскаяние речами, умолял он его отвратиться от злого умысла, не исполнять того неправедного намерения, которое он приготовился осуществить в отношении Армении. Затем он повелел после своей смерти вложить это письмо в свою правую руку, чтобы Огбай, придя, самолично взял [письмо] из его рук, – быть может, раскаявшись, не осуществит он своего неправедного замысла. Меж тем, услышав о смерти святого Саака, остикан Огбай поторопился послать гроб с повелением не хоронить его, пока он сам не прибудет. И когда он приехал, поспешил войти к убранному телу мужа Божьего, пожал ему, согласно их обычаю, руку и поздоровался на своем языке, сказав саломалек. Тогда движением Св. Духа рука святого, что была бездыханна и неподвижна, протянулась с просительным [письмом] к остикану. Весьма изумленный этим, он взял из рук его письмо и, прочитав, сказал: «Хорошо, твоя просьба, достопочтенный муж Божий, будет исполнена». И написав письмо нахарарам Армении, он с большими почестями отправил его со святым телом патриарха в Армению, а сам, простив совершенную в отношении к нему измену, повернул вспять и вернулся восвояси. Так его смерть Бог сделал достойною большего почитания, чем нашу жизнь, и споспешествованием его молитв [заря] великого спасения засветилась над Арменией. Великий Саак скончался после двадцати семи лет пребывания на патриаршем престоле.

Преемствует ему на патриаршем престоле Елиа из гюха Арчеш, что в Алиовите. В эти самые дни амирапетом исмаильтян на восемьдесят пятом году их летосчисления был Абдлмэлэк. И вот войска его, что были в Армении, пламенем вспыхнули против нас, ибо вдохнул в них сатана гнев. [Прибегнув] к уловкам ложной молвы, /56/ суетной надежды и вселяющих радость благих обещаний, они (арабы) собрали в одном месте всех азатов и конные полки и стали вносить их имена в реестр, будто бы для раздачи им годичного жалования. Затем, отобрав у них ратное оружие, загнали их в храм Божий в городе Нахчаван и замуровали двери с обратной стороны кирпичом, накрепко закрыв выход оттуда. Поняв их предательство, азаты громким гласом, подобным гласу отроков в печи (см.: Дан. 3: 19, 49-51), запели гимн. Меж тем злые палачи разобрали кровлю церкви и подожгли ее, подняв с помощью горючей смеси пламя выше, чем в Вавилоне. Загоревшийся деревянный потолок церкви и раскаленная черепица вместе с горячим пеплом обрушились вниз, сея средь всех них смерть, и их непрестанная хвала [Богу] прекратилась, лишь когда испустили они дух. А мстительные чужеземцы, избавившись от стыда перед храбрыми войсками, захватили в плен оставшиеся семьи сожженных, препроводили их в город Двин, а оттуда отправили в Дамаск. Так наша страна покрылась морем слез и исполнилась плачем великим.

После Абдлмэлэка амирапетом стал его сын Влит, а после Влита – недолго проживший брат его Слиман, а затем после него Омар, во времена которого Ваан, тэр Гохтна, замученный самим Омаром, проявил во имя Христа великое мужество и был увенчан Христом в городе Руцап в Сирии неувядаемым венцом.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.39.37 | Сообщение # 24
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXII
О патриаршестве Иованнеса Имастасера и его деяниях

Во дни великого патриарха Елии некий Нерсес, который тогда был архиепископом Алванка, введя себя в соблазн безбожия, впал в злую крамолу, а с ним и некая княгиня, согласная с ним, которая в то время правила Алванком. Так, объединившись друг с другом, они старались всю страну обратить в богохульство человекопоклонного исповедания Льва. Но, узнав это, нахарары страны сообщили об этом великому патриарху Елие, который приложив все старания души, дважды и трижды отправлял к ним догматические послания с заповедями Божьими, однако они не пожелали отвратиться от своей человекопоклонной ереси. Тогда великий Елиа, обратив в дело мудрость и широту [своего] сердца, написал письмо к амирапету исмаильтян Омару, /57/ доведя до его сведения, что, [дескать], в нашей стране есть епископ один и объединившаяся с епископом княгиня того же толка, которые вышли из повиновения великой державе твоей и не согласны с нами, всегда поминающими твое имя при чтении наших молитв, но исповедуют ромейского царя и стремятся обратить нашу страну к нему. Если не поторопишься убрать их отсюда, от нас, то, отколовшись, во всем предадутся они ромеям вплоть до [уплаты] налогов и всех других дел.

Прочтя это, амирапет с великой благодарностью почтил посла великого патриарха и сам отправил некоего своего евнуха, приказав поскорее доставить к себе Нерсеса вместе с княгиней. Тот прибыл и, захватив их обоих, заковал в железные цепи, посадил на верблюдов и пустился обратно к амирапету. Так мудро отвратив духовную смерть, которая [наступила бы] из-за плотских их страстей, великий патриарх Елиа уничтожил зло. На место еретика Нерсеса он, рукоположив, посадил другого архиепископа. И тут, по исполнении четырнадцати лет патриаршества, он умер.

