Главная
Регистрация

Вход
ՀԱՅԵՐ ՄԻԱՑԵՔ
Приветствую Вас Гость | RSSВоскресенье, 2017-04-30, 09.04.42
Форма входа

Меню сайта

Statistics

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2016 » Октябрь » 31 » Азербайджан: Почем диплом отличника? HAQQIN.AZ ПРИЗВАЛ НА ПОМОЩЬ ЭЗОПА
09.08.06
Азербайджан: Почем диплом отличника? HAQQIN.AZ ПРИЗВАЛ НА ПОМОЩЬ ЭЗОПА
Автор: Чингиз Гусейноглу, автор haqqin.az
- Я пригласил вас, чтобы поставить в известность, что нам удалось выбить (многозначительный взгляд куда-то вверх, к потолку) несколько красных дипломов для наших выпускников, - сказал директор школы, как только родители уселись напротив. Пятеро мужчин среднего возраста с видом нашкодивших пацанов уставились в рот Гасан-Ага-муаллима, которого они, судя по всему, видели впервые за многие годы учебы своих сорванцов.

Нельзя сказать, что услышанное сообщение их сильно обрадовало или напротив – огорчило. Скорее всего – насторожило. Во всяком случае, они внимали директору не без интереса. До того момента, когда тот имел неосторожность обронить полную глубокого смысла фразу: «Сами знаете, каких усилий стоит вырвать у наших бюрократов обыкновенную справку с места жительства, а тут – диплом отличника».

С трудом пристроившийся за ученической партой продавец зелени c поселкового базара Гюльага облегченно вздохнул, сообразив, что на сей раз ему не придется вносить традиционный взнос за ремонт туалета или покупку спортивного оборудования или еще за какую-нибудь выдумку школьного руководства, на которые тут горазды.

На «Красные дипломы» его близнецы никак не могли претендовать, поскольку за ту плату, которую он вносил в конце каждого учебного года в семейный бюджет классного руководителя, можно было рассчитывать только на тройки. По большому счету Гюльага мог бы этого и не делать, поскольку соседка, бывшая учительница по математике, давно точившая зуб на директора школы, выдавившего ее на пенсию, популярно разъяснила ему, что тройки не стоят таких расходов, к тому же РОНО не позволит школе портить благостную картину постоянного роста успеваемости. Но если честно, ему просто было жаль одинокую пожилую женщину, которая ради своей грошовой зарплаты добиралась до Мардакян с далекого острова Пираллахи.

“Ее месячный оклад раза в три меньше моей еженедельной выручки”, - объяснил он жене причину приступа несвойственной ему щедрости.

- Гасан-ага-муаллим! - как можно почтительней обратился он к директору, предварительно солидно высморкавшись. – Мой отец, да благословит Аллах всех, отошедших в мир иной, вернулся в 45-ом с войны с орденом Ленина на груди, и тем не менее, до конца своих дней продавал зелень в той самой будке, где тем же ныне занимаюсь я. Даст бог, и мои дети сменят меня на этом посту. Лучшего способа прокормить семью я не знаю.

Зелень меня выручала при Хрущеве, при Брежневе, при Горбачеве вообще наступили золотые дни, иншаллах с помощью Аллаха и сейчас как-нибудь перебьюсь. Так что лучше предложите дипломы тем, кто собирается в последующем точно таким же образом стать инженером, учителем, врачом, чтобы потом купить тепленькое место где-нибудь наверху. Я же - зеленщик, зеленщиками были мой отец и дед, теперь мои дети выращивают лучшую редиску на Апшероне. Можно сказать, они уже освоили старинную и до сих пор самую популярную в наших краях профессию. Скажу честно, они с большим удовольствием забегают в мою будку, чем в школу.

Так что, извините, мне надо успеть еще в мечеть на вечерний намаз.

С этими словами, сочтя свою миссию выполненной, Гюльага, тяжело дыша, выбрался из-за парты и направился к выходу. Нельзя сказать, чтобы директор был так уж огорчен желанием старого зеленщика приобщить к фамильному бизнесу своих детей – дипломов раздобыл он достаточное количество, хватило бы и на всамделишных отличников, и тех, кого пришлось бы «вытягивать».