После него наследует Святой Престол великий любомудр Иованнес, который был ученым и знатоком всех грамматических сочинений, частей и части частей, а также был сведущ в науке о сущности и находящихся под нею [понятиях] рода, вида и вниз вплоть до индивида, о видовых различиях, признаках существенных и случайных, отделимых и неотделимых. Точно так же он с большим искусством навечно запечатлел письменно поучительное учение последователей Теона, которое в изобилии вкладывает плоды древа искусства в любителя искусства, и дал церкви Христовой в утешение ее служителям весь порядок часов службы, обогатив его и наилучшим образом объяснив и истолковав каждое правило. Он сочинил также от себя риторические речи для нужд кающихся, отвращающие от злых деяний и увещающие. С благородным праводушием отдавшись поучительному подвижничеству, он укреплял себя в духовных песнопениях постом, молитвами и всенощным бдением. Снизу на тело он надевал не овечью, но козью, нестерпимо жесткую власяницу, /58/ сверху же украшал себя облачениями из дорогих узорчатых тканей. Стерев золото напильником в мелкий [порошок] и смешав его с благовонным маслом, он опрыскивал им свою ухоженную волнистую бороду, которая спускалась до кромки его одеяния. В таком виде затем он выступал перед паствой, дабы для благомыслящих зрителей быть благой причиной радости, а для умышляющих зло – страхом, отвращающим от скверны ко добру. Но так как отвращающая сила невидимого страха не в такой мере приводит иных людей от плохого к хорошему, как прельщение видимыми сверхъестественными украшениями, то именно поэтому появилась привычка украшать узорами бездушные камни церкви, а насколько же больше камня приводит в восхищение зрителя [разукрашенный] человек! Однако это [относится] не ко всем, а лишь к тем, кому вверено право судить.

Мужа Божьего увидел некий остикан Армении по имени Влит, и случилось ему поехать к амирапету и рассказать ему о благолепии Иованнеса. Тот, пожелав его увидеть, поспешно отправил одного из слуг, чтобы он препроводил к нему мужа Божьего. Когда со многими почестями он был препровожден в стольный город, амирапет послал ему (Иованнесу) наказ, чтобы тот, нарядившись по обыкновению, так [пришел] увидеть его. И Иованнес, украсив свою пригожую стать еще более блестящими и великолепными одеждами, убрав золотом заботливо ухоженную бороду, взяв в руки изукрашенный золотом посох из эбенового дерева, вошел вот таким красивым и плечистым мужем к амирапету. При виде его, тот был восхищен и поражен красотой его видной фигуры и величественной внешностью. Затем амирапет предложил ему сесть и начал расспрашивать. «Почему, – говорит, – ты так пышно одет? Ведь ваш Христос предпочел скромную и худую одежду, и так же поступали его ученики». А Иованнес, ответствуя, сказал: «Хотя Христос, Господь наш, плотью, взятой у нас, и скрыл, словно завесой, божественную славу свою, однако дивные знамения божественной силы не утаил, но излил на всех, /59/ передав своим ученикам тот же дар и искусство знамений, коих было достаточно, чтобы пробудить в человеческом уме страх Божий, так что они не нуждались в одеждах, поражающих [воображение]. А ныне, так как для нас закрыт их дар [совершать] множество знамений, поэтому мы придумываем поражающие [воображение] одежды, чтобы обратить грубость незрелого ума людей к страху Божьему. То же самое можно увидеть и у вас, земных царей: пурпурными и шитыми золотом одеяниями, красивыми украшениями и оружием вы устрашаете толпу. Ибо кто же из людей, увидев вас одетыми во власяницу, бедно и невзрачно, изумится и устрашится вашей славы, которая не будет видна. Но коли пожелаешь всю мою тайну узнать, пусть твое величество прикажет [присутствующим] мужам ненадолго выйти». Затем, когда они остались наедине, он снял с себя верхнюю одежду и, показав ему козью дерюгу, сказал: «Наготу моего тела прикрывает такая одежда, а верхнее [платье] лишь для лицезрения со стороны». Тронув рукой дерюгу, амирапет весь передернулся, поморщился и молвил с ужасом: «Да разве могло бы человеческое тело снести, выдержать [прикосновение] столь жесткого вретища, если бы Бог не дал ему терпения!» И затем, возвеличив Иованнеса многими почестями и седмижды нарядив его в красивые одеяния, а также одарив его золотом и серебром, он отправил его в родную страну. Вернувшись и прожив немного лет, тот умер после одиннадцати лет пребывания на патриаршем престоле.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.40.16 | Сообщение # 25
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXIII
О патриаршестве Давида и его преемников, а также о деяниях их

Вслед за ним на патриарший престол посадили Давида из гюха Арамонк, что в гаваре Котайк. Этот гюх принадлежал патриаршему дому, будучи еще до мучений св. Григория подарен ему царем Трдатом на условиях дара души, письменное решение о чем хранится до сих времен. И так как муж Божий Давид был весьма огорчаем неверными жителями города Двина, которые мучили его многими нечестивыми злодеяниями, то, отчаявшись, он, согласно написанному, удалился от них, построил в гюхе Арамонк с подобающим благолепием украшенную церковь и воздвиг около нее сообразно удобный жилой дом. И здесь, прожив до конца жизни тринадцать лет, умер и был упокоен рядом с этой самой церковью.

/60/ Следом преемствует ему на престоле Трдат из гюха Отмус, муж святой и блиставший добродетелью. Во дни его, благодаря споспешествованию святых его молитв, со всех сторон прекратились злые разбойничьи набеги. И так, в мире, достигнув времени, когда его призвал Христос, он умер, пробыв на патриаршем престоле двадцать три года. Вслед за ним церковными чинами был [избран] на патриарший престол его тезка Трдат, который, пробыв [патриархом] не более трех лет, умер.

Вслед за ним на престол вступил Сион из гюха Бавонк. В отроческом возрасте он воспитывался и учился при святом патриаршем доме, проявив себя весьма усердным в развитии природных добродетелей. Но еще прежде этого он был призван на епископство наханга Алдзник, и в то время, как он пас там свою паству верующих, [случилось, что] у подножия горы, именуемой Сим, иссяк обильный родник, орошаемые коим росли [и процветали] виноградники, насаженные сады и пахотные земли. И стали после этого портиться и оскудевать урожаи гюха, принося тем самым погибель и разорение. В те времена остиканом исмаильтян в том наханге был [некто] по имени Сулейман, который, призвав к себе епископа, стал умолять найти средство, дабы вновь забил источник. Тогда Сион возвестил всем верующим епархии, чтобы они единодушно провели в канун воскресенья всю ночь до зари в бдении. А на следующий день, в воскресенье утром, отправился он со Святым Крестом и толпою верующих к закупоренному, иссякшему роднику. Сотворив там молитвы и освятив место, он ударил посохом, что был в его руке, и тотчас же, в мгновение ока забил родник обильно текущей, журчащей, прозрачной и чистой [воды]. [С тех пор] в уме весьма пораженного этим остикана никогда не приходили в забвение совершившиеся чудеса. После этого досталось тому остикану управление делами Армении. По прибытии его в город Двин тут же скончался второй Трдат. Узнав об этом, остикан поспешил послать за епископом Сионом и повелел по прибытии посадить его на патриарший престол. Вот по какой именно причине приведена [эта история] в этом месте.

Во дни его произошла резня в Калине, Арени и гюхакахаке Талине, где были убиты семьсот и взяты в плен тысяча двести душ. /61/ Через восемь лет, после долгой и дивной подвижнической жизни, он (Сион) умер и был упокоен в усыпальнице предков своих.

На патриарший престол призвали затем Есайю из гюха Алапатруш, что в гаваре Ниг. Сперва он был назначен епископом в гаваре Гохтн, а потом уже посажен на патриарший престол.

Рассказывают о нем, будто он был единородным сыном вдовы, и так как женщина эта впала в нищету, то бродила с грудным младенцем, прося милостыню. И, придя, пристроилась она около патриаршего дома и жила там, для многих оставаясь неведомой. Никогда она не удалялась от дверей храма Господня и мерзла от холода зимой и изнывала летом от жары. Когда же священники спросили, дескать: «Почему в любую непогоду остаешься ты со своим грудным младенцем под открытым небом и не заходишь в какое-нибудь помещение?», она только следующее сказала в ответ: «А вы не знаете, что я ращу своего сына здесь ради патриаршества?» Женщина оказалась для младенца словно бы пророчицей, ибо, выросши и обучившись при патриаршем доме, он сперва был призван к епископству, а затем и к высшей ступени – патриаршеству. Прожив около тринадцати лет, он умер и был положен вместе с предками своими. После него посадили на патриаршество некоего Степаноса из города Двина, который прожил не более двух лет. А потом преемствовал ему Иоваб из остана, из дворца куропалата, [патриаршество] которого продлилось всего лишь шесть месяцев.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.40.50 | Сообщение # 26
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXIV
О том, как разграбили утварь церкви гюха Багван и патриаршие поместья

В ту пору некто Езит амирапетом был отправлен в Армению в качестве остикана. Достигнув города Нахчаван, он послал затем по всем гаварам наместников и правителей. И так как вместе с ними (гаварами) был завоеван и гавар Багреван, то он и туда послал остикана – одного из наиболее почтенных, который, приехав в [Багреван], достиг уединенного монастыря св. Григория, что находится в гюхе Багуан, и остановился там на ночлег. При виде красоты и весьма благолепного убранства Богом созданного храма – золота и серебра, покрывала святилища, переливающегося разными цветами, утвари и облачений – он, возбуждаемый нечестивой алчностью, принялся лукавой мыслью своей изыскивать способы, дабы овладеть священными дарами. Чтобы осуществить свой коварный замысел, он велел /62/ тайно задушить одного из самых низших слуг своих и бросить в большую расселину, скрыв его в темном месте и оставив все дело в тайне. А на заре, прикинувшись, будто ничего не знает, он занялся расследованием этого злодейского убийства и заковал и бросил в тюрьму всех святых монахов, будто обнаружив, что они явились причиной гибели его слуги. Занявшись затем поисками в домах и местах обитания монахов, он обнаружил потаенную яму с его разыскиваемым слугой, и тотчас же сей людоед принялся вопить, обвиняя в убийстве святых отцов. Он поспешил тут же уведомить остикана о [доселе] никогда еще не виденном. Так, превратив непорочную кровь в виновную, он получил приказ от остикана без судебного допроса загубить святых мужей. И сей неправедный, жестокосердый, злой палач предал мечу весь сонм святых [числом] более сорока мужей. Овладев затем всем множеством [церковных] сосудов, он исполнил меру [своей] губительной, злой алчности. Меж тем немногие, уцелевшие из множества, выйдя из пещер, где они укрылись, пришли и обнаружили тела святых, поверженных многоубивающим мечом, и церковь Христову, лишенную красоты алтаря. И вместо ликующих песен запели они плачи жалобные, тем паче, что не удостоились даже закрыть им глаза. И так, с трудом предав святых земле, они утешались тем, что невинная кровь вопиет об отмщении убийцам.

После кончины патриарха Иоваба на Святой Престол возвели Соломона. Он был родом из кахакагюха Гарни и с детства принял ярмо монашеского чина и, [совершая] много добродетельных дел, посвятил себя великой обители Макеноцац, к тому же он изучил философию, а еще более был сведущ в искусстве псалмопения. Так как во времена отца отцов Соломона братство Макеноцац было разделено надвое и отец отцов с половиной монахов переселился в Зреск, что в гаваре Ширак, то с ним отправился [туда] и сей Соломон. Там, уединившись в хижине, он подвижничал и трудился весьма. Когда его вывели из хижины, чтобы отвезти и посадить на патриарший престол, /63/ спросил у него кое-кто из азатов, дескать: «Почему, будучи стар и очень слаб из-за неимоверно подвижнической жизни, ты согласился на патриаршество?» Ответствуя на это, он сказал: «Иду, дабы [дать возможность] художникам изобразить черной краской и меня рядом с другими патриархами на стенах церкви». Он и совершал деяния, соответствующие этому, но, прожив не более года, перешел в иной мир, был погребен с отцами своими, и образ его запечатлели [на стене] в осиротевшем храме.