Итак, пока уважаемый руководитель преподавательского коллектива изучающе всматривается в ставшие вдруг непроницаемыми лица участников родительского собрания, мы со своей стороны заметим, что мнение о том, что отмена золотых, серебряных или платиновых медалей навсегда покончит с коррупцией в сфере народного образования, оказалась глубоким заблуждением.

Диплом отличника приносит даже большую прибыль, поскольку родителю будущих отличников приходится расплачиваться за каждую пятерку своего отпрыска весь выпускной год. Однако продолжим наш рассказ, поскольку директор уперся взглядом в лицо примостившегося ближе к дверям портного Захида, более известного в Шувеляне как «Беженец-Захид». Тот не стал отнекиваться и подобно опытному двоечнику, честно рапортующему, что к уроку не готов, быстро поднялся и скороговоркой проинформировал всех присутствующих о том, что сегодня как раз к десятикласснице, которую директор собирается осчастливить дипломом отличника, придут сваты просить ее руки.

«Как раз к выпускному вечеру и сыграем свадьбу», - обратился он не столько к директору, сколько к тройке своих односельчан, потенциальных участников предстоящего празднества. Пока директор собирался с мыслями, отец несостоявшейся претендентки прошмыгнул за двери и был таков. Напряженные лица оставшейся тройки, увы, не вселяли оптимизма. Он мысленно уже расстался с задремавшим было престарелым агрономом местного дендрария Ровшаном-киши, на попечении которого оставались трое детей его сына, выехавшего якобы на заработки в Россию.

Это-то и вызвало некоторые колебания в душе директора. По его информации, агрономовский сынок регулярно шлет домой деньги, и притом, как утверждают соседи, немалые… Четвертым был худощавый паренек, которого все уважительно величали «Мастер Эльмар» ввиду того, что он помогал сельчанам приводить в порядок их разваливающиеся дома, прокладывал электропроводку, чинил телевизоры, красил заборы, бурил скважины для питьевой воды, одним словом, зашибал деньгу, по сведениям директора достаточную, чтобы сделать свою единственную дочь отличницей. Радужные надежды связывал директор и с другим родителем – владельцем крошечной будки Асадуллой, которую тот в соответствии с духом времени называл «Супермаркетом». Пока директор прикидывал как выйти непосредственно на Мамедали, агрономовского сынка, ворочавшего в Москве крупными делами, «Мастер Эльмар» по старой неискоренимой привычке подобно первоклашке вытянул руку, прося слова.

- Во сколько это обойдется? - поставил он вопрос ребром, к чему директор, признаемся, оказался не готов, потому как вопрос этот должен был стать темой следующей встречи с родителем, как говорится, в приватном порядке.

- Об этом мы поговорим позже. Сейчас я веду разговор о вашем согласии. Дело это индивидуальное, семейное. Но школа может внести свою лепту в дальнейшее образование ребенка. Диплом отличника дает определенные преимущества при поступлении в вуз, а это уменьшит ваши дальнейшие расходы – решать вам.

Мастер однако не унимался. Против главного его довода трудно было возразить: цены в магазинах все время скачут, вчера камень-кубик стоил 30 копеек, сегодня уже целых 50!

- Не случится ли так, что мы сегодня договоримся, мол, тысяча долларов за штуку, то есть за один диплом, поспешил пояснить он свою мысль, а в мае вы заявите, что надо платить 1500?

- Диплом отличника, конечно, не мешок цемента, - как можно деликатней вступил в переговоры директор. - Но опыт показывает, что как бы не скакали цены в магазинах, на стоимости дипломов это не сильно отражается. К примеру, сахарный песок хоть сильно подорожал по сравнению с прошлым годом, у нас же как платили по 3 тысячи за диплом, так и платят.

- Долларов или манатов?- деловито поинтересовался мастер, и получив ответ, мол, как все, так и мы – в долларах, засобирался домой, заявив на прощанье, что в таком вопросе нужно бы посоветоваться с домашними. Этой концовкой воспользовались и остальные, чтобы покинуть излишне затянувшееся и грозящее непредвиденными расходами родительское собрание.