Вслед за ним поставили патриаршествовать Георга из гавара Арагацотн.

Так как всей Арменией полностью овладели агаряне и вельможи страны нашей были [частью] уничтожены, а оставшиеся укрылись, пребывали под игом их, поэтому в этой части истории оскудели рассказы о наших ишханах, однако, возможно, найдется кое-что удовлетворяющее тебя в рассказанном до нас историком Шапухом.

Вслед за Георгом был поставлен на патриаршество Иовсеп из гавара Арагацотн, из монахов [обители] св. Григория. Во дни его прибыл в город Двин остикан, некто по имени Хузима, который подчинил себе оставшихся. Увидев красоту больших дастакертов патриаршего дома – Арташата, Кавакерта и Хоромоц Марга вместе с их угодьями и поддавшись злому желанию и сатанинской алчности, он, с трудом преодолевая себя, стал просить патриарха Иовсепа отдать ему большие дастакерты, будто в обмен на серебро. Однако великий муж, предпочтя смерть жизни, никоим образом не склонялся к его коварным и неправедным речам. Тогда остикан, вне себя от ярости, посадил мужа Божьего в тюрьму и, заковав его в цепи, принялся избивать, [в надежде], что из страха он, быть может, уступит просимое. Меж тем тот, не считаясь с выпавшими ему мучениями и ни во что не ставя побои, мужественно терпел, предоставив [все] это Богу. Когда же остикан убедился, что ни в чем не сможет обвинить патриарха, тогда наполнил три мешка сокровищами и, взвалив их на головы своих слуг, велел им открыто, на виду у всех войти к патриарху и тайком вынести [мешки] оттуда с другой стороны. После этого пустил он молву, будто эти дастакерты проданы ему, а мужа Божьего, освободив от цепей тюремных, отправил домой. Проявив в дальнейшем большую твердость и /64/ бесстрашие в стараниях через суд исправить дело, патриарх с трудом смог вызволить из рук злого остикана лишь дастакерты Кавакерт и Хоромоц Марг. Так [патриарший престол] оказался несправедливо лишенным Арташата с тех пор и поныне. Из-за такой лютой ненависти остикан постоянно злоумышлял против патриарха. По его приказанию слуги его, схватив брата великого Иовсепа и убив его у истоков Мецамора, бросили его [труп] в озерко, что в северной стороне от источников. Патриарх Иовсеп скончался после одиннадцатилетнего пребывания на патриаршем престоле. После этого преемником его на Святом Престоле стал Давид из гюха Какал гавара Мазаз.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.41.42 | Сообщение # 27
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXV
Об ударах, постигших армянский народ, и о мученичестве многих

Именно в эти времена в Армению был направлен остикан, некто по имени Хол, который, пустившись в путь, прибыл и обосновался в городе Двине. Меж тем некто по имени Севада, родом кайсик, который взял себе в жены Арусяк из дома Багратуни и, прибрав к рукам большую часть страны, насильственно владычествовал над нею, – так вот, сей Севада, взбунтовавшись и возненавидев остикана Хола, собрал против него войска многих [нахараров], средь коих были и великий спарапет армян Смбат, тэр Сюника и другие тэры азатского войска. И вот замыслил он либо захватить его, либо коварно убить. Однако Хол отправил патриарха Давида послом к Севаде и к спарапету Смбату и к тэру Сюника – Сааку, дескать: «Почему или по какой причине вы, возгордившись в корысти своей, кичливо строите против меня козни? Ежели не желаете, – говорит, – меня принять, дозвольте свободно уйти из этих мест, чтобы я, не боясь вас, пустился в путь и удалился». Патриарх долго убеждал и молил их, но они не пожелали внять ему. Весьма опечаленный этим, он удалился. Меж тем Хол, узнав, что они утвердились в своем злом умысле, умело отобрал мужей, сердцем отважных и снаряженных оружием, числом в две тысячи, и поспешно выступил против них войной. Рать же их расположилась по берегу реки Хурастан, напротив дастакерта Кавакерт. Когда Хол стремительно напал на них, то при столкновении их друг с другом обратились в бегство перед войском Хола их войска, и многие средь них обагрились кровью, затоптанные копытами. Там был убит и тэр Сюника, Саак, /65/ а спарапет Смбат и Севада, едва спасшись, бежали, и с ними вместе бежали вразброд и те из воинов, которые избегли меча. Хол же вновь вернулся в город Двин. Тело тэра Сюника – Саака – великий патриарх Давид увез в святой патриарший дом и положил в могилу рядом со святым храмом. После Саака княжество его унаследовал сын его Григор, которого прозывали ласкательным именем Супан.

Меж тем наступил для патриарха конец жизни его и скончался он после двадцати лет предводительствования. Вслед за ним преемником его на престоле стал Иованнес из гюха Ова, что в гаваре Котайк. Однако по прошествии восьми лет после его рукоположения некоторые предатели из его же патриаршего дома своими коварными языками распространили неправедную клевету о святом патриархе Иованнесе, подобно тому, как некогда [была оклеветана] Сусанна наглыми старейшинами (см.: Дан. гл. 13) и даже сам Бог-Слово – Иудой и нечестивыми первосвященниками (см.: Матф. 26: 14-15, 57-66). В это время правителем и ишханац ишханом Армении был Багарат Багратуни. К нему и отправились негодные пустословы-хулители мужа Божьего, распустив по всей стране свои языки и ругая [патриарха] перед ним. А он (Багарат), обольщенный сатанинскими злыми языками и с благоволением вняв услышанной нечестивой брани, пишет ко всем грамоту, дабы они перестали признавать патриарха, ибо задумал отныне назначать патриарха по своему соизволению. Меж тем великий муж Иованнес, узнав о сатанинских кознях ишхана и окружив его духовным мечом разящим, отправился в стан святого Саака, в пещерный монастырь и, скрывшись там тишком, предался постоянным молениям. Но, проведав о том, великий спарапет Смбат, тэр Сюника Григор, а также другие нахарары армянские прибыли все вместе, собрали синод епископов и, осведомившись достоверно, что все это пустая ложь источающих змеиный яд уст злых хулителей, вновь утвердили на Святом Престоле мужа Божьего. После этого церковь Христова, что некогда померкла из-за удаления /66/ жениха, теперь была вновь осияна женихом брачным.

Однако ишхан Багарат еще более обозлился из-за этого, ибо утверждение патриарха произошло помимо его воли, почему и, не признав его, он стал дожидаться удобного часа, чтобы вместо него назначить другого. Меж тем неправедные предатели, жестоко наказанные грозным гневом Божьим, были все без изъятия истреблены; одни скатились из высоких пещер вниз и уделом тел их стали скалы, так что ни одной целой косточки не осталось; другие упали ночью с высокой кровли, все члены их разбились, и они так умерли; третьи были сброшены в реку потоком, и даже могила их не приняла. Так всевышнее провидение жестоко отплатило им за коварные их языки в назидание тем, что придут вослед, дабы не поднимали грешных рук на помазанника Божия.

После этого прибыл в Армению некто по имени Апусет, присланный амирапетом Джабром в качестве остикана. Достигнув гавара Тарон, он тотчас же заковал ишхана Багарата и повелел отправить его к амирапету. Так тот, кто замышлял против патриарха неправедное, ныне на себе испытал отмщение справедливым наказанием.

Меж тем обитатели горы Тавр, в согласии со своим суровым нравом, собравшись все в одном месте и вступив в одно воинство на соблазн самим себе, напали неожиданно всем скопом и, будто бы чтобы отомстить за ишхана Багарата, убили остикана Апусета.

Тогда начальники его рассеянных, разогнанных войск отправились к амирапету сообщить ему прискорбную весть о бедствии.

В это время между тэром Сюника Григором, что прозывался Супаном, и Бабгеном – родоначальником [рода] Сисакан – вспыхнула злая вражда, пошли они друг на друга войной, и был убит Супан Бабгеном. Унаследовал княжество сын его Васак, что прозывался ласкательным именем Габур.

/67/ Меж тем амирапет, узнав об убиении Апусета, собирает войско, составляет полки, вооружает всех воинов и под командой некоего Бухи, раба своего, отправляет в Армению, при этом предписывает он ему обязательство схватить всех ишханов страны и тэров и, заковав, доставить к нему, а остальных – конницу, рамиков, способных опоясаться мечом или владеющих оружием – всех истребить. Только кое-кого из лучших, которые обратятся в закон Махмета, забрать с собой.

Пустившись в путь со всем войском, Буха достиг гавара Тарон и, словно молнией поразив страну, немедля схватил также сыновей Багарата – Ашота и Давида вместе с их родственниками. Засадил он их в темницу, а войско его рассеялось грабить по долинам горы Торос и по всему гавару. Сперва безжалостно повергали мечом наземь захваченных ими обитателей горных долин, а из мужицкой конницы гавара – кого предали мечу, а кого захватили в плен и, волоча на веревке, доставили к насильнику. Видных и красивых лицом, цветущей внешности отделили от остальных, дабы, согласно повелению амирапета, обратить их в свой неправедный закон, а всех оставшихся после них [по приказу Бухи] предали мечу. Так на протяжении многих дней обходил он гавар за гаваром, пока не отправил к амирапету ишхана Ашота и брата его Давида. Затем отправился он оттуда в пределы Васпуракана. Меж тем хотя Ашот – великий ишхан дома Арцруни – и вооружился вместе со своими [приближенными], дабы сразиться с насильником Бухой, однако нахарары его в деле войны не были с ним согласны. Тогда поневоле вынужден был он пойти к Бухе, и этот поспешил схватить его со всей толпой его сородичей и, продержав сколько-то дней в темнице, отправил с их женами и детьми к амирапету. После этого принялся он за гавары и повелел всех мужей ратных, что взяли меч в руки или владели оружием, схватить и привести к нему. И, поступив здесь так же, как и в пределах Тарона, отделили всех рослых и пригожих, /68/ дабы обратить их в свою веру, а прочих обратили в пищу мечу, залив кровью все поднебесье. А сам пустился в путь, отправился, чтобы в своем разбойничьем набеге достичь пределов столицы Двин.