На том и разошлись, и Гасан-Ага-муаллим заспешил к завучу с сообщением, что первый зондаж родительских настроений прошел вполне успешно. Из пятерых как минимум трое согласились или во всяком случае не отказались от предлагаемой сделки. Это уже хорошо. Главное - определить вероятный круг претендентов, а там к лету останутся самые надежные. Одно плохо – цены. Директор вспомнил худощавое, с резкими чертами лицо «Мастера Эльмара». «Такой может и донести, если переборщить с ценой», - пронеслось у него в голове. Но по счастью в той же голове родилась другая мысль: «Если цемент на базаре дорожает, надо полагать и Эльмар поднимает плату за свои услуги…»

На душе у директора стало тепло и радостно как на выпускном вечере, когда дети, волнуясь, благодарят учителей, а его, Гасам-Ага-муаллима, отдельно за большие знания, хорошее воспитание, за науку жизни…

По счастью не знал, не ведал директор, какое несчастье пришлось в тот же вечер пережить «Мастеру-Эльмару», прямиком направившемуся чинить телевизор к местной знаменитости – мейханщику Мирзе Мовсуму, неизменному участнику всех свадеб и чисто мужских празднеств на Апшероне. Кроме того, жена популярного мейханщика работала в родильном отделении местной больницы и «Мастер Эльмар» рассчитывал направить к ней свою жену, некстати забеременевшую, что требовало, да извинит нас и наш герой и читатель за интимные подробности, срочного хирургического вмешательства.

- Если так пойдет, мне придется уйти из больницы, - первое, что услышал «Мастер-Эльмар», копаясь в утробе телевизора. Мехри-ханум сообщала мужу роддомовские новости, важнейшей из которых было появление нового главного врача.

- Она вызвала к себе нашего заведующего отделением и заявила, что лично будет следить за числом рожениц и абортов. Никаких личных подношений. У нее свой ценник и она требует отчета по нему! За укрывательство и любую самодеятельность – увольнение!

- Так вам и надо, вот мы, мейханщики, сами устанавливаем себе цену, в зависимости от компании, заказчика, хотя у каждого из нас своя ставка, - поделился своим опытом Мирза Мовсум.

- Мы пробовали возразить, да кто слушает нас! «Кому не нравится – может уволиться!» - вот ее ответ. Далее последовали причитания акушерки на модную тему о том, как было хорошо раньше, когда оброки с рожениц назывались взяточничеством, но можно было делать аборты хоть в машине. Последняя мысль окрылила Мехри-ханум, которая принялась угрожать, что в отместку главрачу она займется своей работой на дому.

- Ну и профессия у тебя – работаешь как раб на галерах. Другое дело у меня – моя площадка – дачи, рестораны, домашние посиделки, - хихикнул в ответ муж.

Потом он смолк, как оказалось, мейханщих говорил с кем-то по телефону. Разговор круто изменил его настроение.

- Нет, если так пойдет, доберутся и до нас – рано или поздно. Догадались же урезать ставку преподавателям консерватории, да так, что возразить трудно. Зарплата прежняя, но чтоб ее получить, нужно вдвое увеличить число учеников. Если заниматься с каждым в классе по часу – рабочего дня не хватит. Ведь певцы или скрипачи – это не школьники, чтобы сидеть за партами. Они или поют или играют на своем инструменте. И не хором, а каждый в отдельности.

После этого неожиданного сообщения настроение у “Мастера Эльмара” вконец испортилось. И было отчего. Если на певцов накинули удавку, значит найдут способ заарканить и нас, вольных мастеров. Берут же дань с тех, кто по вечерам выходит на собственных машинах “таксовать”, мрачно размышлял он. Само собой, вспомнился директор школы Гасам-Ага-муаллим со своим предложением.

“Небось за пятерки Гюльназ тысчонкой-другой не отделаешься”, - уныло размышлял он, приглашая хозяина посмотреть исправленный телевизор. Тот без особого энтузиазма глянул на четкое изображение знакомого диктора, сообщавшего об очередных достижениях в области просвещения.

- Ты же говорил, что телевизор исправен. А он передает то, что было вчера…

http://haqqin.az/news/83698
Просмотров: 45 | Добавил: ARTARAMIS
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Serch

Calendar

Tag Board

Our poll
Rate my site
Всего ответов: 2220

ПРОЙДИТЕ РЕГИСТРАЦИЮ ЧТОБА НЕ ВИДЕТЬ РЕКЛАМУСайт создан в системе uCoz