Меж тем когда великий спарапет Смбат увидел ужасные потрясения и [учиненное] им (Бухой) истребление жителей тех [мест] мечом, тогда, рискуя жизнью, ради спасения, страны своей, пошел ему навстречу со многими дарами и подношениями. Принятый им благосклонно, Смбат, приведя всех под волю его, стал идти впереди Бухи и открывать ему дорогу всюду, куда только задумывал тот пойти. И с великой мудростью подчиняя себе непостоянные и суетные мысли Бухи, [добился] такого доверия его, что насильник поставил великого спарапета советником своим и соумышленником. Так, вместе пустившись в путь, вступили они в город Двин, откуда также простерши руку над гаварами и совершив разбойничьи набеги, всех, кто оказывался в воинском чине при мече и оружии, кого обращали в пищу исмаильтянскому мечу, а кого, накинув на шею веревку, волоча, тащили к насильнику. Затем и там вывели снова для отбора всех, кого водили с собой из пределов Тарона и страны Васпуракан, а тех, кого теперь схватили, отделили от них, заключили в темницу пригожих видом, а прочих отдали в пищу безжалостному мечу. Что же касается заключенных пленников, то задумали они поскорее принудить их обратиться в закон Махмета. Однако, когда насильник Буха стал добиваться, чтобы они отреклись от Христа и обратились в закон их (мусульман) вероисповедания, они, в прекрасной страсти обретя свою твердость, предпочли уйти к Христу, чем какое-то время пользоваться [жизнью] в грехе. И показывали и заявляли, что временные мучения ничто пред загробной славой, коя обещана нам. Тогда злой насильник воспылал страшной ненавистью против святых, терзая их ковами и темницею, побоями и голодом [в надежде], что, быть может, испугаются они жестоких мук и подчинятся воле насильника. Меж тем они мужественно терпели поношения и муки, тиски и побои до полного изнурения их тел. Так, презирая и ни во что не ставя /69/ претерпеваемые страдания, они переносили многие тяготы и мученичество и с ликованием пришли к смерти, ибо постоянно черпали силу из источника живительных вод, что истекали из ребра Христа и орошали их. Видя их всех твердыми и готовыми к смерти ради веры Христовой, насильник, словно свирепый зверь, обрушил на них бешеную ярость и повелел предать их мечу, но не в один час, а водя их словно овец на бойню и уничтожая постепенно, на протяжении многих дней, ибо надеялся, что, быть может, раскаявшиеся отрекутся. Но они в уповании Божьем каялись не от добра ко злу, но от зла к добру. Так, с великим терпением снося многие страдания, они стали сопричастниками блаженства мучеников и, умерев от меча, были увенчаны Христом.

Средь них находились также семь мужей, главный из коих – он был из гюха Орсиран, что в гаваре Албак, – звался Атомом. И так как лицом они были веселы и пригожи и хорошо владели оружием, их не загубили мечом вместе с прочими, ибо все еще надеялись, что, быть может, хотя бы их удастся ввергнуть в губительную пропасть. И предлагали им в дар много благ и сокровищ – золото и серебро, обещали дать гюхы и гердастаны, а также возвеличить и прославить при царском дворе. Тем не менее блаженные, проявляя совершенное безразличие к этим их намерениям, подобно неустрашимым мученикам обновлялись в своем вероисповедании, ибо для них, согласно Писанию, жизнь – Христос и смерть – приобретение (см.: Филипп. 1: 21). После этого еще более усилился гнев насильника против них; он велел применить против них жестокие орудия пыток и подвергнуть их всяческим терзаниям и мучительным побоям, кои ни язык не в силах рассказать, ни перо – описать. Однако надежда на благую весть, любовь к Христу и радость мученичества облегчали им немыслимую тяжесть бремени. Посему, поняв непрельщаемость мысли святых, насильник повелел распять их на дереве. И пока висели они, наподобие креста, святой Атом, громко молясь, внушал товарищам мужество. «Не страшитесь, – говорил, – братья, тленной смерти, ибо хотя мы и мучаемся ради Христа, однако приобщаемся к Богу живому». И затем, /70/ не глазами, но мыслью своей обращаясь к небу, говорил он: «Иисус Христос, упование мое, я принял обет в сей годичный праздник великого мученика Георгия принести в жертву козла во славу имени Твоего, ныне вместо козла я жертвую тебе самого себя. Прими всесожжение мое, ты – восприятель приношений, и причисли меня и тех, что со мной, к мученикам твоим святым, кои возлюбили день пришествия Твоего». Так все они, с премногим терпением перенося великое сражение и победив всех, отдали души свои и приняли от Христа венец нетленности. Меж тем, хотя и скорбят все христиане об избиении Божьих святых мечом жестоким, однако великой славой увенчал их Христос через посредство мученичества.

Преставились все эти святые, что прежде и что вослед [за ними], в триста втором году Торгомова летосчисления, всего более ста пятидесяти мужей, не считая тех, кои стали мучениками в других областях и городах и чьи имена вписаны в книгу жизни.

Великий патриарх Иованнес установил день поминания всех этих святых и ежегодно в двадцать пятый день месяца мехекана торжественно праздновали его во славу вседержителя Бога.

Впрочем были средь них и такие, которые не смогли устоять, вынести, перетерпеть и выдержать борьбу; ослабев и утратив бодрость, они обратились в неправедный закон исмаильтянского насильника. Те, что отреклись от веры христианской по наущению слуг сатанинских, лишь пеплом печи осыпали себя и, унылые, поблекшие и устыженные, быть может, не достигшие [еще] и человеческой отрады, навеки сгубили имя и жизнь свою – то, что превыше и славнее любой почести, – и в наследие себе обрели лишь геенну огненную.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.42.32 | Сообщение # 28
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXVI
О других злодеяниях остикана Бухи и мученической смерти спарапета Смбата

Когда увидел насильник Буха, что все удается ему согласно его воле, велел совершить набег, дабы захватить и спешно доставить к нему ишхана [гавара] Сисакан – Васака, брата его Ашота и других тэров их страны. Однако многие из тэров и кусакалов, бежав, укрылись в крепости Бал и избегли рук притеснителей. Меж тем ишхан Васак, едва спасшись от них, /71/ бежал, отправился в пределы гавара Котайк. Тотчас же уведомили об этом Буху, который послал за ним погоню. Но когда преследовавшие его разбойники настигли его, он, повернув назад, пустил в дело меч и, всех до единого рассеяв, направился на восток, в страну Гардман, к ишхану [той] страны, который прозывался Ктрич. Однако и здесь не нашел себе спасения от врага ишхан Васак, ибо ишхан Гардмана, попутанный дьяволом, схватив, связал его и предал в руки Бухи, рассчитывая обрести тем самым благосклонность Бухи. Меж тем после того, как насильник овладел им (Васаком), к нему в город Двин вскорости доставили брата Васака Ашота и великую княгиню – мать их, схваченных во время набега войсками.

В это время великий патриарх Иованнес, который объезжал епархиальные владения в гаваре Геларкуни, придя к концу своей жизни, скончался в великой монашеской обители Макеноцац. Патриаршество его продлилось двадцать два года.

А насильник Буха, который, забрав с собой тех пленников, что были при нем, и тех, что были заключены в темницу, отправился в восточные пределы и послал спарапету Смбату наказ поспешить с прибытием к нему, дабы завершить начатое дело. Но тот (Смбат) сперва повелел созвать собор епископов в кахакагюхе Еразгаворк, где рукоположили патриархом Закарию из гюха Дзаг гавара Котайк, а [затем], препоручив себя его молитвам, он явился к насильнику Бухе.

Тем временем Буха схватил великого ишхана Атрнерсеха, который пребывал в крепости Хачен, а также его сородичей. Оттуда он направился в гавар Гардман и, осадив крепость Гардман и овладев ею, захватил там и заковал ишхана Гардмана – Ктрича.

Оттуда, направивши путь свой в гавар Ути, он в гюхе Тус захватил в плен Степаноса по прозвищу Кон, род которого по имени прародителя его Севука называли Севордик. А затем коварно обманутый ишхан Алванка Есайя вместе со своими сородичами был также схвачен им, а с ним вместе и прочие тэры и ишханы страны /72/ Алванк были покорены и связаны; и страна эта также обагрилась немалым количеством крови.

После этого всех тех, кто был в ковах и в темнице, привели к нему, и он, взяв их с собой, пустился в путь, чтобы препроводить их к амирапету.

Он повез с собой к царскому двору и спарапета Смбата, которому внушил мысль, будто за чистосердечие его амирапет вознаградит его, пожаловав ему самодержавную власть над всей Арменией и по-царски одарив и почтив его, а после он вновь вернется в свою страну. Однако, когда они прибыли к царскому двору и предстали пред амирапетом, его, наравне с прочими пленниками, также бросили в темницу и не упомянули при нем (амирапете) заслуг его чистосердечного [служения] им.

Спустя немного дней принялись допрашивать всех пленных тэров и ишханов Армении и Алванка, дабы они либо обратились в неправедный закон их, отрекшись от почитания Христа, за что получили бы от них много даров и почестей и были бы возвращены в родную страну и дома свои, либо в ужасных муках и страданиях немыслимой смертью пресечется упование жизни их. И так как, продлевая мучительный гнет, изо дня в день возобновлялись угрозы пыток и беспредельный ужас, иные из них склонились к безбожному богопознанию их и, хотя кое-кто не сразу подвергся обрезанию, тем не менее согласились в нужный час полностью исполнить волю амирапета.

Однако великий спарапет Смбат мужественно противостоял обману, как то достойно было достигнутой им славной седины и наисовершенной веры во Христа, и, с упованием на вечную жизнь, кое всегда хранил в себе, ни на йоту не склонился к их требованиям, предпочитая лучше умереть, нежели прожить какое-то время во грехе. Так, вопреки допрашивателям, он отвечал, что невозможно ему покинуть христианскую веру, дар благодати коей приял милостью купели, ради поклонения неправедному чужеземному закону. И так бесстрашно возражал он допрашивателям не единожды и не дважды, но много раз.

/73/ Когда они испытали волю его и поняли непреклонность его понятий, тогда задумали загубить его в тяжких муках. Однако небесное милосердие соблаговолило смертью грешного тела освободить его от вечной смерти души, и, скончавшись своею смертью, не отрекся он благодаря тому от святых законов Христа, но воплотил в теле своем торжество прославления мученичества. Взяв его тело, христианские чины с благословениями и пением псалмов и духовных песен положили его в гробнице святого пророка Даниила, который был брошен в ров львиный.

После него великую власть ту унаследовал сын его Ашот.

Однако среди прочих ишханов не осталось никого, как кажется мне, кто не отвратился бы от приверженности к Богу и не впал в неправедный закон Махмета, ибо, ужасаясь и трепеща в страхе пред смертью преходящей, они не вспомнили о горечи вечной смерти и не стали пещись о грозном благовествовании Спасителя нашего Христа, кое услышанно будет в [день] Страшного суда: «А кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Матф. 10, 33).

Один лишь Степанос, – коего в просторечии именовали обычно Коном и который вслед за нахарарами армянскими был в оковах доставлен Бухой к царскому двору и истерзан тяжкими побоями, – мученически погиб там во имя исповедания Христа, за что был увенчан отцем света и вписал свое имя в книгу жизни. Преставился он в 608 году римского летосчисления.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.43.27 | Сообщение # 29
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXVII
О правлении Ашота, сына Смбата, и возвращении армянских нахараров из плена

Быть может, то, что я стану отныне излагать, покажется тебе, по сравнению с повествованиями древних, слишком скудным, но я не пожелал вновь повторять в своей речи порядок сказаний Шапуха Багратуни, историка нашего времени, который изложил историю княжения высокородного Ашота, сына спарапета Смбата, и обстоятельства преемства царей, возвращения плененных Бухой армянских ишханов и нахараров и их пребывания и утверждения в принадлежавших им владениях, а также кто из них противостоял разбою противников великолепием, богатством и силою, кто кем был притесняем и каков был их конец, – о каждом в своем месте. Ибо хотя он не сумел дать вкратце, /74/ соответственно правилам риторического искусства, верного определения толкуемому и полного различения доказательств, однако, будучи по времени близок всем [этим] сказаниям, он сообщает тебе просторечно довольно много сведений.

Итак, уступая здесь полноту [изложения] ему, я лишь немного, в виде краткого введения, как было сказано выше, приведу тебе только то, что ныне необходимо и полезно для моего исторического повествования. Из рассказанного же Шапухом ты достаточно почерпнешь об Ашоте, сыне спарапета Смбата, начиная с его детства и до примет возмужалости, о его могуществе и храбрости, войнах и прочих походах, а также о других [ишханах].

Когда он унаследовал после своего отца Смбата спарапетство Армении, то был признан величайшим средь почти всех предшественников своих, ибо, принимая почести, полностью пренебрегал подношениями и, постоянно упражняя себя в правилах благого поведения, отдавался душой добрым побуждениям, со всеми был в тесной дружбе и боролся с врагами не враждою или войной, но приводил их к порядку и к своей воле ласковым словом и доброй помощью. Почитая приверженность к суетной корысти вредною для себя и будучи щедрым ко всем, он мягкостью сердца успокаивал умы многих, и поэтому все хвалили и одобряли его. Так держал он себя в достоинстве спарапета, пока добрая слава о нем не достигла царских врат. Тогда в Армению был отправлен некий остикан, прозывавшийся Али-Армани, который повелением амирапета одарил [Ашота] множеством одеяний и с царскими почестями назначил ишханац ишханом Армении, вверив ему сбор сака и весь царский бекар Армении. Так он оказался первым и наипочтеннейшим из всех нахараров Армении, и все заключили с ним союз, как если бы он действительно был царского рода. Точно так же у всех было на уме, чтобы, при удобном случае, выделив его род средь прочих нахарарских родов, придать ему достоинство царского рода.

В это время в городе Двине произошло ужасное землетрясение, /75/ поколебались и обрушились многие дома, ограды и дворцы, и вообще разрушение и смятение объяли город; многих людей постигла смерть, и так велика была страшная опасность, что никто не остался под кровом [домов], а все вышли, бессильно рыдая, на площади и улицы. Меж тем ледяная зимняя стужа несла с собой еще большие тяготы и горести, ибо многие простыли и обморозились. А святой патриарх Закария, обращая к милосердному Богу мольбы и просьбы в непрестанных, усиленных и слезных молитвах, влиянием неба полностью отвел грозный гнев Божий и сохранил невредимой церковь Христову от ужасной напасти.

Меж тем захваченные в плен Бухой ишханы и нахарары стали в это время по очереди, один за другим, возвращаться в свою родную страну, в [свои] владения и дома. И тут, скинув с себя поневоле [принятое] учение нечестивых законов Махмета, все они восславили заповеданный от Иисуса Христа отчий закон, следуя ему не из тайного страха какого, а словно бы с высокой кровли (ср.: Матф. 10: 27), проповедуя богопочитание Христа. Благоволил к ним Господь, дал им жить в безопасности, в коей благословением Господа благословлялись они и им восхвалялись, «распахали себе новые нивы и не посеяли между тернами» (см.: Иерем. 4: 3). И затем в их жилищах раздался глас, исполненный радости и веселия, – то был глас невесты и жениха. Родились сыны, и принесли плоды, и поселились каждый в своем наследии. И смилостивился над ними Господь и споспешествовал в благе.

 
NvardДата: Воскресенье, 2010-10-24, 01.44.22 | Сообщение # 30
Полковник
Группа: Глобал модератор
Сообщений: 333
Статус: Offline
ГЛАВА XXVIII
О мире в стране армянской и единении нахараров

В это время ишханац ишхан Ашот поставил ишханом Сюника, оказав ему царские почести, Васака Хайказна, прозывавшегося Габуром, который стал его зятем, и тот с великим могуществом правил своим княжеством, полностью господствуя над родом Сисаканк. Великое спарапетство Армении Ашот дал своему брату Абасу – мужу сильному и плечистому, молодому и статью красивому, мужественному и опытному в войнах, который помог своему брату Ашоту всех привести под иго службы ему, неоднократно проявляя храбрость и выделяясь средь многих именитостью и отвагой.

После того, как великий и прославленный Ашот, ишхан /76/ дома Арцруни, умер и был положен в гробнице предков своих, княжество унаследовал его сын Григор – тот, который прозывался Дереником. Это был муж властолюбивый и умный, с горделивой поступью; могучий делом и мыслью, он всегда стремился управлять со всяческим благообразием. Так как он стал зятем ишханац ишхана Ашота, то постоянно с отеческой заботой и кроткой привязанностью тот давал ему добрые советы. И вначале, почтительно и разумно соглашаясь, он принимал их и всех врагов к ногам его преклонил. Занимаясь мирным благоустроением, он обеспечил в отчих владениях безопасность жилищ их от всяческих хищников. Но потом, поддавшись своим скверным и невоздержанным желаниям, он перестал внимать советам тестя своего, как вчера и третьего дня, и не стало ему той удачи, что была, когда пребывал он в благости.

Однако Васак, великий ишхан Сюника, который ласкательно прозывался Ишханик, подчинялся ишханац ишхану Ашоту с неизменным благоразумием, молчаливой скромностью и весьма охотно; он внимательно прислушивался к его советам, как закон, храня их всегда в своем сердце. И благодаря этому он наипрекраснейшим образом упорядочил владения княжества своего, [обеспечив его] всеми благами изобилия.

Меж тем другой ишхан Сисакана, также Васак, который ласкательно прозывался Габуром, умер в это время и был положен в гробницу своих предков. Отчее княжество наследует его сын Григор, который звался Супан. Благоразумием, рачительностью и строительским старанием он превзошел там меру отцов своих. Но особенно проявил он себя в строительстве и обновлении церквей христовых.

Великий и святой патриарх Закария после двадцатидвухлетнего патриаршествования умер и был положен в усыпальнице святых отцов.

Тогда ишханац ишхан Ашот, избрав некоего почтенного мужа по имени Георг из пребывавших при патриаршем доме, который был родом из гюхакахака /77/ Гарни, повелел рукоположить его в патриархи дома Торгомова.

 
Forum » ARMENIA » ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՊԱՏՄՈՒՏՅՈՒՆ. Hayastani patmutyun » ИСТОРИЯ АРМЕНИИ (Ованес Драсханакертци)
Поиск:

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz